Использование новостными агрегаторами чужих информационных материалов порождает столь неоднозначные правовые вопросы, что в них кристаллизовалось множество самых разнообразных концепций современного интеллектуального права. Среди них: условия охраны информационного контента, заголовков и иных элементов произведений, допускаемый объем цитирования и заимствования чужих произведений, случаи свободного использования охраняемых объектов, ограничения исключительных прав (в том числе доктрина fair use или fair dealing), влияние коммерческого характера использования на его правовую оценку, варианты реализации свободы слова и многие другие. Как показывает изучение, многие страны подходят к их решению совершенно по-разному (в странах Евросоюза, например, действия агрегаторов часто признают попадающими в сферу авторских правомочий агентств, в Австралии, наоборот, авторское право не ограничивает их деятельность, тогда как суды США до сих пор не определились со своей оценкой). А поскольку подобные правовые вопросы возникают не только в связи с деятельностью новостных агрегаторов, понятно, что их изучение позволит понять многие современные тенденции развития авторского права в цифровой сфере.

Развитие Интернета привело к существенным изменениям в процессе получения новостей пользователями. Все чаще печатные новостные издания и даже их сайты замещаются специализированными сервисами новостных агрегаторов. Они позволяют на одном ресурсе получить доступ к информационным сообщениям из множества источников, удобно классифицированным и позволяющим быстро находить интересующий посетителей материал, либо даже пересылают клиентам выдержки из статей по тем сферам или ключевым словам, которые им необходимы. Недавнее исследование Fair Syndication Consortium показало, что в течение месяца боле 75 000 сайтов размещают чужие новостные материалы, при этом порядка 120 000 статей заимствуются почти полностью.

Как это отразилось на участниках информационного рынка? Споры об этом пока не утихают. Большинство новостных агентств уверены, что агрегаторы являются одной из основных причин тяжелой экономической ситуации, в которой они оказались в последние годы, выразившейся в спаде интереса читателей. Они винят агрегаторов в том, что люди не переходят на новостные сайты после ознакомления с краткими резюме статей; и в том, что размещаемые ими глубинные ссылки (deep links, т.е. ссылки на страницу с конкретным материалом) приводят к снижению трафика на основную страницу новостного сайта, от размещения рекламы на которой агентства получают дополнительную прибыль; и, конечно, в том, что копирование полного текста статей или их значительной части нарушает авторские права издателей. Вместе с тем, исследователи приходят к выводу, что ситуация не так однозначна. В доводах новостных агентств есть рациональное зерно: читатели нередко довольствуются кратким резюме вместо подробной статьи. С другой стороны, широко известные новостные агрегаторы, такие как Google News, Yahoo! News, безусловно, знакомят пользователей с большим количеством интересного новостного контента, о котором они иначе просто не узнали бы. И не так уж редко это знакомство завершается переходом на страницу, где размещен первоисточник новостной статьи. Так что их вклад в увеличение трафика, и в продвижение сайта новостного агентства достаточно весом. Исследования показали, что запрет со стороны новостных агентств перепечатывать их контент крупными агрегаторами может вести к серьезному снижению трафика на сайты самих агентств.

При этом можно понять и производителей новостей — бедственное экономическое положение вынуждает их предпринимать самые разнообразные попытки спасти свое детище, не все из которых в итоге оказываются перспективными. Например, такие методы, как введение платы за доступ к контенту, чаще всего ведет к резкому падению интереса к услугам данного агентства. В ход также идут и различные программы государственной поддержки, и поиски новых бизнес-моделей, и попытки улучшить свое положение за счет норм законодательства, прежде всего, об авторском праве. О последнем стоит поговорить особо.

Несмотря на то, что правовые агрегаторы существуют уже достаточно давно, единства правового подхода в разных странах пока не наблюдается. Поэтому для создания более полноцветной картины современного правового регулирования новостных сервисов нанесем на нее краски тех стран, где эти вопросы обсуждались наиболее детально.

Особенности правового регулирования в странах Евросоюза.

Как отмечают исследователи, специфика европейских стран связана с рядом обстоятельств, ограничивающих возможности свободного использования охраняемых произведений. К ним относят положения Директивы Евросоюза 2001/29/ЕС о гармонизации определенных аспектов авторского и смежного права в информационном обществе. Директива закрепляет за автором право на воспроизведения произведения в целом и любой его части без каких-либо исключений и особых условий. Это предполагает ситуацию, когда копирование даже незначительной части произведения, не обладающей при этом особой оригинальностью или творческим характером, оказывается запрещенным без согласия автора. Кроме того исследователи отмечают слабое развитие в ряде стран Евросоюза концепции fair dealing, т.е. добросовестного использования, дающего право без согласия автора осуществлять некоторые действия в отношении охраняемого произведения. В отличие от США, где схожая доктрина fair use содержит общее описание таких случаев, расширительно толкуемое судами, в Великобритании, например, законодательство устанавливает сравнительно небольшой закрытый список действий, допускающих ограничение авторских прав.

Первые, пока еще не вполне однозначные попытки дать правовую оценку действиям новостных агрегаторов можно найти в решении бельгийского суда 2007 года по иску ассоциации новостных издательств Copiepresse к сервису Google News. В своем решении суд обратил особое внимание на следующие обстоятельства. Во-первых, сказать, являются ли заголовки и отрывки произведений оригинальными, чтобы получить правовую охрану, можно лишь изучив каждый конкретный случай. Во-вторых, заимствование чужого сообщения о новостях, не сопровождаемое собственным комментарием, скорее всего не попадает в перечень действий, осуществляемых без согласия автора. В-третьих, суд отверг предположение агрегатора о том, что если правообладатель не предпринял мер по ограничению свободного доступа к его контенту (например, за счет настроек файла robots.txt или метатэгов), то он считается выдавшим подразумеваемую лицензию (implied licence) на использование контента; суд отметил, что авторское право представляет собой, прежде всего, правомочие автора давать предварительное согласие на использование произведения, а не право запрещать конкретные виды использования. Суд признал сервис Google News виновным в заимствовании элементов произведений истца без получения его согласия.

Следующим значимым шагом можно назвать дело Infopaq International A/S v. Danske Dagblades Forening (Дания), рассмотренное Судом Евросоюза в 2009 году. Компания Infopaq, осуществляющая мониторинг СМИ и бизнес-анализ, рассылала клиентам выдержки из статей (содержащие 11 слов до и после выбранных ключевых слов). Суд Евросоюза довольно широко истолковал Директиву 2001/29/ЕС, указав, что любая часть произведения должна рассматриваться как целое произведение, если такая часть отражает интеллектуальный труд ее автора; и хотя отдельные слова не охраняются Директивой, но если отдельные предложения или даже части предложений передают читателю оригинальность публикации, то также подлежат охране.

В деле Infopaq Суд также ответил на достаточно важный вопрос о правомерности создания временных копий чужих статей, поскольку их появление на устройстве пользователя является неотъемлемой частью технологического процесса работы в Интернете. Общее одобрение допустимости подобных копий содержит указанная Директива. Суд признал правомерным изготовление временных копий (в ходе просмотра вэб-страниц) при соблюдении следующих условий: 1) копии являются временными, 2) являются переходными или случайными, 3) не имеют самостоятельного экономического значения, 4) являются внутренней и неотъемлемой частью технологического процесса, 5) имеют единственной целью передачу или правомерное использование охраняемых объектов между третьими сторонами в сети.

Наметившаяся в указанных делах тенденция к усилению защиты авторов нашла вое предельное воплощение в очень неоднозначном деле Newspaper Licensing Agency v. Meltwater Holdings, рассмотренном британскими судами в 2012 году. По мнению ряда экспертов, закрепление подобного подхода в практике приведет к серьезному ограничению прав на свободное распространение и получение информации, вплоть до создания препятствий обычным пользователям в ходе простого вэб-браузинга. Подробно данное дело разбиралось ранее здесь, поэтому напомним лишь его основные моменты.

Компания Meltwater, также как и Infopaq, проводила мониторинг СМИ и высылала на электронную почту клиентов заголовки, вводное резюме и отрывки статей, а также ссылки на оригинал статьи. Британское Газетное лицензионное агентство (Newspaper Licensing Agency) традиционно обвинило агрегатора в нарушении авторских прав.

Суд сослался на Закон Великобритании Об авторском праве, дизайне и патентах 1988 г., который требует, чтобы названия были оригинальными и литературными произведениями. «Литературность» суд увидел в том, что заголовки состоят из слов, а «оригинальность», также как в деле Infopaq, — в наличии интеллектуального труда автора (отражение в названии содержания статьи, привлечение внимания читателя). В связи с этим суд признал заголовки новостных статей охраняемыми авторским правом. Хотя суд не исключил возможность существования названий, которые не будут охраняться, он не указал никаких критериев для их определения. Также суд назвал охраняемыми короткие отрывки из статей, подчеркнув, что оценивать надо их качество, а не количество (т.е. охраняться будут даже незначительные по объему отрывки, передающие оригинальность статьи автора).

Разрешая вопрос о временных копиях статьи, английский суд существенно ужесточил требования к ним, предусмотренные Судом Евросоюза в деле Infopaq. Так, он указал, что правомерным браузинг будет только тогда, когда конечный пользователь может подтвердить свое право на создание временных копий. Суд сделал исключение лишь для временных копии в системах связи. Как отмечают некоторые эксперты, подобный вывод наносит удар по многим обычным пользователям Интернета.

Также суд назвал неприменимой защиту fair dealing из-за высокого риска нарушения авторских прав издательств клиентами, а также из-за коммерческого характера подобных рассылок. Исходя из указанного, суд обязал новостного агрегатора получать платные лицензии для продолжения своей работы.

Суд Великобритании в ходе рассмотрения дела коснулся еще одной важной и очень неоднозначной темы: влияет ли способ ведения бизнеса агрегатором на правовую оценку его действий? По мнению судей, разница между деятельностью Meltwater и, например, новостными сервисами Google состоит в том, что первый продает собранные им материалы коммерческим организациям, тогда как последние позволяют бесплатно знакомиться с контентом, прежде всего, обычным пользователям Интернета. Поэтому действия первого нарушают авторские права информационных агентств, а второго — нет, ведь прибыль от этого он не извлекает. Тем не менее, не сложно заметить, что кроме порядка доступа к контенту в остальном работа сервисов мало чем различается. Следовательно, если бы сервис Google News взимал плату за просмотр новостей, то он также должен был бы приобретать лицензию у правообладателей. Выше мы уже обращали внимание на тот факт, что на самом деле прибыль сервис Google безусловно извлекает, только по немного иной модели — за счет размещения рекламных объявлений на популярном сервисе новостей. Из этого возникает вопрос — насколько все-таки деятельность Google отличается от платных агрегаторов? достаточно ли этого различия в бизнес-модели для освобождения от обязанности получать разрешение авторов? Ответ на этот вопрос далеко не очевиден. Решение британского суда может привести к очень серьезным и негативным последствиям во всей цифровой индустрии распространения новостей.

В подтверждение этих слов стоит упомянуть недавнюю законодательную инициативу в Германии. В апреле 2012 года должен был подготовлен законопроект, беспрецедентный для Европы, который предусмотрит обязанность новостных агрегаторов оплачивать использование даже небольших цитат из чужих информационных материалов. Этим завершились почти трехлетние попытки новостных агентств кардинально защитить свои интересы. Повлиял также судебный опыт Бельгии (складывающийся, как указывалось ранее, не в пользу Google News). По имеющимся сведениям, законопроект приравняет сервисы, подобные «бесплатному» Google News, к коммерческим и обяжет их получать лицензии у специализированной посреднической организации, делясь своей прибылью. Но, как справедливо замечают критики законопроекта, подобное приравнивание разных моделей с большой вероятностью приведет к тому, что покупать лицензии будут вынуждены и простые блогеры, получающие хоть какой-то доход от размещения рекламы в своих блогах. А это уже крайне негативно скажется на свободе обращения информации и принципе универсальности (размещении гиперссылок на любые открытые ресурсы), лежащем в самой основе Интернета.

Особенности правового регулирования в Австралии.

Правовая система Австралии, изначально строившаяся по модели английского права, в последние годы испытывает большее тяготение к американской системе. Поэтому исследователи предлагают не определившимся американским судам, в свою очередь, обратить внимание на судебную практику Австралии, признавшим абсолютно правомерной деятельность новостных агрегаторов без каких-либо разрешений информационных агентств.

В 2010 году федеральный суд Австралии разбирал дело Fairfax Media Publ’ns v. Reed International Books Austl. Агрегатор Reed был обвинен в заимствовании заголовков, вводных резюме и указаний автора с сайта издательства без его разрешения. Суд прежде всего подчеркнул особую значимость лежащего в основе Закона Об авторском праве 1968 г. принципа обеспечения баланса интересов как авторов, так и читателей на доступ к культуре и информации. Далее суд признал, что названия произведений могут быть творческими и оригинальными. Но в силу их малого объема и несущественности они не могут охраняться авторским правом как литературное произведение. Кроме того, заголовки, слишком явно отражающие содержание статьи, также не подлежат охране в силу их информационного, а не творческого характера.

Суд обратил внимание, что комбинация статьи и ее названия может быть охраняемой, но не в данном случае, где за авторов статей названия придумывали заместители редактора. Также, по мнению суда, не было нарушено авторское право на совокупность и расположение статей в издании, поскольку агрегатор не придерживался той же совокупности и расположения статей, размещая контент на своем сайте.

Суд также установил, что действия агрегатора можно расценить как добросовестное использование (fair dealing), не требующее согласия автора: заимствование заголовков осуществляется в целях сообщения новостей и агрегатор предоставляет достаточную информацию об источнике заимствования. Создание резюме статей также не нарушает авторских прав, поскольку агрегатор добавляет что-то новое, создавая их. Правомерность использования не только самых последних новостей суд обосновал ссылкой на судебный прецедент, дозволяющий сообщать о новостях не только самых последних, и не только в форме газет, но и других сообщений. Кроме того суд назвал действия агрегатора не замещением новостных агентств, а их цитированием, которое направлено на привлечение внимания пользователей и переадресацию их на первоисточник, несмотря на отдельные исключения.

При этом в выводах суда остались некоторые до конца не решенные моменты: во-первых, суд признал, что некоторые названия могут быть оригинальными и охраняться, но не указал критериев, ограничившись указанием, что большинство названий являются не оригинальными; во-вторых, Reed добавлял к названиям самостоятельно подготовленные резюме, тогда как иные агрегаторы чаще всего не добавляют собственный оригинальный контент, что оставляет открытым вопрос о наличии в их действиях нарушений; в-третьих, суд не дал разъяснений по спорному вопросу о допустимости глубинных ссылок, сославшись лишь на выгоду, получаемую сайтами за счет увеличения трафика.

Особенности правового регулирования в США.

Как уже упоминалось, суды США еще не выносили решений по спорам между новостными агентствами и агрегаторами. Поэтому в предсказании возможного исхода приходится обращаться к тем положениям законодательства, которые обычно используют суды в других странах при разрешении подобных дел, и анализировать другие судебные дела по аналогии.

В США правовая охрана распространяется на те элементы произведения, которые имеют творческий характер, хотя бы минимальный. Хотя Верховный суд США предъявляет очень небольшие требования к уровню творчества как условию предоставления охраны (произведение «может обладать вспышками/искрами творчества, независимо от того, насколько необработанными, скромными или очевидными они будут» (Feist Publ’ns v. Rural Tel. Serv. Co., 1991)). Но правовая охрана не предоставляется части произведения (отдельные слова, названия или фразы), если творческое выражение в ней столь незначительно, что не удовлетворяет минимальным условиям (de minimis) творчества, необходимым для охраны, а равно если в ней отсутствует достаточная оригинальность (lack of originality).

Далее, охраняются не идеи и факты, а лишь способ их выражения (expression). Вместе с тем, согласно доктрине поглощения (merger doctrine), суд может признать неохраняемым явно творческий способ выражения, если он неотделим от излагаемых идей и фактов. Без этой доктрины предоставление охраны способу выражения распространяло бы охрану и на содержащиеся в произведении идеи.

Отсюда эксперты делают вывод, что заголовки, некоторые вводные резюме и отрывки из статей не подлежат правовой охране в силу их краткости и высокой фактологичности (из-за доктрины поглощения). Но все же судебная практика знает и исключения: в деле Nihon Keizai Shimbun v. Comline Business Data Inc. (1998) суд указал, что хотя факты не охраняются, охраняться может совокупность фактов, если оригинальны их подбор, расположение или представление. В описании фактов оригинальность может проявиться в авторском выборе слов, анализе событий, и структурировании материалов. Таким образом, вопрос с отрывками и вводными резюме (ledes) не так однозначен.

Большое значение в праве США в последние годы уделяется защите fair use. В отличие от права некоторых европейских государств, предусматривающих подобную ей доктрину fair dealing, американская концепция охватывает гораздо большее количество ситуаций в силу допускаемого ею расширительного толкования судами. Поэтому она позволяет лицам, занимающимися творческими задачами в самых различных сферах с большей легкостью пользоваться охраняемыми произведениями без опасения быть привлеченными за это к ответственности (естественно, при соблюдении ряда условий). Именно в этой доктрине многие исследователи видят один из надежных и перспективных вариантов защиты интересов добросовестных лиц в эпоху, когда чаша весов иногда слишком кардинально склоняется исключительно в пользу правообладателей.

Исходя из данной концепции, даже если заголовки и вводные резюме охраняются, в ряде случаев они могут быть использованы иными лицами без возникновения нарушений. Для того, чтобы убедиться в добросовестности действий третьих лиц, использовавших охраняемое произведение без согласия авторов, суды применяют четырехфакторный тест: правомерность использования зависит от целей и характера использования; природы охраняемого произведения; количества и существенности использованного произведения; воздействия использования на рыночные условия охраняемого произведения. Анализ этих факторов в каждом конкретном случае дозволяет достаточную гибкость.

Первый фактор. При оценке целей и характера использования суды рассматривают три вопроса: (1) было ли коммерческим использование охраняемого произведения, (2) было ли переработано произведение, (3) осуществлялось ли использование в законных целях. Хотя новостные агрегаторы по-разному генерируют прибыль (за счет платной рассылки собранных материалов или за счет размещение рекламы на странице новостного сервиса), коммерческий характер их деятельности существенного значения не имеет, если цели использования законны. Переработка материалов может заключаться в адаптировании их для использования в иных целях, переложении содержания, индексации и классификации статей. Например, переработка при использовании поисковиком миниатюр фотографий состоит в том, что функция миниатюр становится скорее библиотечной, чем художественным способом выражения идей фотографа. Эксперты полагают, что минимально необходимая переработка в действиях новостных агрегаторов должна признаваться соблюденной, если они делают материал более удобным для пользователя, реализуя функцию индексации и информационного поиска.

Второй фактор. Природа охраняемой работы оценивается исходя из экспрессивного или фактологического характера работы, а также факта ее опубликования. Поскольку сообщения о новостях с большей вероятностью признаются сообщениями о фактах, которые предназначены распространяться для извещения публики, агрегаторы вполне могут полагаться на получение защиты fair use.

Третий фактор. Вопрос о пропорциональности копирования оригинального контента зависит от количественной и качественной оценки объема и существенности воспроизведенной работы. С точки зрения количества, действия агрегатора вполне правомерны, т.к. в некоторых случаях суды разрешают даже копирование целого оригинала (Triangle Publ’ns, Inc. v. Knight-Rider Newspapers, Inc., 1980). Но при оценке качества заимствования возникает вопрос. Верховный суд США ранее признавал недопустимым воспроизведение коротких отрывков, составляющих «сердце» произведения (Harper & Row Publishers, Inc. v. Nation Enters., 1985). Ученые полагают, что «сердцем» произведения стоит считать ту его часть, что способна заменять/замещать саму оригинальную статью. Заголовок и вводное резюме не замещают статью, а содержат лишь ее основную идею. Поскольку сообщения о фактах не охраняются, то и третий фактор должен считаться соблюденным для предоставления защиты fair use.

Четвертый фактор: влияние на экономический рынок автора. Стоит отметить, что ранее на протяжении нескольких десятилетий суды рассматривали экономические последствия заимствования как основной момент при его правовой оценке. А поскольку любое заимствование материала чаще всего выражается в сокращении денежных средств, которые автор мог бы выручить от лицензирования такого использования, то становится понятным, что на протяжении всех этих лет добросовестные пользователи почти не прибегали к защите fair use. Но с 90-х годов ситуация стала меняться на прямо противоположную: теперь суды не считают этот фактор наиболее важным. И это открыло дорогу к повсеместному использованию данной доктрины как в судебных спорах, так и при создании Кодексов наилучшей практики, которые широко применяются пользователями в конкретных сферах. Впрочем, эта важная правовая концепция достойна отдельного подробного рассмотрения.

Несколько споров между информационными агентствами и новостными агрегаторами в США доходили до суда, но все они были урегулированы сторонами до вынесения решений. Так, компания Google заключила лицензионные соглашения с новостными агентствами AFP и AP. При этом Google уверял, что ее сервис Google News работает исключительно согласно доктрине fair use, то есть не требует согласия авторов на размещение статей, и что упомянутые соглашения лишь расширяют используемый новостной контент. Несколько иных дел также закончились мировым соглашением после того как агрегаторы удаляли чужой контент и выплачивали компенсацию. Американские ученые уверены, что, опираясь, на действующие нормы законодательства, вопрос в судах будет однозначно решаться в пользу агрегаторов, а не агентств.

Как видим из изложенного, единой мировой тенденции в правовом регулировании деятельности новостных агрегаторов не наблюдается. Но, в любом случае, видна серьезная заинтересованность в прояснения складывающихся правил игры, поскольку сервисы распространения новостей в Интернете уже слишком серьезно изменили привычную картину мира. В завершение хочется привести мнение одного из американских экспертов относительно возможного разрешения болезненно актуального спора агрегаторов и информационных агентств. Alexander Weaver из Emory University School of Law предлагает опираться на следующие принципы: в целях свободного функционирования Интернета и распространения информации ограничения, хотя бы в виде лицензий, на использование чужих информационных материалов в свободном доступе вводиться не должны; действующее законодательство большинства стран и международные соглашения (например, статьи 2(8) и 10(1) Бернской конвенции по охране литературных и художественных произведений) предусматривают свободное обращение новостного контента; при этом информационные агентства сохраняют право самостоятельно определять порядок использования своих материалов, особенно имеющих творческий характер, поэтому, если они заинтересованы в установлении особых условий их использования, то несут обязанность предусмотреть специальные технологические меры по ограничению доступа к контенту (формулировки файла robots.txt, пароли, особые метки, принудительная переадресация и т.д.). Подобные несложные меры (обратим внимание, что не все из них ведут к полной недоступности контента для простых пользователей) дадут правообладателям возможность однозначно заявить заинтересованным лицам, что материалы не находятся в свободном доступе, поэтому необходимо получить согласие на их коммерческое использование.

Тогда как последствия не принятия таких очевидных и несложных мер хорошо иллюстрирует судебное решение по делу Field v. Google Inc. (2006). Суд указал, что обычные администраторы сайтов достаточно осведомлены о принципах работы поисковых сервисов, индексирующих контент и сохраняющих временные копии статей в кэше, поэтому если они не предпринимают технологических мер по предотвращению таких ситуаций, то они считаются выдавшими подразумеваемые лицензии на работу поисковых сервисов. И в качестве еще одного примера крайнего подхода к принятию технологических мер упомянем крупнейшую бизнес-газету Японии Nikkei, которая требует от всех желающих разместить ссылку на их сайт заполнять особую анкету с указанием целей. При этом издательство вправе отказать в размещении ссылки, если это противоречит ее политике. Дополнительную информацию по этому вопросу, а также рекомендации по разработке кодекса наилучшей практики можно найти здесь.

Share:
  • PrintPrint
  • email hidden; JavaScript is required
  • PDFPDF
  • FacebookFacebook
  • TwitterTwitter
  • Google BookmarksGoogle Bookmarks
  • Add to favoritesAdd to favorites
  • RSSRSS
Количество просмотров: 1 025

2 комментария

  1. Федор:

    Да, именно про США, Австралию и Евросоюз интересно узнать российским читателям… Вам не кажется, что вы упустили что-то существенное???

    • lexdigital:

      Федор, спасибо за проявленный интерес! Если бы было что-то существенное, был бы рад поделиться. Но, к сожалению, российское право остается в стороне от многих, очень острых вопросов современного интеллектуального права. Вот и по этой теме ничего конкретного пока найти не удалось. Безусловно, со временем и у нас будут появляться прецеденты. И тогда, возможно, информация о том, как подобные споры разбирались в других странах, будет полезным ориентиром. По крайней мере, зная о том, что рано или поздно, но определенные мировые подходы так или иначе проникают в российское законодательство, можно уже сейчас попытаться представить, в каком направлении двинется наш законодатель, или правоприменитель. Кроме того, многие достаточно крупные интернет-проекты поневоле или сознательно втягиваются в сферу юрисдикции самых разных стран. Для них знание о правовых подходах Евросоюза, США или Австралии может быть весьма актуальным. Из всех этих соображений и приходится исходить при отборе материала.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *