В 2015 г. Евросоюз анонсировал масштабную программу, призванную улучшить работу единого европейского рынка, и особенно его цифрового сегмента. Задачи поставлены грандиозные — расцвет экономики данных и онлайновых бизнес-проектов, доступность контента пользователям, защищенность интересов авторов. Подготовлены два десятка новых регламентов, директив и сообщений Европейской комиссии, огромный массив сопроводительных материалов с детальным анализом рынков и оценкой обсуждаемых изменений. В числе прочего запланировано серьезное обновление законодательства об авторском и смежном праве. Станут ли предложенные изменения полноценной реформой и что произойдет с регулированием цифровой сферы? В сегодняшней серии публикаций мы разберем все самое интересное, что ожидает европейское право в ближайшие годы.

В первом посте рассмотрены основные документы, задающие стратегию построения единого цифрового рынка. В дополнительных публикациях изложены проекты реформирования:

авторского и смежного права

правил регулирования цифровых контрактов

принципов принудительного осуществления авторских прав и прав потребителей

Считается, что период активного законотворчества в Евросоюзе закончился несколько лет назад. Масштабные акты перестали появляться. Законодатель уступил инициативу Суду ЕС, который продолжил гармонизировать право с помощью его расширительного толкования. Получалось фрагментарно и непоследовательно. Официальные лица ЕС продолжали убеждать, что разделяют беспокойство общества и правоведов относительно невозможности затягивать реформу авторского права. Европейская комиссия время от времени озвучивала новые планы. Но все они сводились к нескончаемым публичным консультациям и обмену мнениями, в ходе которых одни и те же участники давали заранее предсказуемые комментарии. Отдельные узконаправленные директивы (о сиротских произведениях или коллективном управлении) лишь добавляли небольшие кусочки в лоскутное одеяло политики ЕС в сфере интеллектуального права. Наконец, в 2015 г. Европейская Комиссия опубликовала два важных Сообщения: «Стратегия Цифрового Единого Рынка для Европы» и «По направлению к современному, более европейскому авторскому праву». Появилась робкая надежда, что ситуация изменится. В развитие Сообщений подготовлены несколько новых регламентов и директив. К ним добавим несколько проектов, также затрагивающих цифровую сферу, и получится более цельная картина.

Несколько предварительных замечаний. Каждый упомянутый далее документ включает обширные и небезынтересные эмпирические данные, а также описание целей и принципов, позволяющих лучше понять видение Еврокомиссии. Но поскольку они занимают сотни страниц, я приведу лишь некоторые. Подчеркну, что размещаемая сегодня серия публикаций не содержит критического разбора материала. Ему будут посвящены дополнительные статьи.

IСообщение ЕК от 06.05.2015 г. «Стратегия Цифрового Единого Рынка для Европы» (Communication A Digital Single Market Strategy for Europe).

Интернет и цифровые технологии, превратившись из отдельного сектора экономики в основу всей инновационной экономической системы, меняют образ жизни и работы каждого человека, предприятия, общества в целом. Формирующиеся национальные цифровые рынки будут более эффективны в виде единого европейского. Цифровой единый рынок (Digital Single Market, DSM) — рынок, на котором обеспечивается свободное перемещение товаров, трудовых ресурсов, услуг, капиталов и на котором физические лица и предприятия могут в равной мере получать доступ и вести деятельность в онлайне на условиях справедливой конкуренции, высокого уровня охраны прав потребителей и персональных данных, а также независимо от их гражданства или места нахождения.

В основу Стратегии DSM поставлены 3 столпа: обеспечение лучшего доступа потребителей и бизнеса к онлайновым товарам и услугам по всей Европе; создание правильных условий для развития ИК-сетей и контент-услуг; повышение потенциала роста европейской цифровой экономики. More »

После общего обзора подготовленных Европейской комиссией изменений в регулировании цифровой сферы, посмотрим, какие новации предлагаются в отношении авторского и смежного права. Они преимущественно изложены в пакете документов, опубликованных Еврокомиссией 14 сентября 2016 г. С ним были связаны многие надежды и опасения. Эксперты и простые пользователи с тревогой вчитывались в тексты, раньше времени просочившиеся в интернет, гадая, знаменуют ли они реальную реформу или создают ее видимость, ищет ли европейский законодатель реальный баланс интересов участников или вновь укрепляет позиции правообладателей.

Предварительный план действий был намечен еще в Сообщении Еврокомиссии от 09 декабря 2015 г. «По направлению к современному, более европейскому авторскому праву»Towards a modern, more European copyright framework»). Он состоит из 4 основных шагов.

1) Обеспечение широкого доступа к контенту на всей территории ЕС.

В Европе самый большой процент пользователей Интернета среди населения (77%) в сравнении другими странами. Не в последнюю очередь они выходят в сеть ради контента. Свободное перемещение контента выгодно и потребителям, и бизнесу, но пока недостижимо. Потребители не могут приобрести контент по самым разным причинам: онлайновые сервисы не оказывают услуги потребителям из других государств-членов ЕС, либо в их каталогах нет многих европейских произведений (онлайн доступно лишь 19% аудиофильмов, произведенных в других государствах-членах ЕС; 53% пользователей пытались найти на иностранных сервисах материалы, не распространяемые в их стране), либо подписчики не могут использовать правомерно приобретенный контент при поездках за границу. Потребители не понимают, как это возможно в условиях всемирного интернета. В итоге, они пользуются обходными путями (вроде VPN) для получения доступа, а пиратство становится оправданным (22% европейцев считают допустимым скачивание пиратского контента, когда легальный недоступен). Подобная ситуация вызвана территориальным действием прав интеллектуальной собственности, либо сознательным решением правообладателей, бизнеса или провайдеров.

Еврокомиссия предлагает постепенно устранять препятствия, мешающие трансграничному доступу к контенту и распространению произведений. Намеченные шаги:

— обеспечение мобильности контента, чтобы пользователи, которые оформили подписку или приобрели контент, могли сохранять доступ к нему при временных поездках в другие ГЧ;

— содействие онлайновому трансграничному распространению ТВ- и радиопрограмм;

— стимулирование выдачи трансграничных лицензий на использование контента, путем разработки программ медиации и т.п.;

— упрощение оцифровки вышедших из коммерческого оборота произведений и предоставление к ним доступа на всей территории ЕС;

— меры по продвижению европейских произведений на едином рынке, включая каталоги фильмов, создание лицензионных хабов, широкое применение стандартизированных идентификаторов произведений, чтобы потенциальным потребителям и инвесторам было легче отыскивать необходимые материалы;

— разработка европейского агрегатора онлайновых поисковых сервисов (для индексации доступных правомерных предложений контента) и национальных поисковых инструментов; улучшение финансирования изготовления субтитров и дубляжа за счет публичных фондов;

— обсуждение с аудиовизуальной индустрией способов улучшения финансирования европейских произведений. More »

К идее регулирования цифровых контрактов Европейская комиссия обратилась после того, как в 2015 г. неудачей закончилось обсуждение Регламента об общеевропейском торговом праве (Regulation on a Common European Sales Law). Регламент должен был стать полноценным кодексом, объемом в сотню страниц. Но ЕС отказался от его принятия из-за нерешаемых разногласий участников.

Цифровые контракты часто заключаются между сторонами из разных государств-членов ЕС. Общие правила игры для них принципиально важны. За последний год у 70 миллионов потребителей возникали сложности при покупке цифрового контента. Лишь 15% европейских покупателей решаются приобретать товар онлайн в другом государстве-члене ЕС, тогда как в своей стране — 44%. Только 12% коммерсантов продавали свой товар онлайн покупателям из других европейских стран, в пределах своей — 37%. Словом, потенциал роста велик. Поэтому Еврокомиссия, выбрав из отклоненного регламента наиболее подходящие положения, спешно подготовила из них проекты двух директив — о договорах дистанционной продажи товаров и о договорах продажи цифрового контента.

09 декабря 2015 г. Еврокомиссия представила комплект на обсуждение. Общее описание стратегии дано в Сообщении ЕК «Цифровые договоры в Европе — Высвобождение потенциала электронной коммерции» Digital contracts for EuropeUnleashing the potential of ecommerce»). В нем отмечено, что к цифровым договорам будут применяться общие правила о договорах, а также что продажа цифрового контента будет регулироваться аналогично материальным объектам, кроме особенностей, прямо следующих из нематериального характера товара. Директивы разработаны с учетом европейских норм о применимом праве и выборе юрисдикции, в т.ч. Регламентов 1215/2012 и 593/2008. Обзор действующих правил дан в Приложении №7 к рабочим материалам (Annex 7 SWD(2015) 275).

Проект первой директивы посвящен продаже материальных товаров, второй – нематериальных.

Вместе с сообщением опубликован проект «Директивы об определенных аспектах договоров онлайновой и иной дистанционной продажи товаров» (Proposal for a Directive on certain aspects concerning contracts for the online and other distance sales of goods).

Чтобы не возникло значительных расхождений в регулировании онлайновых и офлайновых продаж, за основу взята Директива 1999/44/EC от 25.05.1999 г. об определенных аспектах продажи товаров потребителям и сопутствующих гарантиях. Но многие условия онлайновых продаж прописаны заново. В проекте много правил, отличных от Директивы. Проект также дополняет Директиву 2011/83/EU Consumer Rights Directive (заложившую основы дистанционной торговли) и Директиву 2001/29/EC InfoSoc в части электронной коммерции. More »

Продолжая рассматривать тенденции американского интеллектуального права, стоит затронуть еще одну важную тему – доступность для общества результатов интеллектуальной деятельности и научных исследований, реализованных на бюджетные средства. Не так давно произошел ряд событий, которые привлекли к этой теме пристальное внимание и вызвали жаркие дискуссии. В нашей стране более-менее известной стала лишь их трагическая сторона – гибель известного интернет-активиста Аарона Шварца. Тогда как их итоговые последствия, связанные с изменением государственной политики и законодательной практики, открыли новую страницу в сфере основополагающих право граждан и в интеллектуальном праве.

Хорошо известно, что все национальные законы об авторском праве признают не только монопольное право авторов на результаты их труда, но и безусловное право широкой общественности использовать такие результаты для своего блага. Это содействует распространению знаний, прогрессу и массовому росту творческой активности. Но достичь баланса интересов публики и правообладателей очень непросто. И даже если удается найти какие-то приемлемые варианты (вроде ограничения авторских прав или перевода охраняемых результатов в общественное достояние после определенного срока), их реализация сталкивается со множеством препятствий. В качестве наглядного примера можно привести широко обсуждаемую проблему, созданную американским DMCA, когда запрет на обход технических средств защиты фактически блокирует многие законные способы использования произведений. Не меньше сложностей возникает и в, казалось бы, более понятном случае, когда охраняемый творческий результат переходит в общественное достояние. На объекты с таким статусом не распространяется авторско-правовая монополия. И они, по сути, должны свободно обращаться и использоваться всеми заинтересованными лицами. Но правоведы обращают внимание на важную деталь: прекращение авторского права на монопольное использование не влечет прекращения права контролировать доступ к самим материальным носителям, на которых записаны произведения. И если такие произведения (или результаты исследований) хранятся в закрытых библиотеках и архивах государственных организаций, их свободное использование становится невозможным. Становится понятным, что право на свободное использование зачастую попадает в полную зависимость от права доступа, и без него не может быть реализовано вовсе (под правом доступа в данном случае мы понимаем не то узкое правомочие получать доступ к произведениям изобразительного искусства, которое предусмотрено ст. 1292 ГК РФ, а возможность получать в пользование любой материальный носитель с произведением). А право доступа регулируется не авторским правом, а множеством иных законов: об информации, о НИОКР, о договорах и т.д. Об этом много говорили и раньше. Но именно недавняя трагическая история заставила, наконец, признать проблему и начать поиски ее решения. More »

Правительство Великобритании продолжает озвучивать законодательные инициативы по обновлению авторского права. Генеральное направление реформы было изложено в рекомендациях проф. И. Харгривса в 2011 году. Не так давно мы писали о проекте совершенствования условий лицензирования. Теперь Правительство коснулось такой важной темы, как расширение сферы свободного использования произведений за счет установления новых изъятий из авторского права. Предложения сформулированы в документе «Улучшая авторское право: Современная, энергичная и гибкая система» (Modernising Copyright: A modern, robust and flexible framework), озвученном в прошлом месяце. Предполагается, что все необходимые изменения будут внесены в законодательство до октября 2013 года.

Основная цель упомянутого проекта – попытаться достигнуть баланса интересов правообладателей и общества в цифровую эпоху: сделать произведения более доступными, и оттого более ценными для всех, сохранив достаточный уровень охраны авторских прав. Как подчеркивается в документе, обеспечивая неотвратимость ответственности за использование нелегального контента, одновременно необходимо значительно расширить права приобретателей контента легального. Пользователь должен забыть о вопросе «законно или незаконно совершать те или иные действия с произведением?», определяя лишь, необходима ему лицензия в конкретном случае или нет. Заплатив за доступ к контенту, он должен иметь право свободно записывать и использовать его в любых личных, некоммерческих целях. По оценке правительства Великобритании, заложенные в проекте меры обогатят экономику страны не менее чем на 500 миллионов ф.ст. в следующие 10 лет, с предполагаемой дополнительной выгодой в размере 290 млн. ф.ст. ежегодно.

Итак, какие же выгоды ждут британских пользователей? More »

Недавно Европейская Комиссия представила проект новой Директивы (DIRECTIVE OF THE EUROPEAN PARLIAMENT AND OF THE COUNCIL on collective management of copyright and related rights and multi-territorial licensing of rights in musical works for online uses in the internal market; ее авторский перевод приведен далее), посвященной ряду важных вопросов интернет-права.

Многие эксперты ранее неоднократно отмечали, что облегчение оборота цифрового контента во многом зависит от создания онлайновых баз данных таких объектов и прав на них. Доступность этой информации всем заинтересованным лицам, а также легкость получения лицензий, в том числе международных, приведут к серьезному росту оборота цифровых объектов в сети Интернет. Это будет выгодно с экономической, культурной, образовательной и иных точек зрения.

Безусловно, такой амбициозный проект трудно реализовать в одночасье, особенно в глобальном масштабе. Поэтому рассматриваемый проект можно назвать важным шагом в избранном направлении. Хотя, конечно, и он не всеми воспринимается с однозначной поддержкой. Прежде всего из-за того, что попытки выработать единообразные, усредненные правила игры в какой-либо сфере неизбежно приводят к тому, что некоторые лучшие практики при этом приносятся в жертву, чтобы не налагать чрезмерных обязательств на тех, кто давно использует практики гораздо менее совершенные. Так и в данном случае недовольство возникает, например, из-за того, что проект предусматривает более длительные сроки выплаты правообладателям собранных с пользователей средств, чем существующие сейчас в некоторых организациях по коллективному управлению сроки. Естественно, такие организации вполне могут удлинить свои сроки до «законодательных». Но вернемся к проекту.

Директива исходит из принципа, что сегодня крайне важную роль в накоплении и распространении информации о цифровом контенте (в отсутствие единых баз данных) играют организации по коллективному управлению правами. Поэтому именно в их отношении проект устанавливает ряд обязанностей, способствующих большей доступности такой информации. Кроме этого, немало положений Директивы посвящены облегчению процесса выдачи лицензий, прежде всего, на музыкальные произведения различным провайдерам онлайновых музыкальных сервисов. В том числе лицензий мульти-территориальных. Для этого предусмотрены принципы сотрудничества между различными организациями по коллективному управлению.

В то же время не был забыт и еще один важный момент. Постоянно развивающееся законодательство об интеллектуальных правах крайне редко содержит развернутые нормы, касающиеся процесса передачи полномочий на управление охраняемыми объектами. И особенно редки правила, регулирующие деятельность и устанавливающие ответственность тех, кто получает полномочия на управление правами. Достаточно частые серьезные обвинения организаций по коллективному управлению в злоупотреблении своими правами являются тому подтверждением. Директива содержит детально проработанные положения об участии правообладателей в процессе принятия основных решений такими органиазциями и о принципах прозрачности их деятельности как перед правообладателями, так и перед обществом в целом.

Поэтому, несмотря на существующие критические замечания в адрес проекта Директивы, его стоит признать важной вехой, знаменующей постепенный поворот в сторону выработки новых сбалансированных принципов интеллектуального права в цифровой сфере.

Далее приводится авторский перевод проекта Директивы. More »

CISPA и SNOPA — парочка новых аббревиатур для всех интересующихся тенденциями развития американского Интернет-права. Одну из них многие пользователи упоминают с негодованием, тогда как как другую радостно приветствуют. Посмотрим чуть подробнее, о чем идет речь.

Первый из них — CISPA (Cyber Intelligence Sharing and Protection Act), что можно перевести как «Закон о защите и совместном использовании компьютерной секретной информации», — в конце апреля в первом чтении одобрила Палата представителей Конгресса США. Он имеет довольно серьезных сторонников, в число которых входят около 800 Интернет-компаний, в частности, такие крупные, как Microsoft, Facebook, Intel, AT&T, Verizon. При этом многие правозащитные организации, Electronic Frontier Foundation, American Civil Liberties Union, Sunlight Foundation и др., призывают активно противостоять его принятию.

Мы уже отмечали одну из самых характерных черт современного Интернет-права — сближение и переплетение вопросов охраны интеллектуальной собственности и личных прав человека. Именно угроза нарушения последних порождает массовые движения против внедрения новых способов осуществления и защиты интеллектуальных прав. Большинство предложений правообладателей по усилению защиты их интересов в глобальной сети так или иначе связаны с необходимостью получения более полной информации об участниках и способах цифрового обмена данными. Надо заметить, что чаще всего такое положение дел обусловливается не особым коварством правообладателей, а технологическими принципами компьютерного обмена информацией. Любые простые, непродуманные решения в этой области чаще всего расцениваются как покушение на безопасность и приватность обычных пользователей. В результате, напуганные разнообразными попытками ограничить их права, пользователи с неизбежностью относятся к любым новым предложениям урегулировать Интернет-отношения с серьезным предубеждением, преувеличивая их возможные угрозы. И трудно сказать, чьей вины в этом больше. More »

В блоге приведено достаточно много примеров недавних проектов законов или международных соглашений, разработанных без учета мнения пользователей Интернета, а потому встреченных с заслуженным негодованием. Но, как известно, существуют и обратные примеры — когда законопроекты вносятся представителями пользователей и правозащитных организаций. За их судьбой также полезно проследить, чтобы всесторонне оценить тенденции грядущих изменений интернет-права, а также понять, какие варианты компромисса между защитой интересов правообладателей и пользователей возможны и поддерживаются в тех или иных странах.

Ниже приводится перевод основных положений проекта закона США «Об онлайновой охране и правоприменении в цифровой торговле» (Online Protection and Enforcement of Digital Trade Act, или OPEN Act).

Он был подготовлен в качестве альтернативы проектам SOPA и PIPA. В январе 2012 года он был внесен на рассмотрение в законодательные органы США и в настоящий момент передан на утверждение в Комитет по интеллектуальной собственности, конкуренции и Интернету Палаты представителей.

Его главное отличие от SOPA и PIPA состоит в том, что он не допускает блокирования сайтов, изъятия доменных имен и прекращения доступа посетителей. В упомянутых проектах эти действия рассматривались в качестве основных способов защиты правообладателей. Но они слишком легко могут привести к дискриминации интересов пользователей.

OPEN Act нацелен на пресечение получения незаконной выгоды недобросовестными владельцами сайтов. Для этого правообладатели могут требовать запрета проведения финансовых операциях такими сайтами и получения ими доходов от размещения рекламы. Лишение пиратов возможности получать незаконную прибыль является вполне разумным шагом на пути достижения компромисса интересов правообладателей и пользователей глобальной сети. Посмотрим, как это законопроект будет принят и воплощен в жизнь. Перевод его основных положений смотрите далее. More »

Американские законопроекты «Stop Online Piracy Act» (SOPA) и «PROTECT IP Act», вызвали необычайно горячие и энергичные споры, острую критику и активное сопротивление их принятию. Многие крупные интернет-проекты пишут письма со своими возражениями и негодованием либо проявляют их путем временной приостановки работы, а также призывают к бойкотированию тех, кто эти законопроекты поддерживает.

Противники принятия этих актов ссылаются, например, на то, что действующее законодательство США и так позволяет привлекать к ответственности виновных в нарушении авторских и иных интеллектуальных прав, вспоминая, в частности, недавнее закрытие одного из крупнейших файлообменных сайтов Megaupload.com.

Зачем же продолжать ужесточать законодательство настолько, что это ведет к установлению интернет-цензуры и препятствует свободному распространению информации? — возмущаются многие, опасающиеся, что американское законодательство пойдет по пути Китая.

О непростой ситуации с принятием этих законопроектов пишут многие. Но не всегда раскрывается содержание тех статей, которые и вызывают столь острое неприятие.
Чтобы была более понятна подоплека развернувшейся войны за будущее интернета, приведем перевод основных положений обоих проектов. Это будет весьма поучительно. More »

Обновление: перевод окончательно утвержденной 25.10.2012 г. Директивы 2012/28/EU смотрите здесь.

Процесс оцифровки различных видов произведений, чрезвычайно актуальный в информационную эпоху, хотя бы с точки зрения культурной и образовательной, сталкивается с очень серьезными сложностями на практике. Вспомнить хотя бы историю с судебным преследованием компании Google, вознамерившейся создать огромную онлайновую базу изданных книг.

Но, понимая важность и неизбежность этого процесса, в некоторых государствах предпринимаются попытки найти взвешенный баланс интересов авторов и общества в сфере цифрового распространения произведений.

В качестве такого очень серьезного шага можно назвать проект Директивы Евросоюза, посвященной разрешенному использованию так называемых «произведений-сирот» (orphan works), т.е. тех, чьи правообладатели неизвестны или не найдены. Далее приводится перевод этого проекта на русский язык.

Использованный в нем подход может быть крайне интересен и полезен и для нашей страны. Поскольку пока эти вопросы вообще не рассматриваются.

Предложения, подготовленные Европейской Комиссией 24.05.2011 года, содержат проект Директивы Европейского Парламента и Совета О некоторых случаях разрешенного использования произведений-сирот. More »

Страница 1 из 212