11 июля 2013 г. Суд Евросоюза вынес интересное решение по делу С-657/11 (Belgian Electronic Sorting Technology NV (BEST NV) v Bert Peelaers, Visys NV). В нем было установлено, что доменное имя сайта и метатеги могут быть признаны формой ненадлежащей рекламы, если они включают чужие торговое наименование и/или название продукции, поскольку внушают потребителям недостоверное представление о деятельности владельца сайта. Следовательно, если предприниматель по каким-либо причинам не может защитить свои интересы положениями права интеллектуальной собственности, он может опереться на нормы законодательства о рекламе. Владельцам же коммерческих сайтов стоит принять во внимание выводы Суда, чтобы уменьшить риски предъявления претензий конкурентами.

Спор возник между двумя бельгийскими компаниями, ведущими конкурирующую деятельность в сфере производства и поставки однородной продукции. Первая компания (истец) обвинила вторую, учрежденную ее бывшим сотрудником, в недобросовестном использовании наименования первой компании и названий ее продукции для продвижения товаров. В доменное имя одного из своих сайтов ответчик включил аббревиатуру наименования истца: «www.bestlasersorter.com». Кроме того эту же аббревиатуру и название товаров первой компании он использовал в качестве метатегов на своем сайте. В результате, как установил национальный суд, при поиске по ключевым словам в системе Google сайт ответчика занимал второе место в поисковых результатах. Истец увидел в этом следствие неправомерного использования своих обозначений. Поскольку товарный знак истца (на акроним торгового наименования) находился в самом начале процедуры регистрации, он попытался обосновать свои требования законодательством о рекламе.

Национальный суд направил в Суд ЕС преюдициальный запрос: включается ли регистрация и использование доменного имени, а также использование метатегов на сайте в понятие «реклама», согласно Директивам ЕС 84/450/EEC и 2006/114/EC о сравнительной и вводящей в заблуждение рекламе.

Суд Евросюза дал следующие разъяснения.

Согласно приведенному в указанных Директивах определению, реклама – это «representation», т.е. сообщение сведений в любой форме, чтобы создать представление относительно торговли, бизнеса, ремесла или профессии, в целях продвижения товаров или услуг, включая недвижимое имущество, права и обязательства.

1) Простой факт регистрации доменного имени ничего не говорит о намерении его владельца создать под этим наименованием сайт или что он будет известен пользователям. Соответственно, подобный формальный акт не является «representation», никак не воздействует на поведение потребителей и не нарушает законодательство о рекламе. Суд отметил, что такая регистрация может быть признана не более чем «ограничением коммуникационных возможностей конкурента» по доведению информации до потребителей. Что может влечь ответственность в рамках положений иного законодательства.

2) Использование доменного имени, в зависимости от обстоятельств, может стать формой «representation», способом влиять на установки потребителей. Суд подчеркнул, что привлечение внимания покупателей возможно не только путем администрирования самого сайта, но и посредством «использования тщательно подобранного доменного имени, предназначенного побудить как можно большее количество интернет-пользователей посетить сайт и заинтересовать предложением». Поскольку ответчик разместил под спорным доменным именем сайт, идентичный своему обычному коммерческому сайту, содержащему рекламную информацию о компании и товарах, такое использование доменного имени является сообщением сведений, формирующим представление потребителей — заключил Суд.

Этот вывод не опровергается ст. 2(f) Директивы №2000/31/EC, исключающей из перечня коммерческих коммуникаций информацию, предоставляющую прямой доступ к деятельности компании, организации или индивида, в частности, доменное имя или адрес электронной почты. У этой директивы совсем иные цели, не препятствующие признанию доменных имен инструментом рекламирования.

3) Размещение названий чужих товаров и акронима торгового наименования в метаданных сайта в качестве ключевых метатегов, влияет на обработку сайта механизмами поисковых систем и на его позицию в выдаче поисковых результатов. Таким образом, естественный результат поискового запроса искажается искусственными приспособлениями. Зачастую сайт, использующий подобные метатеги, располагается на второй позиции, непосредственно после сайта с оригинальными наименованиями. Следовательно, когда пользователь, заинтересованный в конкретном продукте, ищет его в сети интернет, отображение сайта ответчика в поисковой выдаче порождает у пользователя необоснованную уверенность в том, что такой сайт реализует необходимую ему продукцию или, по крайней мере, ее прямые аналоги. Таким образом, использование подобных метатегов Суд расценил как еще одну форму «representation», формирующую неадекватное представление потребителей о продукции или фирме ответчика. Суд отверг довод ответчика, что метатеги не являются вариантом рекламирования, поскольку не видны потребителям, и рассчитаны на обработку поисковыми системами. По мнению Суда Евросоюза концепция рекламирования охватывает самые разные формы сообщения сведений для формирования представлений, «в том числе косвенные формы, особенно когда они способны воздействовать на экономическое поведение потребителей и, следовательно, наносить вред конкуренту, чье наименование или продукция упоминаются в метатегах».

Таким образом, Суд ЕС осветил еще один непростой вопрос о соотношении таких новых средств адресации, как доменные имена и метатеги, с более традиционными средствами индивидуализации. В результате он подтвердил право последних на дополнительную защиты не только механизмами права интеллектуальной собственности, но и законодательства о рекламе.

Share:
  • PrintPrint
  • email hidden; JavaScript is required
  • PDFPDF
  • FacebookFacebook
  • TwitterTwitter
  • Google BookmarksGoogle Bookmarks
  • Add to favoritesAdd to favorites
  • RSSRSS
Количество просмотров: 476

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *