После общего обзора подготовленных Европейской комиссией изменений в регулировании цифровой сферы, посмотрим, какие новации предлагаются в отношении авторского и смежного права. Они преимущественно изложены в пакете документов, опубликованных Еврокомиссией 14 сентября 2016 г. С ним были связаны многие надежды и опасения. Эксперты и простые пользователи с тревогой вчитывались в тексты, раньше времени просочившиеся в интернет, гадая, знаменуют ли они реальную реформу или создают ее видимость, ищет ли европейский законодатель реальный баланс интересов участников или вновь укрепляет позиции правообладателей.

Предварительный план действий был намечен еще в Сообщении Еврокомиссии от 09 декабря 2015 г. «По направлению к современному, более европейскому авторскому праву»Towards a modern, more European copyright framework»). Он состоит из 4 основных шагов.

1) Обеспечение широкого доступа к контенту на всей территории ЕС.

В Европе самый большой процент пользователей Интернета среди населения (77%) в сравнении другими странами. Не в последнюю очередь они выходят в сеть ради контента. Свободное перемещение контента выгодно и потребителям, и бизнесу, но пока недостижимо. Потребители не могут приобрести контент по самым разным причинам: онлайновые сервисы не оказывают услуги потребителям из других государств-членов ЕС, либо в их каталогах нет многих европейских произведений (онлайн доступно лишь 19% аудиофильмов, произведенных в других государствах-членах ЕС; 53% пользователей пытались найти на иностранных сервисах материалы, не распространяемые в их стране), либо подписчики не могут использовать правомерно приобретенный контент при поездках за границу. Потребители не понимают, как это возможно в условиях всемирного интернета. В итоге, они пользуются обходными путями (вроде VPN) для получения доступа, а пиратство становится оправданным (22% европейцев считают допустимым скачивание пиратского контента, когда легальный недоступен). Подобная ситуация вызвана территориальным действием прав интеллектуальной собственности, либо сознательным решением правообладателей, бизнеса или провайдеров.

Еврокомиссия предлагает постепенно устранять препятствия, мешающие трансграничному доступу к контенту и распространению произведений. Намеченные шаги:

— обеспечение мобильности контента, чтобы пользователи, которые оформили подписку или приобрели контент, могли сохранять доступ к нему при временных поездках в другие ГЧ;

— содействие онлайновому трансграничному распространению ТВ- и радиопрограмм;

— стимулирование выдачи трансграничных лицензий на использование контента, путем разработки программ медиации и т.п.;

— упрощение оцифровки вышедших из коммерческого оборота произведений и предоставление к ним доступа на всей территории ЕС;

— меры по продвижению европейских произведений на едином рынке, включая каталоги фильмов, создание лицензионных хабов, широкое применение стандартизированных идентификаторов произведений, чтобы потенциальным потребителям и инвесторам было легче отыскивать необходимые материалы;

— разработка европейского агрегатора онлайновых поисковых сервисов (для индексации доступных правомерных предложений контента) и национальных поисковых инструментов; улучшение финансирования изготовления субтитров и дубляжа за счет публичных фондов;

— обсуждение с аудиовизуальной индустрией способов улучшения финансирования европейских произведений.

2) Адаптация изъятий из права ИС к цифровому и трансграничному пространству.

Фрагментация авторского права в ЕС хорошо видна на примере изъятий и ограничений. Нормы об изъятиях в праве ЕС преимущественно опциональны и не детализированы. Национальные законодатели сами решают, имплементировать ли их и в каком объеме. Императивных норм всего две: в ст. 5(1) Директивы об информационном обществе и в ст. 6 Директивы о сиротских произведениях. Поэтому не во всех ГЧ есть изъятия, либо условия их применения различаются. Иногда изъятие в нац. праве определено более узко, чем разрешает право ЕС. Суд ЕС пытается бороться с возникающей несогласованностью. Он пояснял, что усмотрение государств-членов не свободно, когда они имплементируют изъятие в пределах, установленных правом ЕС. ГЧ не вправе определять границы изъятий несоответствующим или не гармонизированным способом, отличающимся от иных ГЧ (C-467/08 Padawan). СЕС также разъяснил, что, поскольку изъятия должны толковаться строго, ГЧ обязаны сохранить их действенность, чтобы цель изъятия была реализована (C-145/10 Painer). Наконец, сами изъятия надо периодически пересматривать из-за изменения технологий. Поэтому основная цель — повысить уровень гармонизации, сделать положения об изъятиях обязательными и обеспечить их функционирование на всей территории ЕС.

Планируемые шаги:

— имплементировать Марракешский договор;

— разрешить публичным исследовательским организациям, действующим в общественных интересах, осуществлять глубинный анализ текста и данных, к которым они имеют правомерный доступ;

— пояснить пределы изъятия «иллюстрирование для целей обучения», а также его применение в цифровой сфере и при онлайновом обучении;

— уточнить правила сохранения культурного наследия, в т.ч. с применением цифровых технологий, а также изначально цифрового или оцифрованного контента;

— предоставить право академическим библиотекам и подобным им институтам удаленно обращаться к произведениям через закрытые электронные сети для целей исследований и частного изучения;

— прояснить действие изъятия «panorama exception» (свободное создание и загрузка изображений объектов архитектуры и скульптуры, размещенных в публичном пространстве), в т.ч. для новых каналов распространения;

— модернизировать правила о принудительных сборах (за частное копирование), поскольку анализ показывает, что они могут причинять вред единому рынку, потребителям и другим рыночным игрокам; необходимо также, чтобы распределение собранных средств между правообладателями было более эффективным.

3) Достижение эффективно функционирующего рынка для копирайта.

Разнообразие контента и его доступность потребителям должны сопровождаться эффективными правами создателей контента на получение вознаграждения за свой труд. Рынок, особенно цифровой, часто не позволяет правообладателям самим устанавливать лицензионные условия и проводить переговоры на справедливой основе. Например, онлайновые платформы и агрегаторы контента далеко не всегда в своей деятельности следуют интересам правообладателей и принципам авторского права. Этому есть и юридические причины (противоречия в понимании терминов «сообщение и доведение для всеобщего сведения», используемых в цифровых транзакциях), и рыночные (авторам и исполнителям может не хватать переговорной силы, чтобы отстаивать свое право на справедливое вознаграждение). Наконец, платформы часто, ссылаясь на посреднический характер своих функций, претендуют на иммунитет против ответственности за нарушение интеллектуальных прав. В этом случае они извлекают выгоду из чужого контента, но не обеспечивают удовлетворение интересов создателей такого контента. Следует решить, надо ли подкорректировать правила об иммунитете для разных типов посредников.

Европейская комиссия планирует:

— оценить, нуждаются ли в уточнениях определения прав «на сообщение для всеобщего сведения» и «на доведение до всеобщего сведения»;

— изучит необходимость создания особых правил работы новостных агрегаторов;

— исследует, каких изменений требуют системы вознаграждения авторов и исполнителей, чтобы повысить их правовую определенность, прозрачность и сбалансированность.

4) Обеспечение эффективной и сбалансированной правоприменительной системы.

Несоблюдение прав авторов и исполнителей причиняет существенный вред и им, и экономике в целом.

— скорейшее внедрение механизма «follow the money» (предотвращает получение дохода нарушителями авторских прав), применяемого на добровольной основе; кодексы практики могут быть при необходимости усилены законодательством;

— анализ действующих правил принудительного осуществления, разработка программы действий, возложение на информационных посредников обязанности эффективно устранять нарушение интеллектуальных прав и предотвращать их повторное совершение («take down and stay down» principle);

— аналогичный анализ и публичные консультации по регулированию платформ.

Главный образец, к которому ЕК считает возможным стремиться, — полная гармонизация, подразумевающая единый кодекс ЕС об авторском праве, единую юрисдикцию рассмотрения споров и наделение творцов единым европейским авторским правом. К сожалению, пока вместо полноценной кодификации европейский законодатель продолжает наращивать фрагментированность, противоречивость и неопределенность права. Пример тому в рассматриваемых далее четырех новых директивах и регламентах.

Часть предлагаемых изменений воплощена в проектах, рассмотренных в обзорной публикации о реформе (например, в проекте Регламента об обеспечении трансграничной мобильности онлайновых контентервисов на внутреннем рынке и в проекте Директивы касательно оказания аудиовизуальных медиа-услуг в свете изменяющихся рыночных условий). А теперь посмотрим на пакет предложений в сфере авторского и смежного права, опубликованный 14 сентября 2016 г.

I. В Сообщении «Продвигая справедливую, эффективную и конкурентную общеевропейскую экономику, основанную на авторском праве, на Цифровом Едином Рынке» (Promoting a fair, efficient and competitive European copyrightbased economy in the Digital Single Market) Европейская комиссия еще раз кратко перечисляет основные шаги, изложенные в предыдущем сообщении от 09.12.2015 г. «По направлению к современному, более европейскому авторскому праву».

До конца 2018 пройдут обсуждения с разными участниками о том, как повысить доступность контента. Будут рассмотрены такие инструменты, как онлайновые лицензионные хабы и каталоги творческой продукции; стандартизированные идентификаторы контента, совместимые с альтернативными; общеевропейская система поиска контента, включающая поиск по национальным базам данных; распространение правообладателями их произведений на всей территории ЕС по программе Creative Europe MEDIA; финансирование изготовления субтитров и дубляжа к аудиовизуальным произведениям; разнообразные сервисы рекомендаций контента.

В пересмотре нуждается система изъятий из авторского права. Действующие изъятия носят диспозитивный характер, не имеют трансграничного действия и не отражают технологических изменений.

Отдельный блок изменений затронет меры принудительного осуществления прав ИС. Проведенная ЕК публичная консультация показала, что Директива 2004/48/ЕС слабо защищает от нарушений, особенно в цифровой сфере. ЕК подготовит изменения, которые прояснят применение предварительных и превентивных мер защиты, судебных запретов, а также правил расчета и распределения убытков. Комиссия обещает предложить механизм, позволяющий использовать меры судебной защиты и судебные запреты, присужденные в одном из государств-членов, в других государствах-членах, где те же лица совершают аналогичные нарушения. В условиях развивающихся технологий, особенно онлайновых, крайне важно, чтобы суд как можно быстрее и эффективнее рассматривал вопрос о мерах защиты. ЕК подумает, как этого добиться, например, посредством специализации судей. Также она будет стимулировать более широкое применение стратегии «follow the money», а также привлекать к ней все новых участников. Наконец, Комиссия изучит способы активного вовлечения в борьбу с пиратством информационных посредников, и еще раз поднимет вопрос о пределах их ответственности, когда предлагаемые посредниками сервисы используются для массовых нарушений, а посредники не препятствуют этому.

II. Основные предложения Еврокомиссии собраны в проекте Директивы об авторском праве на Едином Цифровом Рынке (Proposal for a Directive of the European Parliament and of the Council on copyright in the Digital Single Market).

Это важный документ, отражающий основные идеи по реформированию авторского и смежного права. Его сопровождают 430-страничные сопроводительные материалы. Он насыщен громкими словами, большими планами и неоднозначными предложениями, вызвавшими большую волну обсуждений и споров.

1. Глубинный анализ текста и данных.

Директива предусматривает новое изъятие из права на воспроизведение объектов авторских и смежных прав (ст. 2 Директивы 2001/29/ЕС), из авторского и sui generis права на воспроизведение баз данных и использование материалов из них (ст. 5(а) и 7(1) Директивы 96/9/ЕС), а также из права на цифровое использование публикаций в прессе (ст. 11(1) предлагаемой Директивы). Исследовательские организации, имеющие правмерный доступ к произведениям и иным охраняемым объектам, вправе осуществлять глубинный анализ текстов и данных (к которым относятся звуки, изображения и иные виды информации) в целях научного исследования. Это изъятие не может быть ограничено договором (условиями лицензии).

«Исследовательская организация определяется как университет, исследовательское учреждение или иная организация, основной вид деятельности которой состоит в проведении только научных исследований или вместе с оказанием образовательных услуг а) на некоммерческой основе или на условиях реинвестирования всей прибыли в научные исследования, или б) в общественных интересах, признаваемых государством-членом; при условии, что предприятие, контролирующее деятельность такой организации, не имеет преимущественного права на доступ к результатам ее исследований».

«Глубинный анализ текста и данных (text and data mining) – любые технологии автоматизированного анализа, предназначенные для изучения текста или данных в цифровой форме для сбора такой информации как образцы, тенденции и взаимосвязи».

Правообладатели вправе предпринимать меры для защиты целостности и неприкосновенности сетей и баз данных, содержащих охраняемые результаты. Однако такие меры не должны выходить за указанные цели и препятствовать действиям исследовательских организаций. А государства-члены будут побуждать правообладателей и исследовательские организации к совместной разработке кодексов наилучших практик, регулирующих подобные меры.

В преамбуле Директивы специально отмечено, что нет необходимости требовать уплаты справедливой компенсации за проведение глубинного анализа, ведь вреда правообладателям он не приносит.

2. Изъятие для образовательной деятельности.

Новое изъятие будет касаться прав на воспроизведение, на сообщение и доведение до всеобщего сведения объектов авторских и смежных прав (ст. 2 и 3 Директивы 2001/29/ЕС), авторского и sui generis прав на воспроизведение баз данных и использование материалов из них (ст. 5(а) и 7(1) Директивы 96/9/ЕС), прав на использование компьютерных программ (ст. 4(1) Директивы 2009/24/ЕС), а также прав на цифровое использование публикаций в прессе (ст. 11(1) предлагаемой Директивы). Данное изъятие (ограничение) дает право на цифровое использование произведений и иных охраняемых объектов в качестве иллюстраций в учебной деятельности в объеме, оправданном некоммерческим характером такого использования, при условии, что такое использование а) имеет место на территории образовательного учреждения или через защищенную электронную сеть, доступ к которой предоставлен только ученикам, студентам и преподавательскому составу такого учреждения; б) сопровождается указанием на источник, включая имя автора, если это технически осуществимо. К допустимому цифровому использованию относятся как случаи применения цифровых материалов в офлайновых занятиях, так и в дистанционном обучении, в т.ч. трансграничном. Смягчение территориального действия авторских прав достигается за счет применения принципа страны происхождения (country of origin). Согласно этому принципу, в определенных случаях лицензиар признается использующим произведение только в стране своего нахождения. Поэтому если правообладатель дает согласие на использование его произведения в стране нахождения лицензиара, этого достаточно, чтобы лицензиар мог без дополнительного согласования использовать произведение и в других государствах-членах ЕС на условиях, установленных законом. Так и в данном случае считается, что РИД используется только в том государстве, где создано соответствующее образовательное учреждение, даже если доступ к произведению получают пользователи из других стран ЕС. Этот принцип очень важен: и ЕК использует его неоднократно, и эксперты отмечают его позитивные стороны. Подробнее о нем смотрите в основной публикации.

Государства-члены могут исключить из сферы действия изъятия определенные виды охраняемых творческих результатов, лицензии на право использования которых легко доступны на рынке и если потенциальные пользователи об этом надлежаще осведомлены. Государства-члены могут предусмотреть обязанность выплачивать правообладателям справедливое вознаграждение за использование их работ подобным образом.

Оба рассмотренных изъятия крайне важны для общества. Недаром ЕК придает им императивный характер. Однако из-за несовершенства формулировок использование обоих изъятий поставлено в зависимость от усмотрения правообладателей. Глубинный анализ можно осуществлять лишь применительно к материалам, к которым получен правомерный доступ. Правообладатели вольны отказать в таком доступе или ограничить его условиями. Вдобавок не все исследователи могут оплатить доступ ко всей необходимой базе данных материалов. Изъятие для целей образования может стать неприменимым при наличии на рынке достаточных лицензий. Правообладатели вправе отказать в лицензии или затруднить их получение посредством высоких цен или несправедливых условий.

3. Сохранение культурного достояния.

Еще одно изъятие затрагивает право на воспроизведение объектов авторских и смежных прав (ст. 2 Директивы 2001/29/ЕС), авторское и sui generis право на воспроизведение баз данных и использование материалов из них (ст. 5(а) и 7(1) Директивы 96/9/ЕС), право на воспроизведение компьютерных программ (ст. 4(1)(а) Директивы 2009/24/ЕС), а также право на цифровое использование публикаций в прессе (ст. 11(1) предлагаемой Директивы). Оно позволит организациям культурного наследия (публично доступным библиотекам, музеям, архивам, кино- и аудиофондам) изготавливать копии любых произведений и иных охраняемых объектов, постоянно находящихся в их собрании, с помощью любых подходящих технологий, в любых форматах и на любых носителях, но исключительно в целях сохранения таких РИД и в объеме, необходимом для сохранения.

Общее пояснение. Все указанные выше изъятия и ограничения должны отвечать трехступенчатому тесту (ст. 5(5) Директивы 2001/29/ЕС). Технологические меры защиты, используемые правообладателями, не должны препятствовать осуществлению изъятий и ограничений.

4. Вышедшие из коммерческого оборота произведения (outofcommerce works).

Получить предварительное согласие правообладателя на использование таких РИД может быть затруднительно в силу давности их создания, ограниченной коммерческой ценности или из-за того, что они вообще не предназначались для коммерческого использования. Чтобы повысить доступность таких РИД, проект наделяет организации по коллективному управлению полномочием выдавать, при определенных условиях, лицензии от имени даже тех правообладателей, которые не передавали ей таких прав.

Лицензия дает организации культурного наследия (библиотекам, музеям, архивам и т.д.) право использовать произведение во всех государствах-членах ЕС. К сожалению, условия использования творческих результатов Директива не конкретизирует. Однако поскольку данное изъятие охватывает все виды творческих результатов, дозволяет их оцифровку и распространение, в т.ч. трансграничное, на практике, вышедшие из коммерческого оборота РИД станут для обычных пользователей гораздо доступнее. В цифровых собраниях музеев и архивов мы сможем увидеть не только произведения, находящиеся в общественном достоянии, но и вполне современные, если через коммерческие каналы они больше не распространяются.

Затраты организаций культурного наследия на массовую оцифровку и распространение могут быть очень велики. Поэтому Директива требует, чтобы условия лицензий не запрещали им извлекать выгоду из оцифрованных РИД для покрытия расходов на приобретение лицензии, на обработку и распространение творческих объектов.

Когда организации по коллективному управлению выдают организациям культурного наследия неисключительные лицензии на использование в некоммерческих целях (посредством оцифровки, распространения, сообщения или доведения до всеобщего сведения) произведений или иных охраняемых объектов, вышедших из коммерческого оборота, которые постоянно находятся в собрании таких организаций, то упомянутые неисключительные лицензии могут охватывать или презюмироваться охватывающими правообладателей той же категории, от имени которых выдаются лицензии, даже если соответствующие правообладатели не уполномочили организацию по коллективному управлению представлять их интересы. Полномочия на подобное представительство возникают при условии, что:

а) организация по коллективному управлению представляет интересы значительного количества правообладателей данной категорий охраняемых объектов и в отношении данных видов прав;

б) условия лицензии предусматривают равные условия для всех видов правообладателей;

в) любой правообладатель может в любое время заявить возражение против признания принадлежащего ему охраняемого объекта вышедшим из коммерческого оборота и потребовать исключения этого объекта из лицензии.

Вышедшим из коммерческого оборота признается такой охраняемый объект, который целиком, во всех его переводах, вариациях и материальных формах, не доступен публике посредством обычных каналов коммерческого распространения и повышения его доступности разумно ожидать не стоит. Конкретные правила признания РИД вышедшими из коммерческого оборота государства-члены должны формулировать с учетом консультаций с правообладателями, организациями по коллективному управлению и организациями культурного наследия.

Публика должна быть в достаточной мере проинформирована (в т.ч. до того, как произведения будут оцифрованы, распространены, сообщены или доведены до всеобщего сведения) о признании творческих результатов вышедшими из коммерческого оборота; о лицензиях и их применимости к правам, не переданным правообладателями ОКУПам; о возможности правообладателя возражать против признания его творческого результата вышедшим из коммерческого оборота.

Лицензию выдает ОКУП того государства, где произведение впервые опубликовано либо впервые сообщено для всеобщего сведения, либо где постоянно находится или расположен головной офис изготовителя кинематографического и аудиовизуального произведения. А если такое государство разумными усилиями установить не удается, то лицензию выдает ОКУП по месту нахождения организации культурного наследия.

Указанные выше правила применяются к произведениям граждан из стран, не являющихся членами ЕС, только в тех случаях, когда их произведения впервые опубликованы, сообщены до всеобщего сведения в государстве-члене ЕС или там находится головной офис изготовителя фильма.

Для использования произведения в государствах-членах, отличающихся от места выдачи лицензии, необходимо разместить на едином онлайновом портале, управляемом EUIPO, за 6 месяцев до начала использования произведения сведения о произведениях, полученной лицензии и праве правообладателей на возражение.

5. Доступность аудиовизуальных произведений на платформах «видео по требованию» (VoD). Такие сервисы помогают более активному распространению творческих результатов. Но переговоры с правообладателями проходят не просто.

Если переговоры о получении лицензии для размещения фильмов на платформе видео по запросу по каким-либо причинам затруднены, государство-член ЕС должно создать специальный независимый орган, который будет содействовать проведению переговоров и достижению его участниками компромисса.

6. Новое смежное право на публикации в прессе.

Этим правом предполагается наделить издателей газет и журналов, которым сегодня сложно контролировать цифровое использование их изданий и получать вознаграждение за свой труд. В последние годы большая часть читателей знакомится с новостями в сети (31% против 7%), тиражи печатных изданий постоянно сокращаются (на 17% в период 2010-2014), а количество посетителей новостных сайтов и мобильных приложений растет по экспоненте. Но онлайновый успех издателей не превращается в экономический: падение доходов от печатных тиражей не компенсируется доходами от цифрового использования (в последние пять лет общая выручка издателей сократилась на 13%). Это уже привело к закрытию ряда небольших и региональных изданий.

Есть много причин этому. Газеты и журналы с давних пор бесплатно размещают в интернете большой объем материалов. Пользователи к этому привыкли. Но если раньше это компенсировалось доходами от печатных версий, то сегодня их не хватает, а имеющиеся бизнес-модели монетизации контента не приносят существенной выгоды. По-прежнему основной доход поступает от рекламодателей, а не от читателей (выручка от пейволлов и платной подписки не превышает 10% онлайновой выручки).

В то же время бесплатные материалы изданий увеличивают прибыль использующих их социальных медиа, новостных агрегаторов и поисковых систем. 57% европейских потребителей онлайновых новостей получают их с помощью этих сервисов. Взаимоотношения издателей и онлайновых сервисов складываются сложно. С одной стороны, онлайновые сервисы привлекают трафик на сайты издательств (до 66% трафика), т. е. увеличивают рекламный доход. С другой стороны, 47% пользователей довольствуются текстом новостей на сайте сервисов и не переходят на сайты газет, из-за чего рекламный доход уменьшается. Издателям пока не удается подписать лицензионные соглашения с более-менее существенным числом онлайновых сервисов, несмотря на тот факт, что в европейском праве перепечатка новостей охватывается правом на воспроизведение (см. решение Суда ЕС по делу C-5/08, Infopaq).

Еще одна проблема касается изъятий из авторского права, разрешающих свободное использование охраняемых произведений. В некоторых государствах-членах ЕС изъятием можно воспользоваться лишь при условии уплаты справедливой компенсации правообладателю, в т.ч. издателю. Согласно недавнему разъяснению Суда ЕС, издатели газет и журналов правообладателями не признаются, поэтому их притязания на справедливую компенсацию выглядят не вполне обоснованными (дело C-572/13, Hewlett-Packard and others). Согласно национальному праву большинства европейских стран, издатели приобретают права на отдельные материалы по договорам с авторами, редко — сами признаются авторами составных произведений, и в нескольких (Германия, Испания) странах недавно предусмотрено особое смежное право издателей. Но ни одна из этих схем к росту доходов издателей не привела.

Сегодня государства ЕС ищут разные способы решения перечисленных проблем. Например, посредством введения «налога на Google», который будет распределяться между издателями, или заключения соглашений с онлайновыми сервисами о финансировании специальных фондов. Свое решение есть и у Еврокомиссии. Она предлагает наделить издателей газет и журналов особым правом на публикации, в надежде, что это стимулирует формирование полноценного лицензионного рынка, а также правом на получение части справедливого вознаграждения. Множество европейских правоведов именно этот раздел проекта директивы встретило с нескрываемой враждебностью. Обзор критических замечаний сделаем в одной из следующих публикаций. Посмотрим на идеи ЕК поближе.

«Публикация в прессе (press publication) – зафиксированный сборник литературных произведений журналистского характера, который может содержать также иные произведения и охраняемые результаты и который представляет собой отдельный объект периодического или регулярно обновляемого издания, выпускаемого под единым заголовком, такого как газета либо общий или специализированный журнал, имеющего целью предоставление информации, относящейся к новостям или иным темам, и публикуемого в средствах массовой информации по инициативе, под редакцией и контролем поставщика услуг».

Издателям публикаций в прессе предоставляются права на воспроизведение и на доведение до всеобщего сведения (как они определены в Директиве 2001/29/ЕС) применительно к цифровому использованию их публикаций. К публикациям в прессе, на которые распространяется новое право, относятся ежедневные газеты, периодические журналы общей или специальной тематики, новостные веб-сайты. Не относятся – периодические публикации в научных и академических целях, такие как научные журналы.

В преамбуле Директивы подчеркнуто, что поскольку гиперссылки не являются сообщением для всеобщего сведения (C-466/12, Svensson and others), новые права не ограничивают размещение гиперссылок на публикации.

Новые права не затрагивают и не ограничивают права владельцев РИД, включенных в публикации. Такие РИД могут использоваться отдельно от публикаций. Впрочем, в договоре с автором могут быть согласованы и иные условия.

К публикациям в прессе применимы, с необходимыми уточнениями, положения Директивы 2001/29/ЕС об изъятиях и ограничениях, технологических мерах защиты, информации об управлении правами и способах защиты прав, а также все положения Директивы 2012/28/EU о сиротских произведениях.

Срок действия права на публикацию в прессе – 20 лет с года ее первой публикации.

Издатель, получивший от автора права или лицензию на использование произведения в составе публикации в прессе, имеет право на получение доли справедливой компенсации за использование произведения третьими лицами на основании изъятия или ограничения.

7. Использование охраняемого контента онлайновыми сервисами.

Поставщики информационных услуг (провайдеры сервисов), хранящие и предоставляющие публичный доступ к большому массиву произведений и иных охраняемых объектов, загружаемых пользователями, по сути, осуществляют доведение до всеобщего сведения. Они будут обязаны заключать с правообладателями лицензионные соглашения, кроме случаев, когда их деятельность освобождается от ответственности на основании ст. 14 Директивы 2000/31/ЕС (для этого необходимо оценить, насколько активную роль играют провайдеры сервисов в использовании контента, оптимизируют ли они представление загруженного контента, продвигают его и т.п.).

На поставщиков услуг будет возложена обязанность обеспечивать исполнение заключенных лицензионных соглашений, заключенных между провайдерами и пользователями контента, а также прекращать доступ к контенту, указанному правообладателями. Для этого провайдерам следует внедрять технологии эффективного распознавания контента и иные подходящие и пропорциональные меры (даже если провайдеры освобождаются от ответственности). Невнятные формулировки законопроекта могут налагать на провайдеров дополнительные обязательства, например, фильтровать контент, что грозит расхождениями с нынешним правом (в частности, директивой InfoSoc) и разъяснениями Суда ЕС. Кроме того, требование эффективных технологий может стать барьером для выхода на рынок новых европейских сервисов и закрепит первенство крупных (преимущественно американских) компаний.

Провайдеры информируют правообладателей о принимаемых мерах. Они раскрывают правообладателям информацию об использованных технологиях, их функционале, об успешности распознавания контента и объемах его использования. А правообладатели, в свою очередь, должны предоставлять провайдерам сведения, необходимые для идентификации РИД.

Для пользователей должны быть созданы механизмы подачи возражений и получения компенсации. Государства-члены будут содействовать диалогу поставщиков услуг и правообладателей для выработки наилучших практик.

8. Справедливое вознаграждение в договорах авторов и исполнителей.

На пользователей, получивших право использовать охраняемый РИД, будет возложена обязанность регулярно предоставлять авторам и исполнителям точную и достаточную информацию об использовании произведений и исполнений, в особенности о способах использования, полученном доходе и рассчитанном вознаграждении. Исключение может быть сделано для тех объектов, вклад в создание которых со стороны авторов и исполнителей был невелик. Организации коллективного управления руководствуются более детализированными принципами прозрачности, предусмотренными Директивой 2014/26/EU.

Авторы и исполнители получат новое право требовать выплаты дополнительного вознаграждения по договорам об использовании их прав (лицензионным договорам и договорам уступки прав), если изначально согласованное вознаграждение окажется непропорционально низким в сравнении с последующими доходами и выгодами, получаемыми от использования их произведений и исполнений. В проекте не установлен срок, в течение которого действует данное право. За защитой права авторы и исполнители могут обратиться в суд. Кроме того Директива рекомендует государствам-членам создавать альтернативные процедуры разрешения споров авторов и пользователей прав, поскольку авторы далеко не всегда психологически готовы обращаться в суд.

III. Следующий документ от 14.09.2016 г. — проект «Регламента о правилах осуществления авторских и смежных прав, применимых к определенным онлайновым передачам вещательных организаций и ретрансляции телевизионных и радиопрограмм» (Proposal for a Regulation of the European Parliament and of the Council laying down rules on the exercise of copyright and related rights applicable to certain online transmissions of broadcasting organisations and retransmissions of television and radio programmes).

Цифровые технологии предоставляют множество новых способов сделать ТВ- и радиопередачи доступными зрителям. Но их активному применению мешают региональные правила, ограничивающие ретрансляцию и онлайновое распространение территорией отдельного государства. Крайне затруднительно очищать права на огромный объем контента для разных территорий. Облегченный режим очистки пока предусмотрен лишь для трансляции передач через спутник и ретрансляции по кабелю (согласно Директиве 93/83/ЕЕС получение прав необходимо лишь в стране происхождения). Онлайновые технологии, вроде IPTV, послабление не затрагивает.

Проект регламента нацелен на то, чтобы упростить производителям программ, вещательным организациям и сервисам, ретранслирующим пакеты программ в онлайне, процедуру очистки прав, а также обеспечить легитимацию современных сервисов распространения ТВ- и радиопередач, в т.ч. трансграничного, и сделать контент доступнее для всех жителей ЕС. Для этого Еврокомиссия вновь обращается к положительно зарекомендовавшему себя принципу «страны происхождения».

Проект содержит два набора правил.

1. Первый облегчает получение вещательными организациями согласия правообладателей на онлайновое сообщение передачи, дополняющее ее трансляцию.

«Вспомогательные онлайновые сервисы – онлайновые сервисы, осуществляющее предоставление публике вещательной организацией (или под ее контролем и ответственностью) радио- и телепередач одновременно с трансляцией таких передач вещательной организацией или в течение определенного периода времени после трансляции, а равно любых иных материалов, изготовленных вещательной организацией или для нее в целях трансляции передач».

Действия по сообщению и доведению до всеобщего сведения, совершаемые посредством вспомогательных онлайновых сервисов вещательной организацией (или под ее контролем и ответственностью), а равно действия по воспроизведению, необходимые для предоставления и пользования вспомогательными онлайновыми сервисами, или для обеспечения доступа к ним будут признаваться имеющими место исключительно в государстве-члене постоянного местонахождения вещательной организации. Поэтому получать лицензию необходимо только для территории одного ГЧ, несмотря на то, что размещенная в онлайне программа будет доступна и в остальных государствах-членах. Это правило применяется и к авторским, и к смежным правам.

В преамбуле регламента подчеркивается, что хотя принцип страны происхождения расширяет территориальное действие предоставляемых вещательной организации прав, все же принцип свободы договора позволяет в лицензионном соглашении ограничивать иные аспекты таких прав, например, в части технических средств трансляции или языковых версий передач.

Хорошо видно, что рассмотренные правила выгодны европейским потребителям, но сужают возможности правообладателя контролировать территорию распространения их произведений. Чем же компенсировать правообладателям сокращение их контроля? Разработчики проекта полагают, что это достигается за счет справедливого вознаграждения правообладателей. В случаях, когда предоставляемые права будут скорректированы принципом страны происхождения, согласовываемый сторонами размер вознаграждения должен учитывать характеристики вспомогательных онлайновых сервисов, их аудиторию в стране нахождения вещательной организации и во всех странах онлайновой доступности передачи, языковые версии и иные особенности программ.

Новые правила касаются только онлайновых трансляций, осуществляемых одновременно с сообщением в эфир или «вслед за эфиром» (catch-up services). На онлайновую трансляцию, не привязанную к вещанию (webcasting services, video-on-demand), они распространяться не будут. В проекте это объясняется тем, что данный рынок еще плохо развит, а риски ослабления авторских прав велики. Новые правила также не распространяются на предоставление доступа и воспроизведение отдельных элементов программы или использованных в ней произведений – в этом случае необходимо получать лицензии в обычном порядке. Наконец, правила применяются только к отношениям правообладателей с вещательными организациями, но не с иными лицами.

2. Второй конкретизирует реализацию права на ретрансляцию иными лицами помимо вещательных организаций.

Здесь также будет применяться принцип страны происхождения – оператору ретрансляции достаточно получить согласие правообладателей только в отношении страны своего нахождения, независимо от того, в каких странах будет доступна осуществляемая им ретрансляция. Правила применяются и к авторским, и к смежным правам.

Новыми возможностями смогут воспользоваться лишь те операторы, кто осуществляет ретрансляцию радио- и телепередач одновременно с их трансляцией, без изменений и посредством закрытых сетей (спутниковых, наземных цифровых, основанных на интернет-протоколах системы закрытого контура, мобильных и иных подобных сетей, кроме кабельных, поскольку к ним уже прмиеняется приницп страны происхождения). Но в их число точно не входят операторы, намеренные ретранслировать передачи в открытом интернете (overthetop retransmission services). Они не опираются на конкретную инфраструктуру и не могут в должной мере контролировать использование передач подписчиками их сервисов. Проект не должен лишать правообладателей прибылей от использования «исключительных онлайновых прав и дистрибуционных стратегий». Сделать контент «слишком доступным» разработчики регламента побоялись. Таким образом, проект охватывает лишь часть онлайновых ретрансляций: он распространяется на услуги IP-телевидения, предоставляемые кабельными операторами, но не затрагивает веб-трансляции передач на сайте.

Проект предусматривает существенное упрощение процедуры очистки прав, в частности, прав на сообщение и доведение до всеобщего сведения. Предлагается, чтобы владельцы авторских и смежных прав, кроме вещательных организаций, могли предоставлять согласие на ретрансляцию или отзывать его исключительно через ОКУП. И даже если правообладатель не передал свои права в управление ОКУП, все равно такая организация, если она управляет правами аналогичной категории на территории, применительно к которой оператор ретрансляции хочет получить согласие, будет признаваться уполномоченной на выдачу согласий в интересах правообладателей (так называемое расширенное коллективное управление правами). Если на какой-то территории правами управляют несколько ОКУП, правообладатель может уполномочить любую из них на представление его интересов, однако если он не определился с выбором, за правообладателя его сделает соответствующее государство-член ЕС. Оно укажет, какая ОКУП будет признаваться уполномоченной на выдачу разрешений на ретрансляцию.

Когда ОКУП представляет интересы правообладателя без заключения с ним соглашения, это создает для правообладателя такие же права и обязанности, как и для тех правообладателей, что заключили соглашения об управлении их правами. Он может воспользоваться своими правами в срок, установленный ГЧ, но не менее 3 лет с момента ретрансляции.

Государство-член может предусмотреть норму о том, что согласие правообладателя на первичную трансляцию будет означать его согласие с тем, что управление его правами будет производиться не в индивидуальном порядке, а по правилам настоящего Регламента.

Принцип страны происхождения облегчает получение лицензии на онлайновую ретрансляцию передачи в целом, включая любой контент третьих лиц, кроме контента, права на который принадлежат вещательной организации (независимо от того, владела она правами изначально или приобрела у третьих лиц), – условия лицензии на него надо согласовывать отдельно. Разработчики проекта объясняют это тем, что оператор ретрансляции все равно будет общаться с вещательной организацией, поэтому ему не сложно будет очистить некоторые дополнительные права.

Следующие два проекта от 14 сентября (регламент и директива) посвящены защите интересов лиц с нарушениями зрения.

IV. Проект Регламента о трансграничном обмене между Союзом и третьими странами экземплярами в доступных форматах определенных произведений и иных объектов, охраняемых авторскими и смежными правами, в интересах слепых и лиц с нарушениями зрения или иными ограниченными способностями воспринимать печатную информацию (Regulation on the cross-border exchange between the Union and third countries of accessible format copies of certain works and other subject-matter protected by copyright and related rights for the benefit of persons who are blind, visually impaired or otherwise print disabled).

Регламент и Директива разработаны во исполнение обязательств по Марракешскому договору 2013 г. об облегчении доступа слепых и лиц с нарушениями зрения или иными ограниченными способностями воспринимать печатную информацию к опубликованным произведениям. На сегодня в доступные форматы переведены, по разным оценкам, всего от 7% до 20% печатных произведений. Цифровые технологии позволят существенно улучшить этот показатель, если предусмотреть в законодательстве новые изъятия и исключения из интеллектуальных прав и упростить оборот обработанных материалов. Директива призвана решить первую задачу – закрепить новые изъятия и ограничения на перевод произведений в доступные форматы. А регламент позволит обмениваться подготовленным контентом с другими странами, участвующими в Марракешском договоре. К произведениям относятся разнообразные печатные материалы (книги, журналы, газеты, периодические издания, нотные издания, связанные с ними иллюстрации и др.) на любом носителе, включая аудиокниги, которые охраняются авторским или смежным правом и правомерно опубликованы или иным образом правомерно выпущены в оборот. Доступные форматы – издания, набранные шрифтом Брайля или крупным шрифтом, адаптированные электронные книги, аудиокниги и радиопередачи.

Согласно проекту регламента, уполномоченная организация вправе распространять, сообщать и доводить до сведения лицам с ограничениями по зрению или уполномоченным организациям, учрежденным в третьих странах, являющихся участниками Марракешского договора, экземпляры произведений в доступных форматах. Уполномоченной может быть организация, основным или одним из основных видов деятельности которой является оказание лицам с ограничениями по зрению образовательных, воспитательных услуг или предоставление доступа к информации, если такая организация действует на безвозмездной основе.

Выгодоприобретатели и уполномоченная организация в соответствующем государстве-члене вправе ввозить, иным образом приобретать, получать доступ и использовать экземпляры произведений в доступных форматах, которые распространяются, сообщаются или доводятся до всеобщего сведения выгодоприобретателям или уполномоченным организациям в иных странах-участницах Марракешского договора.

Уполномоченные организации обязаны обеспечить, чтобы произведения в доступных форматах приобретали только выгодоприобретатели по Марракешскому договору или иные уполномоченные организации; оборот незаконных экземпляров надлежаще пресекался; велся надлежащий учет и обращение с произведениями в доступных форматах; а информация о предпринимаемых ими мерах была публично доступна.

Уполномоченная организация обязана сообщать каждому обратившемуся выгодоприобретателю и правообладателю список произведений, экземпляры которых в доступных форматах находятся в ее распоряжении, а также контактные данные уполномоченных организаций из иных стран, с которыми она обменивается контентом.

V. Проект Директивы об определенных случаях использования произведений и иных охраняемых авторским и смежным правом объектов в интересах слепых и лиц с нарушениями зрения или иными ограниченными способностями воспринимать печатную информацию и о внесении изменений в Директиву 2001/29/ЕС о гармонизации определенных аспектов авторских и смежных прав в информационном обществе. (Directive on certain permitted uses of works and other subject-matter protected by copyright and related rights for the benefit of persons who are blind, visually impaired or otherwise print disabled and amending Directive 2001/29/EC on the harmonisation of certain aspects of copyright and related rights in the information society).

Директива устанавливает случаи свободного использования охраняемых произведений в интересах лиц с ограничениями по зрению. ГЧ обязаны предусмотреть, что без согласия правообладателей могут быть осуществлены:

— право выгодоприобретателей и лиц, действующих в их интересах, изготавливать экземпляры произведения в доступном формате исключительно для целей использования выгодоприобретателями;

— право уполномоченных организаций изготавливать экземпляры произведений в доступных форматах, сообщать, доводить до сведения, распространять (онлайн и офлайн) или передавать в пользование такие экземпляры для выгодоприобретателей или уполномоченной организации исключительно для целей использования выгодоприобретателями.

Преобразование произведения в доступную выгодоприобретателям форму не должно нарушать его целостность, за исключением разумно ожидаемых изменений.

Новые изъятия и ограничения традиционно должны отвечать трехступенчатому тесту. А используемые правообладателями технологические меры защиты не препятствовать их реализации. Изготовленные экземпляры в доступных форматах могут распространяться во всех государствах-членах ЕС, чтобы повысить их доступность и исключить необходимость неоднократного изготовления аналогичных экземпляров. Не разрешается устанавливать никаких ограничений на их оборот, вроде компенсационных схем или требований отсутствия на рынке коммерческих копий.

Share:
  • PrintPrint
  • email hidden; JavaScript is required
  • PDFPDF
  • FacebookFacebook
  • TwitterTwitter
  • Google BookmarksGoogle Bookmarks
  • Add to favoritesAdd to favorites
  • RSSRSS
Количество просмотров: 1 417

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *