Очередной шаг к укреплению доктрины добросовестного использования (fair use) сделал Апелляционный суд второго округа США 16 октября 2015 года. Вынесенное им решение по делу The Authors Guild v. Google, Inc. гармонично сочетает теоретическую проработанность и практическую полезность. Так что его смело можно рекомендовать к изучению тем, кто интересуется современным видением этой доктрины в американской юриспруденции.

Начать с того, что в этом решении суд детально исследует доводы, почему проект Google Books, связанный с оцифровкой множества книг без согласия правообладателей, следует считать правомерным. До этого суды уже одобряли программу университетских библиотек, предоставлявших книги для сканирования (дело Authors Guild, Inc. v. HathiTrust, о котором я писал здесь и здесь). Теперь очередь дошла и до непосредственного исполнителя проекта — компании Google, чьи действия также признаны добросовестным использованием. Суд аккуратно разбирает каждой фактор доктрины, выявляя их содержание, значимость и взаимную связь. В результате, получился удобный путеводитель, проясняющий допустимые маршруты. В условиях, когда технологии постоянно изменяют пространство творчества, а доступный творцам правовой механизм, пусть и вследствие своей универсальной направленности, чрезмерно сложен в применении, так что прибегают к нему редко и с опаской, полезность подобных путеводителей переоценить сложно. Кроме того, суд поставил ряд острых правовых проблем и сделал попытку найти их решение, создав своего рода обзор переднего края юридической мысли в сфере добросовестного использования. Для заинтересовавшихся все эти моменты будут более детально рассмотрены далее.

Во-вторых, возглавлял рассмотрение дела и подготовку решения судья Пьер Леваль (Pierre N. Leval). Он хорошо известен своим активным участием в формировании доктрины fair use, как в практической, так и в теоретической плоскости. Являясь судьей с 1977 года, П. Леваль участвовал в рассмотрении многих дел, сформировавших нынешнюю политику применения доктрины добросовестного использования. Свой опыт он воплотил в программной статье «Toward a Fair Use Standard», опубликованной в 1990 году. Благодаря его убедительным доводам, американские суды в анализе fair use стали отдавать приоритет первому фактору вместо четвертого. Наконец-то было признано, что добросовестным следует называть преобразующее, творческое последующее использование произведения, независимо от его коммерческого или некоммерческого характера. Статью П. Леваля часто цитировали американские суды. А в самом известном решении Верховного суда США в сфере добросовестного использования Campbell v. AcuffRose 1994 года (десятилетие которого недавно широко отмечалось в американской юридической науке) подход П. Леваля стал частью руководящего разъяснения. Заслуги П. Леваля оценены и за пределами США. Так, австралийская правительственная комиссия по реформе авторского права называет его работу одной из самых влиятельных в сфере добросовестного использования. More »

Владелец исключительного права на товарный знак властен запрещать использование сходного обозначения в отношении идентичных и однородных товаров, а в некоторых случаях — и в отношении неоднородных. Уточнение про неоднородные товары вроде бы существенно расширяет его правомочия, приближая исключительное право к монопольному. Но, на практике, то же самое уточнение может исключительное право сузить. Правообладатели, укрепляющие дальние рубежи своего права, обнаруживают серьезный провал в самом сердце своих владений. Выяснилось, что добросовестный пользователь сходного обозначения может спокойно размещать его в том числе на товарах, идентичных тем, для которых зарегистрирован чужой товарный знак. А если он использует свое обозначение уже давно, то вообще приобретает своеобразное право «преждепользования», даже если обозначение не было зарегистрировано как товарный знак.

Эти вопросы поднял недавно Суд Евросоюза, рассматривая дело Leidseplein Beheer and de Vries v Red Bull (С-65/12), решение по которому опубликовано 06.02.2014 г. Возникли они в связи с толкованием ст. 5 Директивы 89/104/EEC 1988 года о товарных знаках (отметим, что аналогичные нормы содержатся и в более новой Директиве 2008/95/EC от 22.10.2008 г. о товарных знаках). Пункт первый указанной статьи закрепляет за владельцем товарного знака исключительное право. Без согласия его обладателя запрещается использовать в целях торговли обозначение, идентичное товарному знаку для идентичных товаров, а также идентичное/сходное обозначение в отношении идентичных/сходных товаров, если возникает риск смешения или ассоциации обозначения и товарного знака. Второй пункт указанной статьи разрешает государствам-членам предусмотреть в своем законодательстве следующее положение: Владелец товарного знака вправе запретить всем третьим лицам использовать для целей торговли без его согласия обозначение, идентичное или сходное со знаком, применительно к товарам или услугам, не однородным с теми, для которых зарегистрирован товарный знак, если такой товарный знак приобрел известность в соответствующем государстве-члене и если использование обозначения без должного основания (due cause) создает необоснованные преимущества или причиняет ущерб различительному характеру или известности товарного знака.

Поводом для судебного спора послужила следующая ситуация. More »

23.01.2014 года Суд Евросоюза в решении по делу Nintendo v PC Box (С-355/12) коснулся важного вопроса о допустимых пределах применения технологических мер защиты. Давно известно, что в цифровой сфере технологические меры защиты стали суррогатом правовых норм. Закон запрещает их обход, и тем самым позволяет правообладателю самостоятельно устанавливать правила использования произведения, без оглядки на нормы законодательства. Правообладатель, защищая свои интересы, волен выбрать такие меры, которые существенно ограничат возможности и права широкого круга пользователей. В ряде случаев закон разрешает использовать чужое произведение без согласия правообладателя, например, для обучения или в личных целях. Но если технологические меры защиты, встроенные в экземпляр произведения, не позволяют выполнить эти действия, обойти их пользователь не властен. Принадлежащее ему право оказывается неосуществимым. О том, сколь часто подобные меры защиты оборачиваются злоупотреблением правом, мы подробно разбирали на примере США, где разумные варианты сдерживания излишнего рвения правообладателей до сих пор не найдены. Рассматриваемое далее решение дает представление о европейском подходе к проблеме чрезмерных мер защиты. Суд Евросоюза постановил, что правовую охрану от обхода должны иметь такие технологические меры защиты, которые ограничивают только те действия третьих лиц, что предусмотрены законом. Если же меры защиты становятся непропорциональными, и ограничивают предоставленную законом сферу свободы пользователей, то в защите таких мер от обхода суд вправе отказать. More »

Европейское законодательство, в отличие от российского, предоставляет базам данных более широкую правовую охрану (имеются в виду нетворческие базы, охраняемые особым, смежным правом). Право sui generis, предусмотренное главой 3 Директивы 96/9/ЕС Европейского Парламента и Совета от 11 марта 1996 года «О правовой охране баз данных», наделяет изготовителя базы данных полномочием разрешать извлечение и/или последующее использование ее материалов. Как следует из объединения союзов «и/или», право распространяется в равной мере на оба действия, осуществляемые как совместно, так и по отдельности. В российском законодательстве был выбран иной подход. Пункт 2 ст. 1334 ГК РФ уполномочивает правообладателя «извлекать из базы данных материалы и осуществлять их последующее использование». Единственный союз показывает, что исключительное право защищает только от полного цикла использования базы данных. Если же третье лицо совершает лишь одно из действий, изготовитель базы данных ему возразить не вправе. Отражает ли подобный узкий подход действительные намерения законодателя, сказать сложно. Разработчики части 4 ГК отмечают, в комментарии под редакцией П.В. Крашенинникова, что они имели в виду европейский вариант. Вскоре прояснить ситуацию должен будет Суд по интеллектуальным правам РФ, рассматривающий дело о правах на базу данных в социальной сети. В нем доводы сторон, в частности, касаются пределов исключительного права по ст. 1334 ГК. Ранее в этом споре суды первых двух инстанций поддержали узкое толкование: на совершение любого одного действия согласия правообладателя не требуется. Конечно, такой подход невыгоден для изготовителей баз данных. Несложно представить ситуацию (особенно в цифровой сфере), когда даже ограниченное использование базы данных третьим лицом причинит вред ее разработчику: например, если третье лицо перехватывает управление страницей (аккаунтом), на которой размещена электронная база данных, не перезаписывая ее на другой носитель, наносит на экземпляры базы данных вводящую в заблуждение маркировку или регулярно заимствует материалы из чужой онлайновой базы, отображая их на своем сайте. Последний случай как раз не так давно разбирался Судом ЕС. Он признал сервис метапоиска по сторонним базам данных конкурентным паразитическим продуктом, нарушающим право sui generis изготовителей соответствующих баз данных. Его выводы весьма показательны для лучшего понимания права на нетворческие базы данных.

19.12.2013 года Суд ЕС вынес решение по делу Innoweb v Wegener (С-202/12). Суть спора состояла в следующем. More »

03 октября 2013 г. Суд справедливости Евросоюза рассмотрел очередное дело (C-170/12, Peter Pinckney v KDG Mediatech AG), уточняющее правила подсудности при онлайновой торговле нелицензионными копиями произведений. В прошлом году похожий вопрос рассматривался в деле C-5/11 (обзор решения). Оба решения Суда ЕС направлены на защиту интересов правообладателей, когда нелегальная продукция, охраняемая авторским правом, продается на территории другого государства-члена Евросоюза. Суд ЕС в обоих случаях признал правомерным рассмотрение исков к нарушителям по месту нахождения правообладателей. Но важно подчеркнуть существенную разницу. Предыдущее дело национальные суды разрешали на основе Директивы 2001/29/EC. Поэтому им пришлось решать, совершал ли нарушитель распространение пиратской продукции среди публики страны правообладателя. Суд ЕС разъяснял, что о таком распространении может свидетельствовать либо фактическая передача товара потребителям в другой стране (лично или через посредника), либо доказанная направленность действий нарушителя на продажу спорной продукции таким потребителям. В нынешнем деле Суд ЕС существенно расширил юрисдикцию суда по месту нахождения правообладателя. Он отметил, что для рассмотрения дела таким судом достаточно простой вероятности того, что вред будет причинен в стране правообладателя. При этом нет необходимости доказывать ни факт распространения товара, ни направленность действий нарушителя на потребителей в данной стране. Разница в подходе связана с тем, что в рассматриваемом деле иск был основан не на упомянутой Директиве, а на Регламенте ЕС №44/2001.

Суд ЕС подтвердил право обладателя копирайта обратиться за взысканием убытков в суд по своему месту нахождения, даже если ответчики находятся и ведут коммерческую деятельность в иных государствах-членах ЕС, но нелегальные экземпляры могут быть приобретены через иностранный интернет-магазин и в стране правообладателя. Естественно, такой подход позволяет правообладателю добиться справедливости быстрее и дешевле.

Вопрос, поставленный перед Судом ЕС, касался толкования ст. 5(3) Регламента №44/2001 от 22.12.2000 г. о юрисдикции, признании и принудительном исполнении судебных решений по гражданским и коммерческим вопросам. Суд сформулировал его следующим образом: обладает ли суд по месту жительства обладателя прав на произведение компетенцией рассматривать его требования к компании, расположенной в другом государстве-члене ЕС, которая воспроизводит произведение на материальных носителях, если распространением нелегальных экземпляров через интернет занимается иная организация в третьем государстве-члене ЕС, услуги которой доступны в стране, где проживает правообладатель? More »

gavelПолтора года назад мы рассматривали решение Суда справедливости Евросоюза, в котором давались разъяснения на запрос британского суда относительно использования чужих товарных знаков в качестве ключевых слов. На основании приведенного в нем толкования Высший суд справедливости Англии и Уэльса 21 мая 2013 года вынес решение по делу Interflora Inc. v Marks and Spencer Plc. Напомним, в нем крупная торговая сеть Marks and Spencer обвинялась в незаконном использовании товарного знака истца «Interflora» в составе нескольких ключевых слов, влекущих показ рекламы конкурирующих услуг ответчика. Дело может служить наглядной иллюстрацией подхода британских судов к рассмотрению подобных споров. Тем более что проблема заимствования чужих товарных знаков актуальна сейчас для права всех государств.

В практике Суда Евросоюза выработаны шесть условий, наличие которых свидетельствует о нарушении исключительного права на товарный знак пользователем идентичного обозначения (ст. 5(1)(а) Директивы 89/104/EEC):

— спорное обозначение используется третьим лицом в пределах соответствующей территории;

— использование осуществляется в ходе коммерческой деятельности;

— отсутствует согласие владельца товарного знака;

— обозначение идентично товарному знаку;

— товары или услуги, в отношении которых используется обозначение, тождественны товарам или услугам, применительно к которым зарегистрирован товарный знак;

— такое использование обозначения причиняет вред или способно причинить вред функциям товарного знака (функциям удостоверения происхождения, рекламной, инвестиционной или коммуникативной).

По поводу первых пяти условий у английского судьи Арнольда вопросов не возникло, но вот наличие шестого подвергалось сомнению. Что и побудило его обратиться в Суд ЕС. Стоит отметить, что Суд ЕС с самого начала рассмотрения подобных дел не включал в число возможных нарушителей владельцев рекламных сервисов. И уже неоднократно он признавал допустимым, с точки зрения свободной конкуренции, использование чужих товарных знаков в качестве ключевых слов, если такие действия не причиняют вреда знаку или его владельцу.

Первая функция товарного знака – удостоверение происхождения товара (origin function). Как отметил Суд ЕС, действия третьего лица, использующего ключевое слово, идентичное охраняемому товарному знаку, причиняют вред данной функции знака, если обычные пользователи приходят к ошибочному выводу о деятельности такого третьего лица: например, что оно является частью коммерческой сети владельца товарного знака или иным образом с ним экономически связано. Что немаловажно, к обычным интернет-пользователям Суд ЕС отнес «достаточно хорошо информированных и достаточно внимательных пользователей». Соответственно, тот факт, что некоторые потребители (плохо осведомленные или невнимательные) испытывают сложности с пониманием реальной экономической взаимосвязи двух организаций, еще не свидетельствует о причинении ущерба удостоверительной функции. Поэтому национальный суд должен оценить, насколько местные обычные пользователи хорошо осведомлены о конкуренции и взаимодействии компаний Interflora и Marks & Spencer, чтобы сделать вывод, была ли функция удостоверения происхождения в конкретном случае ущемлена действиями ответчика. More »

11 июля 2013 г. Суд Евросоюза вынес интересное решение по делу С-657/11 (Belgian Electronic Sorting Technology NV (BEST NV) v Bert Peelaers, Visys NV). В нем было установлено, что доменное имя сайта и метатеги могут быть признаны формой ненадлежащей рекламы, если они включают чужие торговое наименование и/или название продукции, поскольку внушают потребителям недостоверное представление о деятельности владельца сайта. Следовательно, если предприниматель по каким-либо причинам не может защитить свои интересы положениями права интеллектуальной собственности, он может опереться на нормы законодательства о рекламе. Владельцам же коммерческих сайтов стоит принять во внимание выводы Суда, чтобы уменьшить риски предъявления претензий конкурентами.

Спор возник между двумя бельгийскими компаниями, ведущими конкурирующую деятельность в сфере производства и поставки однородной продукции. Первая компания (истец) обвинила вторую, учрежденную ее бывшим сотрудником, в недобросовестном использовании наименования первой компании и названий ее продукции для продвижения товаров. В доменное имя одного из своих сайтов ответчик включил аббревиатуру наименования истца: «www.bestlasersorter.com». Кроме того эту же аббревиатуру и название товаров первой компании он использовал в качестве метатегов на своем сайте. В результате, как установил национальный суд, при поиске по ключевым словам в системе Google сайт ответчика занимал второе место в поисковых результатах. Истец увидел в этом следствие неправомерного использования своих обозначений. Поскольку товарный знак истца (на акроним торгового наименования) находился в самом начале процедуры регистрации, он попытался обосновать свои требования законодательством о рекламе.

Национальный суд направил в Суд ЕС преюдициальный запрос: включается ли регистрация и использование доменного имени, а также использование метатегов на сайте в понятие «реклама», согласно Директивам ЕС 84/450/EEC и 2006/114/EC о сравнительной и вводящей в заблуждение рекламе.

Суд Евросюза дал следующие разъяснения. More »

27 июня 2013 г. Суд Евросоюза рассмотрел несколько важных вопросов об уплате сборов за свободное копирование произведений в личных целях (объединенные дела С-457/11 – С460/11). Поскольку Россия лишь недавно вступила на этот не простой путь, критикуемый и обсуждаемый специалистами, не лишним будет обратить внимание на полезные разъяснения, данные авторитетным европейским судебным органом.

Суть спора составили возражения ряда крупнейших производителей принтеров и иной множительной техники (Kyocera, Epson Deutschland GmbH, Xerox GmbH и др.), возражающих против требований немецкого общества по сбору вознаграждений VG Wort об уплате сборов с реализуемой ими продукции. Напомним, Директива ЕС 2001/29 (InfoSoc) предусматривает выплату в пользу правообладателей справедливой компенсации, в частности, в следующих случаях изъятий из исключительных прав:

— при воспроизведении охраняемых произведений (за исключением нотных текстов) на бумаге или аналогичных носителях, осуществляемом с применением любой фотографической техники или иных процессов, обеспечивающих сходный результат, правообладателю должна быть выплачена справедливая компенсация (ст. 5(2)(a) Директивы);

— при воспроизведении физическим лицом на любых носителях для личного использования и в целях, не являющихся коммерческими ни прямо, ни косвенно, правообладателю должна быть выплачена справедливая компенсация, с учетом того, применяются ли или не применяются к охраняемым объектам технологические меры защиты, предусмотренные ст. 6 Директивы (ст. 5(2)(b) Директивы).

Суд Евросоюза дал свои разъяснения по следующим вопросам. More »

Author:redtimmy

«Нужды большинства перевешивают потребности избранных» — забавно, но эта цитата из фантастического фильма «Стар Трек II» служит эпиграфом в одном необычном судебном документе.

«Истцы перехитрили судебную систему. Прикрываясь от общественного порицания, они откопали несколько древних законов о копирайте, а затем вынудили ответчиков нести сверх всякой меры завышенные расходы» — с такой гневной фразы начинается сам приказ, изданный 6 мая 2013 года судьей окружного суда США О.Д. Райтом (Otis D. Wright, II) по делу Ingenuity 13 LLC v. John Doe. Даже если ответчик скачал всего один видеофильм, продолжил судья, истцы предлагали ему заплатить за прекращение дела сумму, лишь немногим не дотягивающую до расходов на полноценную судебную защиту. Сопротивление неприкрытому шантажу было маловероятным: ведь все ответчики обвинялись в незаконном скачивании фильмов для взрослых. Огласка этого факта в суде для многих из них была бы подобна публичному порицанию, унижению, пытке (список мучений можно продолжить). Ответчики были вынуждены соглашаться на условия недобросовестных истцов. Авторское право, созданное для поддержки голодающих художников, «позволяет голодающим адвокатам в нынешнюю эпоху электронных медиа грабить население». «Истцы имеют все основания защищать свое право интеллектуальной собственности, но только пока они делают это добросовестно. Современная практика предъявления написанных под копирку претензий тысячам ответчиков вызывает у суда тревогу. Укрывшись плащом притворства и подставных компаний, истцы превратили суд в поле битвы» — красочно обрисовывает судья свое видение проблемы. (Да и весь текст судебного приказа – кладезь образной юридической лексики и метафор, полезный для изучающих английский язык).

А дальше начинается почти детективная история, в которой представитель истцов утаивает информацию от суда и представляет подложные документы. Судья изучает несколько аналогичных дел, в которых участвовали те же истцы. И приходит к выводу, что за отдельными процессуальными представителями стоит группа адвокатов, которых можно охарактеризовать как «авторско-правовые тролли». Сравнительно новая разновидность отрицательных персонажей, появившаяся в природе вслед за троллями патентными. Искренне возмущаясь беспринципностью искателей легкой наживы, понимая всю опасность злоупотребления интеллектуальными правами, судья провел тщательное расследование мошеннической деятельности троллей и достаточно строго наказал их. More »

В прошлом году мы коснулись непростой темы: насколько правомерна работа различных агрегаторов новостей. Как выяснилось, в мировом масштабе картинка очень пестрая, и в некоторых случаях настораживающая. В Австралии разрешена их свободная деятельность. В Евросоюзе чаще всего требуется предварительное получение лицензии у информационных агентств. В Великобритании суды вообще решили, что лицензия нужна не только новостным сервисам, но и всем их подписчикам. В США внятная практика на тот момент отсутствовала. Некоторые эксперты уверенно полагали, что американские суды поддержат свободный оборот информации и позволят сервисам работать без лицензий.

Но не так давно все сильно изменилось. И если в Великобритании ситуация начала выправляться в лучшую сторону: в апреле 2013 года Верховный суд наконец-то разрешил подписчикам новостных агрегаторов не получать лицензии (хотя судьба самих агрегаторов по-прежнему отдана на усмотрение правообладателей). То в США, вопреки ожиданиям, суд занял жесткую позицию, обязав новостные сервисы во всех случаях получать согласие на использование выдержек из чужого информационного контента. В Германии в марте 2013 года началось активное рассмотрение поправок (так называемый «Lex Google») в закон об авторском праве, которые разрешат заимствование из новостей лишь минимальных отрывков (каких именно, придется разбираться судам). В феврале 2013 года во Франции компания Google пошла на встречу ассоциации информационных издательств, согласившись заплатить в особый фонд 81 миллион долларов за право использовать их новостной контент. Так что теперь в международном масштабе «производители новостей» взяли уверенный перевес над «распространителями». Интересная деталь: в обоих упомянутых судебных делах речь шла о нидерландском новостном агрегаторе Meltwater. Наравне с компанией Google, он формирует правовой ландшафт в сфере сетевого распространения новостей. Пока, впрочем, не в свою пользу. Далее приведен обзор поучительных судебных решений. More »

Страница 1 из 41234