Данная Директива (в оригинале — Directive 2006/115/EC of the European Parliament and of the Council of 12 December 2006 on rental right and lending right and on certain rights related to copyright in the field of intellectual property) посвящена особым правам на передачу охраняемых произведений в аренду (в прокат) и в безвозмездное пользование.

Передача экземпляров произведений в аренду достаточна понятна: она предполагает возмездность и не ограничена кругом пользователей. О ситуации с безвозмездным пользованием надо сказать чуть подробнее. Термин «lending right» часто неверно переводят как «кредитование», «займ». Но указанный термин подразумевает именно временное безвозмездное пользование оригиналами или экземплярами охраняемых результатов интеллектуальной деятельности (что в российском праве можно обозначить словом «ссуда»). Приводимая далее Директива ограничивает это право случаями, когда авторы передают его специальным учреждениям (библиотекам и т.п.), предоставляющим экземпляры во временное пользование представителям публики. При этом безвозмездность касается лишь представителей публики (они за пользование ничего не платят), тогда как сами учреждения чаще всего обязаны выплачивать авторам определенное вознаграждение (иногда, впрочем, выплата производится из государственного бюджета, например, при реализации «public lending right», «права общественного пользования» — когда передача охраняемого произведения пользователям осуществляется в общественных и культурных интересах без согласия авторов, но с выплатой им из бюджета предусмотренной законодательством компенсации).

Далее приводится перевод Директивы на русский язык. More »

Во многих странах методы борьбы с незаконным распространением охраняемых произведений различаются. В Великобритании активно используются судебные запреты в отношении интернет-провайдеров, обязывающие их блокировать доступ клиентов к сайтам, обвиненным в нелегальном распространении контента. В Австралии правообладатели пытаются признать провайдеров если не виновными, то недобросовестно содействующими использованию их клиентами BitTorrent-сервисов. В США за последние два года в суды было предъявлено около 250 тысяч судебных исков в отношении конкретных пользователей или неустановленных лиц, непосредственно скачивающих и распространяющих незаконные экземпляры произведений через различные торрент-трекеры. Подобная практика критикуется очень многими экспертами и пользователями, ведь она излишне часто позволяет ущемлять права обычных посетителей глобальной сети.

В начале мая в одном из подобных дел (K-Beech, Inc. v. John Does 1-37) нью-йоркский мировой судья Gary R. Brown сделал обстоятельный обзор такого рода требований и привел рекомендации по их рассмотрению. И хотя его мнение не будет являться решающим при рассмотрении аналогичных дел, тем не менее изучение его позиции позволит яснее понять текущие тенденции по разрешению подобных споров в США, поскольку он более развернуто изложил то, что ранее уже неоднократно высказывалось различными судьями, но пока еще не получило поддержки со стороны всего судейского сообщества.

Обычно в таких случаях правообладатели подают судебные претензии против неизвестных распространителей нелегального контента, о которых они знают пока только IP-адреса, ходатайствуя об истребовании судом у Интернет-провайдеров контактных данных владельцев этих IP-адресов. В дальнейшем они предъявляют полноценные иски против таких владельцев. Не все суды идут навстречу правообладателям, обращая внимание на то, что IP-адреса недостаточно для точной идентификации фактического нарушителя авторских прав. В качестве примера они приводят дело, в котором судебному преследованию было ошибочно подвергнуто лицо, чей аккаунт, как выяснилось, был недобросовестно использован неустановленным лицом, подключившимся к Wi-Fi сети. В подобных ситуациях несправедливым будет привлекать к ответственности владельца аккаунта, поскольку он не имел намерения нарушать чужие права.

Судья Gary R. Brown в своем знаменательном решении привел следующие разъяснения. Знание их поможет правообладателям точнее формулировать свои требования, а пользователям эффективно защищаться от слишком часто встречающихся необоснованных претензий. More »

26 апреля 2012 года по делу C-510/10 Суд Евросоюза вынес решение, касающееся нескольких достаточно важных вопросов как в сфере интеллектуального права, так и европейского права в целом:

— как соотносятся нормы европейского и национального права, имеет ли национальное право приоритет при имплементации положений Директивы ЕС?

— предоставлено ли государствам-членам ЕС полномочие расширительно толковать ограничения исключительных прав, предусмотренные Директивой?

— каким образом применять положения Директивы, если они изложены по-разному в текстах Директивы на разных языках?

Думаем, что данные Судом Европейского Союза разъяснения могут быть полезны всем, кто тем или иным образом сталкивается с европейским правом.

Разъяснения были связаны с преюдициальным запросом датского суда, столкнувшегося с противоречием датского и европейского права. В рассматриваемом национальным судом деле организация NCB, представляющая интересы правообладателей, спорила с телевизионными вещательными организациями относительно объема правомочий организаций эфирного вещания по свободному (без разрешения авторов) изготовлению временной записи охраняемых произведений в целях краткосрочного пользования. More »

Не так давно мы уже приводили в пример два перекликающихся судебных решения, вынесенных Судом Евросоюза и Высшим судом Австралии. Вот и в конце минувшей недели эти суды рассмотрели еще два дела, которые будет весьма познавательно изучить в комплексе. Оба дела касались случаев совершения неправомерных действий клиентами Интернет-провайдеров.

19 апреля Суд Евросоюза, в порядке ответа на преюдициальный запрос, дал разъяснения шведскому суду относительно иска ряда правообладателей к шведскому провайдеру ePhone, чьи клиенты, используя FTP-серверы, обменивались нелегальными копиями произведений в виде аудиокниг. Правообладатели, признавая, что провайдер не должен отвечать за действия клиентов, требовали от него предоставления данных, идентифицирующих непосредственных нарушителей (данные об их IP-адресах были собраны правообладателями ранее). И здесь суд столкнулся с одной из наиболее острых и горячо обсуждаемых коллизий в современном европейском праве интеллектуальной собственности: должно ли иметь приоритет право авторов получать подробную информацию о нарушителях для привлечения их к ответственности в сравнении с правом пользователей на неприкосновенность их частной жизни и персональных данных?

Суд Евросоюза и на этот раз занял вполне обоснованную позицию — если правообладатели не требуют от провайдера внедрять общую систему фильтрации контента или идентификации неограниченного круга пользователей, то провайдер не может отказать в предоставлении идентифицирующей отдельных нарушителей информации, ссылаясь на защиту персональных данных. Таким образом, Суд подтвердил, что правообладатели могут всецело полагаться на нормы Директивы 2004/48/ЕС о принудительном осуществлении прав на интеллектуальную собственность при защите своих законных интересов в сети Интернет. Кстати, в настоящее время Европейская Комиссия заслушивает мнения различных представителей сферы интеллектуальных прав, оценивая необходимость изменения этой Директивы для более эффективной защиты творческих объектов в Интернете. Сегодня Директива 2004/48 напрямую почти не устанавливает средств защиты в цифровой среде, поэтому судебные решения на эту тему весьма кстати. More »

Эксперты в сфере интеллектуальных прав отмечают, что одна из основных причин участившихся конфликтов пользователей и правообладателей состоит не в содержании интеллектуальных прав, а в тех способах, которыми они осуществляются. Имеются в виду случаи, когда крупные посредники, представляющие, по крайней мере по их словам, интересы авторов либо купившие у них права, зачастую слишком нацелены на получение собственной выгоды и не принимают в расчет потребности и привычки пользователей. В связи с этим и пользователи осознают, что собираемые с них средства идут не на поддержание творчества непосредственно авторов, а на пополнение бюджетов посредников. Поэтому остаются недовольными потребители, поэтому бедствуют творцы (так, представитель Евросоюза указывает на непозволительно низкий уровень доходов европейских музыкантов на фоне относительного благополучия музыкальных корпораций). Эту позицию поддерживают и представители высшей судебной инстанции России.

При этом и эксперты, и сами пользователи практически едины во мнении, что оплату за произведения самим их авторам гарантированно готовы производить подавляющее большинство потребителей — были бы только легальные экземпляры достаточно доступны и средства в большей части поступали их создателям.

Не меньше всех смущают примеры того, как с пользователей собирают деньги за использование, которого не было (и, возможно, не будет), и для авторов, которые не всегда их получают, что имеет место при сборах с производителей записывающей и копирующей техники. Об этой истории хорошо наслышаны российские потребители. Подобный закон хотят принять и в Португалии. More »

В июле 2012 года должно начать применяться соглашение между ведущими американскими провайдерами и представителями правообладателей, закрепленное в Меморандуме о взаимопонимании (Memorandum of Understanding). Соглашение закрепляет принципы сотрудничества его сторон в борьбе с распространением нелегального контента, прежде всего, с использованием P2P-технологий. В этом отношении оно вполне встраивается в длинный ряд попыток наладить/ужесточить (нужное подчеркнуть) контроль за оборотом охраняемых результатов интеллектуальной деятельности в Интернете. Среди которых и международные договоры, и национальные законодательные акты, и судебные решения, и соглашения правообладателей с интернет-посредниками.

О проекте одного из таких соглашений я уже писал ранее. Пока оно не нашло поддержки среди поисковых сервисов. Тогда как рассматриваемый Меморандум готов к применению. Он предусматривает введение системы регламентированных предупреждений пользователей, совершающих нарушения, после которых применяются различные меры ограничения доступа в Интернет.

Можно по-разному оценивать подобные проекты. Например, профессор Peter S. Meller из Университета Калифорнии видит в них способ преодолеть усилившиеся в последние годы разногласия правообладателей и пользователей, порождающие неоднозначные призывы отказаться от охраны творческих результатов вообще.

По-видимому, в этом есть существенная доля истины: пользователи скорее воспримут правила, разработанные в процессе обсуждений, а не ломающие устоявшиеся традиции работы в сети. Но все-таки в составе участников таких соглашений очень не хватает представителей самих пользователей.

Пока же, как видно из приведенных далее основных положений Меморандума, за весьма демократичными формулировками скрываются несколько настораживающих идей. Например, что пользователь не вправе оспорить полученные им предупреждения, если нарушение касалось нескольких произведений, а пользователь не может доказать законность своих действий в отношении сразу всех объектов. Или что пользователь несет бремя доказывания законности своих действий по каждому подозрению в нелегальном скачивании, тогда как надежной системы обнаружения нарушений Меморандум не предусматривает. Следовательно, пользователи могут столкнуться с необходимостью оправдываться в большом количестве ситуаций, из которых не все связаны с реальными нарушениями, и не по всем он успеет быстро собрать подтверждения своей невиновности. More »

В блоге приведено достаточно много примеров недавних проектов законов или международных соглашений, разработанных без учета мнения пользователей Интернета, а потому встреченных с заслуженным негодованием. Но, как известно, существуют и обратные примеры — когда законопроекты вносятся представителями пользователей и правозащитных организаций. За их судьбой также полезно проследить, чтобы всесторонне оценить тенденции грядущих изменений интернет-права, а также понять, какие варианты компромисса между защитой интересов правообладателей и пользователей возможны и поддерживаются в тех или иных странах.

Ниже приводится перевод основных положений проекта закона США «Об онлайновой охране и правоприменении в цифровой торговле» (Online Protection and Enforcement of Digital Trade Act, или OPEN Act).

Он был подготовлен в качестве альтернативы проектам SOPA и PIPA. В январе 2012 года он был внесен на рассмотрение в законодательные органы США и в настоящий момент передан на утверждение в Комитет по интеллектуальной собственности, конкуренции и Интернету Палаты представителей.

Его главное отличие от SOPA и PIPA состоит в том, что он не допускает блокирования сайтов, изъятия доменных имен и прекращения доступа посетителей. В упомянутых проектах эти действия рассматривались в качестве основных способов защиты правообладателей. Но они слишком легко могут привести к дискриминации интересов пользователей.

OPEN Act нацелен на пресечение получения незаконной выгоды недобросовестными владельцами сайтов. Для этого правообладатели могут требовать запрета проведения финансовых операциях такими сайтами и получения ими доходов от размещения рекламы. Лишение пиратов возможности получать незаконную прибыль является вполне разумным шагом на пути достижения компромисса интересов правообладателей и пользователей глобальной сети. Посмотрим, как это законопроект будет принят и воплощен в жизнь. Перевод его основных положений смотрите далее. More »

Сразу два решения, связанных с использованием произведений/фонограмм без согласия владельцев прав и без вознаграждения, принял Суд Евросоюза 15 марта 2012 года. Они гармонично дополняют друг друга, отражая основные принципы сложившейся судебной практики.

В первом деле C-135/10 рассматривалась правомерность действий итальянского дантиста, включавшего радио в своем кабинете во время приема пациентов без выплаты вознаграждения агентству по коллективному управлению правами. Во втором деле C-162/10 оценивалась практика, принятая руководством отелей и гостиниц Ирландии, по размещению в номерах отелей телевизоров и радиоприемников также без уплаты роялти.

Суд Евросоюза признал действия дантиста полностью правомерными, тогда как практику отелей посчитал противоречащей законодательству ЕС. В первом случае действия врача не составили предоставления фонограмм публике, тогда как во втором случае владельцы отелей предоставляли публике фонограммы и передачи.

Развернутые комментарии суда смотрите далее. More »

В 2010 году в Великобритании был принят Закон «О цифровой экономике» (Digital Economy Act 2010, DEA), которым внесены изменения в Закон «О связи» и ряд иных нормативных актов.

Помимо вопросов перехода страны на цифровое телевидение, издания видеоигр, выдачи лицензий на радиовещание, он регулирует также порядок воздействия на нарушителей авторских прав в сети Интернет, устанавливая определенные полномочия правообладателей, обязанности провайдеров, ответственность операторов сайтов и пользователей. Он предусматривает вполне серьезные последствия и для обычных посетителей Интернета, закрепляя право владельцев авторских прав в некоторых случаях добиваться отключения пользователей от глобальной сети.

Изучение основных положений данного закона представляется весьма интересным для понимания тенденций развития интернет-права, поскольку закон занимает важное место в ряду таких актов как, например, американский DMCA или французский HADOPI. Такое изучение показывает, что широкие протесты против недавних международных соглашений, таких как ACTA, при любом раскладе не приведут к ожидаемым результатам. Во-первых, потому что подобные соглашения, закрепляя наиболее существенные моменты, возлагают на их участников обязанность принимать развивающее эти моменты законодательство. Во-вторых, потому что национальное законодательство в ряде стран, действительно, идет гораздо дальше в строгости регулирования и в объеме воздействия на Интернет, чем это предусматривают отдельные международные договоры.

Далее приводится перевод наиболее важных пунктов акта. После него вы найдете разбор недавней безуспешной попытки британских провайдеров признать DEA противоречащим ряду директив Евросоюза. More »

27 сентября 2001 года была принята Директива 2001/84/ЕС «О праве следования в пользу авторов оригинальных произведений искусства» (Resale Rights Directive). Она вступила в силу в отношении большинства произведений с 1 января 2006 года, и в отношении уже всех относимых произведений (в некоторых странах право следования не распространялось на произведения умерших авторов) — с 1 января 2012 года.

Директива наделяет авторов графических и скульптурных произведений правом получать вознаграждение в случае перепродажи их работ на рынке произведений искусства. В большинстве государств-членов ЕС право следования, или право перепродажи (resale right) существовало уже достаточно давно (поскольку было предусмотрено еще Бернской конвенцией), тогда как в некоторых (Австрия, Нидерланды, Италия) было введено только после принятия Директивы.

Чтобы проанализировать ход реализации Директивы и оказываемое ею воздействие, Европейская Комиссия подготовила соответствующий отчет. В нем представлена общая картина рынка произведений искусства Европейского союза в сравнении с крупнейшими рынками иных стран, а также перечислены основные положительные и отрицательные моменты, вызванные принятием Директивы.

Для начала напомню основные положения самой Директивы. More »

Страница 6 из 8« Первая...45678