В 2015 г. Евросоюз анонсировал масштабную программу, призванную улучшить работу единого европейского рынка, и особенно его цифрового сегмента. Задачи поставлены грандиозные — расцвет экономики данных и онлайновых бизнес-проектов, доступность контента пользователям, защищенность интересов авторов. Подготовлены два десятка новых регламентов, директив и сообщений Европейской комиссии, огромный массив сопроводительных материалов с детальным анализом рынков и оценкой обсуждаемых изменений. В числе прочего запланировано серьезное обновление законодательства об авторском и смежном праве. Станут ли предложенные изменения полноценной реформой и что произойдет с регулированием цифровой сферы? В сегодняшней серии публикаций мы разберем все самое интересное, что ожидает европейское право в ближайшие годы.

В первом посте рассмотрены основные документы, задающие стратегию построения единого цифрового рынка. В дополнительных публикациях изложены проекты реформирования:

авторского и смежного права

правил регулирования цифровых контрактов

принципов принудительного осуществления авторских прав и прав потребителей

Считается, что период активного законотворчества в Евросоюзе закончился несколько лет назад. Масштабные акты перестали появляться. Законодатель уступил инициативу Суду ЕС, который продолжил гармонизировать право с помощью его расширительного толкования. Получалось фрагментарно и непоследовательно. Официальные лица ЕС продолжали убеждать, что разделяют беспокойство общества и правоведов относительно невозможности затягивать реформу авторского права. Европейская комиссия время от времени озвучивала новые планы. Но все они сводились к нескончаемым публичным консультациям и обмену мнениями, в ходе которых одни и те же участники давали заранее предсказуемые комментарии. Отдельные узконаправленные директивы (о сиротских произведениях или коллективном управлении) лишь добавляли небольшие кусочки в лоскутное одеяло политики ЕС в сфере интеллектуального права. Наконец, в 2015 г. Европейская Комиссия опубликовала два важных Сообщения: «Стратегия Цифрового Единого Рынка для Европы» и «По направлению к современному, более европейскому авторскому праву». Появилась робкая надежда, что ситуация изменится. В развитие Сообщений подготовлены несколько новых регламентов и директив. К ним добавим несколько проектов, также затрагивающих цифровую сферу, и получится более цельная картина.

Несколько предварительных замечаний. Каждый упомянутый далее документ включает обширные и небезынтересные эмпирические данные, а также описание целей и принципов, позволяющих лучше понять видение Еврокомиссии. Но поскольку они занимают сотни страниц, я приведу лишь некоторые. Подчеркну, что размещаемая сегодня серия публикаций не содержит критического разбора материала. Ему будут посвящены дополнительные статьи.

IСообщение ЕК от 06.05.2015 г. «Стратегия Цифрового Единого Рынка для Европы» (Communication A Digital Single Market Strategy for Europe).

Интернет и цифровые технологии, превратившись из отдельного сектора экономики в основу всей инновационной экономической системы, меняют образ жизни и работы каждого человека, предприятия, общества в целом. Формирующиеся национальные цифровые рынки будут более эффективны в виде единого европейского. Цифровой единый рынок (Digital Single Market, DSM) — рынок, на котором обеспечивается свободное перемещение товаров, трудовых ресурсов, услуг, капиталов и на котором физические лица и предприятия могут в равной мере получать доступ и вести деятельность в онлайне на условиях справедливой конкуренции, высокого уровня охраны прав потребителей и персональных данных, а также независимо от их гражданства или места нахождения.

В основу Стратегии DSM поставлены 3 столпа: обеспечение лучшего доступа потребителей и бизнеса к онлайновым товарам и услугам по всей Европе; создание правильных условий для развития ИК-сетей и контент-услуг; повышение потенциала роста европейской цифровой экономики.

1. Среди мер по улучшению онлайнового доступа Еврокомиссия называет следующие.

1.1. Симулирование более активного вовлечения участников в электронную коммерцию за счет повышения их доверия друг к другу.

Цифровая коммерция упрощает трансграничное распространение контента, товаров и услуг. Но пока потенциальные участники не испытывают доверия друг к другу, они не будут пользоваться новыми возможностями. По этой причине только 38% жителей ЕС готовы покупать что-либо через интернет в другом государстве ЕС. И лишь 7% европейских малых и средних предприятий осмеливаются вести трансграничный бизнес онлайн. Доверие достигается за счет понятных и единообразных правил совершения сделок, не зависящих от места нахождения сторон. Бизнес должен знать, с какими требованиями он столкнется в других государствах ЕС, а потребители должны располагать удобными инструментами охраны своих интересов. Необходима гармонизация, по меньшей мере, законодательства о договорах и защите прав потребителей, сегодня достигнутая лишь частично. Некоторые аспекты договорных отношений уже регулируются единообразными правилами (например, предоставляемая потребителям до сделки информация и их право отказаться от товара при изменении намерений), другие гармонизированы минимально (средства защиты в случае поставки товара, не соответствующего условиям договора). А вот на случай онлайновой продажи некачественного цифрового контента (электронных книг и др.) общеевропейских норм нет вовсе, да и национальные приняты лишь в нескольких ГЧ.

Еврокомиссия возлагала надежды на проект всестороннего (больше сотни страниц) регламента об общеевропейском торговом праве (Regulation on a Common European Sales Law). Однако вскоре стало очевидно, что консенсус по всем вопросам недостижим. И в июне 2015 г. проект был снят с рассмотрения. Взамен этого в декабре 2015 г. ЕК представила проекты двух более узких директив: о договорах онлайновой продажи товаров и о поставках цифрового контента. Подробности о цифровых контрактах смотрите здесь.

Следующий шаг к укреплению доверия — отладка механизма принудительного осуществления прав. В Сообщении ЕК предложила доработать Регламент о сотрудничестве национальных органов в целях защиты прав потребителей (Consumer Protection Cooperation (CPC) Regulation), а в мае 2016 г. вознамерилась полностью его переписать. Подробнее о проектах в сфере правоприменения, и, в частности, о генеральной политике «следуй за деньгами» (follow the money), призванной эффективно бороться с нарушением интеллектуальных прав в интернете, смотрите здесь.

Наконец, ЕК призвала к незамедлительному созданию общеевропейской онлайновой платформы разрешения споров, предусмотренной Регламентом 524/2013 от 21.05.2013. Платформа заработала в 2016 г. Она позволяет потребителям и некоторым предпринимателям через интернет обращаться в национальные органы, компетентные рассматривать споры в сфере онлайновой продажи товаров и услуг. Это быстрее, дешевле и проще официальных судебных процедур. К сожалению, сегодня платформа рассчитана только на резидентов ЕС.

1.2. Удобство заключения онлайновых сделок следует дополнить эффективной системой трансграничной доставки посылок по доступным ценам. В мае 2016 г. ЕК представила проект специального Регламента (Regulation on cross-border parcel delivery services).

1.3. Запрет ограничивать доступ по географическому признаку.

Если предприниматель ограничивает доступ потребителей из других ГЧ к выбранным ими версиям сайта или перенаправляет их на другие версии (в частности, реализуя ценовую дискриминацию) исключительно из-за места жительства потребителей (unjustified geo-blocking), то такие действия ведут к сегментированию рынков и неудовлетворенности потребителей. Когда блокирование или переадресация не оправданы правовыми либо иными серьезными причинами, их необходимо устранить, чтобы потребители могли извлекать выгоду из единства рынка, широкого выбора товаров и низких цен. 25 мая 2016 г. ЕК обнародовала проект Регламента касательно ограничения доступа к контенту по географическому признаку и других форм дискриминации, основанных на гражданстве, месте жительства или месте учреждения покупателей, на внутреннем рынке и о внесении изменений в Регламент (ЕС) №2006/2004 и Директивы 2009/22/ЕС (Regulation on addressing geo-blocking and other forms of discrimination based on customers’ nationality, place of residence or place of establishment within the internal market).

Предусмотренная проектом Регламента защита будет распространяться как на частных, так и на корпоративных покупателей, кроме случаев приобретения товаров (услуг) в коммерческих или профессиональных целях. А обязанности будут касаться всех продавцов, учрежденных в ЕС или в любых иных странах, если они ведут коммерческую деятельность на территории ЕС. В то же время проект никак не ограничивает используемые предпринимателями механизмы ценообразования, в т.ч. динамического, если они не привязаны к фактору резидентности. Регламент применяется, когда предприниматель продает товар (услуги) не в том государстве-члене, где проживает или учрежден покупатель; либо в том же, но покупатель имеет гражданство другого государства-члена; либо в том государстве-члене, где покупатель пребывает временно.

Проект касается доступа к а) онлайновым интерфейсам и б) товарам и услугам. Онлайновый интерфейс – любое программное обеспечение, включая веб-сайт и приложения, которое позволяет покупателям вступить в коммерческую сделку с продавцом по поводу его товаров или услуг.

Продавец не вправе посредством технологических мер или любым иным образом блокировать или ограничивать доступ покупателей к своему онлайновому интерфейсу по причинам их гражданства, места жительства или места учреждения. Он также не вправе перенаправлять покупателей по указанным причинам на другую версию онлайнового интерфейса, отличающуюся от той, доступ к которой хотели получить покупатели, на основании ее инструментария, используемого языка или иных характеристик, предназначенных для покупателей с определенным гражданством, местом жительства или местом учреждения, кроме случаев, когда покупатель даст свое явное согласие на такое перенаправление (при этом прежняя версия интерфейса должна оставаться легко доступной). Предприниматель не должен упоминать подобные ограничения в рекламных объявлениях, на веб-страницах, в преддоговорной документации и в типовых контрактах. В то же время проект не запрещает продавцам создавать интерфейсы или выставлять коммерческие предложения, рассчитанные на аудиторию в определенном регионе.

Запрет на блокирование и ограничение доступа, а также на перенаправление не применяется, когда они необходимы для соблюдения продавцом права ЕС или законодательства ГЧ, принятого в соответствии с правом ЕС. Причины такого блокирования, ограничения или перенаправления продавец обязан понятно объяснить покупателю на языке того онлайнового интерфейса, к которому покупатель изначально хотел получить доступ.

Продавец также не вправе устанавливать разные условия доступа покупателей к его товарам и услугам в зависимости от их гражданства, места жительства или места учреждения. Данный запрет действует в следующих ситуациях:

— когда продавец или иное лицо в его интересах продают товар без трансграничной доставки в другое государство-член ЕС, где находится покупатель;

— когда продавец оказывает услуги электронно, кроме услуги, основное содержание которой состоит в предоставлении доступа и использовании произведений, охраняемых авторским правом или иных охраняемых объектов (к электронным услугам, в отношении которых действует запрет, относятся, напр., облачные сервисы, сервисы хранения данных, услуги хостинга сайтов, предоставление фаерволов; тогда как при «продаже» объектов интеллектуальной собственности возможность поставщика осуществлять дискриминацию потребителей не ограничивается);

— когда продавец оказывает иные услуги в своем помещении на территории не того государства-члена, гражданином которого является покупатель или в котором покупатель проживает или учрежден.

Продавец также не вправе устанавливать разные условия оплаты товаров и услуг в зависимости от гражданства, места жительства или места учреждения покупателя, страны, в которой открыт его счет, места учреждения провайдера платежных услуг или места выпуска платежного инструмента. Этот запрет действует, если платеж осуществляется электронно, на условиях достаточной аутентификации плательщика и в валюте, которую принимает продавец.

1.4. Лучший доступ к цифровому контенту.

Здесь Еврокомиссия предлагает действовать в нескольких направлениях.

1.4.1. В силу территориального действия норм интеллектуального права поставщики контента вынуждены ограничивать его трансграничное использование. При перемещениях внутри ЕС резиденты часто лишаются доступа к приобретенному ими ранее контенту, особенно аудиовизуальному. Менее 4% контента Video-on-Demand (VoD) доступно трансгранично. Потребители не могут купить контент, официально предлагаемый в других ГЧ.

09 декабря 2015 г. Еврокомиссия представила проект Регламента об обеспечении трансграничной мобильности онлайновых контентервисов на внутреннем рынке (Regulation on ensuring the cross-border portability of online content services in the internal market).

Цель регламента – помочь потребителям, легально приобретающим онлайновый контент, сохранять к нему доступ при перемещениях внутри ЕС. Евросоюз стремится построить единый рынок без границ и барьеров, в том числе рынок цифрового контента. В то время как правообладатели и поставщики контента (приобретающие лицензии лишь для отдельных территорий) нередко запрещают или ограничивают доступ к контенту при выезде за пределы страны его приобретения. Возможность свободного перемещения внутри ЕС, все большая доступность качественного доступа к интернету, в том числе с использованием мобильных устройств, вступают в противоречие с политикой владельцев интеллектуальных прав.

Регламент распространяется только на онлайновые аудиовизуальные медиа-сервисы. Согласно Директиве 2010/13/EU, ими признаются сервисы, предоставляющие публике (по электронным коммуникационным сетям) программы для информирования, развлечения или образования, а равно в целях содействия коммерческой деятельности. Сюда входят прямое ТВ-вещание, предоставление каталога программ для просмотра в удобное пользователю время или программы в виде телевизионной рекламы, сообщений о спонсорстве, продакт плейсмента, сеансов телемагазинов. Регламент не затронет медиа-сервисы, в которых аудиовизуальный контент используется лишь вспомогательно (как, напр., на сайтах, основная цель которых состоит в продаже товаров, а графические элементы, музыка или видео размещаются в качестве фона).

Поставщик онлайновой контент-услуги обязан обеспечить подписчику, временно находящемуся в другом государстве-члене ЕС, возможность доступа и пользования онлайновой контент-услугой. Услуга должна предоставляться в том же объеме (в отношении того же контента, с тем же функционалом, количеством устройств доступа и т.д.). Эта обязанность не затрагивает качество онлайновой услуги: требования к нему поставщик определяет самостоятельно (он может добровольно дать обязанность обеспечивать услугу того же качества, что и в стране постоянного проживания подписчика), при этом он должен уведомить подписчика о качестве услуги в другом государстве-члене.

Правило действует независимо от вида произведений и объектов смежных прав, включенных в подобные контент-услуги. Регламент касается только поставщиков мобильных контент-сервисов (т.е. тех, которые доступны на всей территории страны постоянного проживания), и не налагает никаких обязательств на поставщиков стационарных услуг (напр., кабельных операторов). Регламент затрагивает всех поставщиков платных услуг (даже если оплата по факту производится третьим лицам, распространяющим услуги в комплекте) и тех поставщиков бесплатных услуг, кто проверяет местонахождение подписчиков.

Еврокомиссия предлагает интересный механизм преодоления территориального характера авторского права — принцип страны происхождения (country of origin). Его уже горячо поддержали многие европейские правоведы. Суть принципа в том, что провайдер онлайновых сервисов подчиняется преимущественно юрисдикции страны своего происхождения, поэтому правомерность его деятельности в других национальных сегментах интернета оценивается также по нормам страны происхождения. Из этого принципа следует, что даже если подписчик временно подключается к контент-сервису с территории другого государства-члена, он все равно признается использующим сервис только на территории страны своего постоянного проживания, в том числе для целей действия директив об охране интеллектуальной собственности. Данное правило освобождает поставщиков контент-услуг от необходимости получать у правообладателей дополнительные лицензии на использование контента в тех государствах-членах, где временно находится его клиент. Это правило должно защитить интересы и поставщиков (со всеми правообладателями договориться сложно, плюс некоторые из них могли выдать эксклюзивные лицензии иным лицам), и правообладателей (поставщик по-прежнему должен получать лицензию на оказание услуг клиентам, постоянно проживающих в других государствах-членах).

Обратим внимание, что пользователь, временно выезжающий в другое государство-член ЕС, независимо от действующих в нем правовых норм сохраняет все права и обязанности на использование контента, которыми он обладает в стране постоянного проживания. Он не будет нести ответственности за действия, которые в стране временного нахождения считаются нарушением прав на интеллектуальную собственность. По сути, пользователь приезжает в чужой монастырь со своими правилами. Интересный пример трансграничного действия норм гражданского права.

Не имеют юридической силы договорные положения, устанавливаемые правообладателями или сервис-провайдерами, которые исключают обязанность предоставлять услугу в других государствах-членах ЕС либо не признают местом оказания услуги страну постоянного проживания.

При этом правообладатели могут потребовать от поставщика применения эффективных мер для установления, что услуга предоставляется пользователю на территории иного государства-члена ЕС. Поскольку цель таких мер состоит не в точной идентификации пользователя или места его нахождения, достаточно сбора обобщенной информации о территории оказания услуги.

Действие регламента будет распространяться на ранее заключенные договоры и приобретенные права.

Совет ЕС в своем отзыве на проект регламента предлагает сохранить обязанность обеспечивать трансграничный доступ только за провайдерами, оказывающими услуги за плату, тогда как провайдеры, оказывающие услуги безвозмездно, будут иметь право, но не обязанность предоставлять такой доступ. Предложения Европарламента по обеспечению мобильности контента смотрите здесь.

В Сообщении от 28.10.2015 г. «Модернизация Единого рынка: больше возможностей для людей и бизнеса» Еврокомиссия озвучила более амбициозные планы — запретить любые формы необоснованной дискриминации потребителей в зависимости от их гражданства и места жительства в ЕС. Потребители из других государств-членов ЕС должны иметь такие же возможности доступа к более дешевым вэб-сайтам, предложениям товара и скидкам, как и местные жители. Это касается онлайновой и офлайновой продажи любых товаров, платного доступа в парки отдыха, культурные учреждения и другие места, платы за коммунальные услуги и т.п.

1.4.2. Контент должен быть более доступен на всей территории Евросоюза для целей обучения и проведения исследований. Об этом смотрите предложения по реформированию авторского права.

1.4.3. Чтобы авторы создавали больше творческих результатов, необходимо улучшить работу механизмов принудительного осуществления прав, пересмотреть ответственность информационных посредников (которые все чаще вовлекаются в распространение нелегального контента) и обеспечить поступление авторам справедливого вознаграждения (подробную оценку ситуации и рекомендации смотрите здесь).

1.5. Сокращение препятствий и бремени, накладываемых НДС на трансграничную торговлю.

С 01.01.2015 вступили в силу новые правила «place of supply», единогласно поддержанные всеми 28 ГЧ. Согласно им телекоммуникационные, вещательные и электронные услуги облагаются НДС в стране нахождения потребителя, а не поставщика. Одновременно внедрены электронная регистрация и платежная система, чтобы снизить административные барьеры для бизнеса. Теперь необходимо поменять правила и для онлайнового приобретения физических товаров внутри и за пределами ЕС: вместо декларирования и уплаты НДС в стране каждого потребителя потребителям достаточно будет подать единую декларацию и уплатить налог в стране своего нахождения, с использованием электронной системы декларирования и уплаты налога.

Сегодня онлайновая покупка небольших партий товаров за пределами ЕС освобождается от обложения НДС, что создает более выгодные условия для иностранных продавцов в сравнении с европейскими. Поэтому данное исключение необходимо отменить. Тем более что электронная регистрация и платежные механизмы упростят уплату НДС. В то же время необходимы послабления по уплате налога для стартапов.

ЕК рассмотрит потребность в дальнейшей гармонизации правил обложения НДС с учетом ситуации в каждом ГЧ. А также оценит необходимость корректировки правил в зависимости от типа контента (напр., эл. книги или онлайновые публикации). Будет пересмотрено и корпоративное налогообложение, чтобы прибыль облагалась налогом в стране, где создается ценность, в т.ч. в случае цифровой экономики. Подробности относительно европейского НДС смотрите здесь.

2. Создание надлежащих условий и равных правил для развития сетей и инновационных сервисов.

2.1. Улучшение правил для телекомов.

Честная конкуренция — основное условие для инвестиций в данную сферу. ЕК подготовит Telecoms Single Market package, который гармонизирует регулирование, обеспечит сетевую нейтральность (net neutrality), отменит плату за роуминг, особенно в отношении передачи данных.

2.2. Обновление норм, регулирующих распространение медиа-контента.

Цель обновления — включить новые сервисы в правовую сферу, закрепив при этом гарантии свободного распространения контента (и создав определенные преимущества для европейских аудиовизуальных произведений).

25 мая 2016 г. ЕК представила проект Директивы, вносящей изменения в Директиву 2010/13/EU о гармонизации определенных положений, устанавливаемых правовыми, подзаконными или административными актами Государствчленов ЕС касательно оказания аудиовизуальных медиа-услуг в свете изменяющихся рыночных условий (Directive amending Directive 2010/13/EU on the coordination of certain provisions laid down by law, regulation or administrative action in Member States concerning the provision of audiovisual media services in view of changing market realities).

Ее цель — оградить онлайновые контент-сервисы от необоснованного блокирования провайдерами, чтобы пользователи могли свободно обмениваться контентом.

Нормы изменяемой Директивы, помимо прежних ТВ-вещания и сервисов предоставления видео по запросу, будут распространены на платформы по обмену видеоматериалами (videosharing platform service). К ним отнесены сервисы в электронно-коммуникационных сетях, назначение которых состоит в хранении большого объема видеопрограмм или генерируемых пользователями видеоматериалов и предоставлении такого контента публике для информирования, развлечения или обучения без редактирования со стороны платформы. Интересно, что под «генерируемым пользователем видеоматериалом» Директива понимает контент, который пользователи создают «и/или» загружают на платформу.

ЕК и в этот проект включает положительно встреченный экспертами принцип страны происхождения (country of origin) — провайдер сервиса, доступного пользователям из других стран, должен ориентироваться на нормы страны своего нахождения, чтобы его деятельность признавалась правомерной и в других ГЧ. Государства-члены ЕС не могут ограничивать свободу получения из других государств-членов и ретрансляции аудиовизуальных медиа-сервисов на своей территории, кроме случаев, когда такие сервисы явным образом серьезно нарушают запрет на распространение информации, причиняющей вред несовершеннолетним или побуждающей к ненависти и агрессии в отношении отдельных групп населения, а также информации, несущей угрозу общественной безопасности или здоровью публики. Указанное ограничение допустимо при соблюдении следующих условий: если за последние 12 месяцев выявлено не менее 2 случаев нарушения; государство-член уведомило провайдера сервиса и государство-член, в котором этот провайдер находится, о том, какие меры будут предприняты, если нарушение будет совершено еще раз; консультации государства-члена, направившего уведомление, с ЕК не привели к выработке разумного компромисса; после уведомления совершено хотя бы одно нарушение; провайдеру сервиса была предоставлена возможность выразить свои возражения и такие возражения были приняты во внимание государством-членом. ЕК оценивает предпринятые государством-членом меры на соответствие праву ЕС.

Директива предусматривает набор мер, которые ограничивают распространение указанной выше информации. Государства-члены возлагают обязанность по их соблюдению на провайдеров аудиовизуальных медиа-сервисов в зависимости от характера контента, возможного вреда, категорий охраняемых лиц и законных интересов пользователей сервисов. Оговорено, что в отношении нелегального контента могут применяться более строгие меры. Это значит, что национальные власти по-прежнему могут применять ускоренные процедуры блокирования сайтов, неправомерно распространяющих контент, охраняемый авторским правом. В то же время Европарламент в своей резолюции недвусмысленно заявил, что внесудебное блокирование веб-сайтов недопустимо.

Урегулированы вопросы размещения рекламы в видеопрограммах и ее продолжительности, использование продакт плейсмента, телемагазинов и других форм продвижения товаров и услуг. Уделено внимание поддержке культуры: напр., не менее 20% каталога сервисов видео по требованию (VoD) должна составлять европейская продукция; аудиовизуальные медиасервисы обязаны в определенных размерах активно финансировать фонды, помогающие европейским авторам и исполнителям.

2.3. Обновление правил для платформ и посредников.

В рамках стратегии DSM Еврокомиссия проанализировала современное состояние онлайновых платформ. Они показывают самые впечатляющие темпы роста в сравнении с другими отраслями. В то же время доля европейских компаний в сфере онлайновых платформ крайне невелика. Платформы неоценимо помогают развитию цифровой экономики, экономики обмена, инновациям и созданию новых бизнесов. В то же время они позволяют контролировать доступ на рынки и способы вознаграждения игроков на них. Онлайновые платформы создают, накапливают и контролируют огромное количество данных о пользователях. Их объем растет по экспоненте — 90% всех данных, циркулирующих в интернете, созданы менее 2 лет назад. Подробнее смотрите в рабочих материалах ЕК.

25 мая 2016 г. Еврокомиссия выпустила Сообщение «Онлайновые платформы — возможности и вызовы для Цифрового единого рынка в Европе» (Communication «Online Platforms and the Digital Single Market Opportunities and Challenges for Europe»).

К онлайновым платформам отнесены такие сервисы, как онлайновые рекламные платформы, торговые площадки, поисковые системы, социальные медиа, магазины творческого контента, платформы распространения приложений, коммуникационные сервисы, платежные системы и платформы долевой экономики (sharing/collaborative economy). Характерные черты онлайновых платформ: создают новые или меняют существующие рынки за счет новых форм ведения бизнеса, связанных с обработкой значительных объемов данных; возникают на рынках с многосторонними взаимодействиями; получают выгоду от сетевого эффекта (когда ценность сервиса увеличивается с ростом числа его участников); активно используют информационные и коммуникационные технологии для взаимодействия участников; и тем самым играют ключевую роль в создании цифровой ценности.

Намеченные шаги в отношении онлайновых платформ:

1) Создание единых правил игры. Новые онлайновые бизнес-модели часто получают преимущество перед традиционными моделями из-за отсутствия сковывающих их правил. Чтобы уравнять конкурентные возможности, необходимо, с одной стороны, предусмотреть минимально необходимое регулирование для платформ (для охраны интересов потребителей, государства и т.д.), и, с другой стороны, упростить его для традиционного бизнеса.

2) Онлайновые платформы распространяют контент легче и гораздо шире. Нужно устранить связанные с этим негативные моменты. Во-первых, внести поправки в Директиву об аудиовизуальных медиа услугах, которые защищали бы несовершеннолетних от вредоносных материалов, и всех пользователей – от материалов, содержащих агрессию и ненависть. Во-вторых, поскольку платформы получают значительную экономическую выгоду от размещения конечными пользователями контента, в т.ч. охраняемого авторским правом, они должны делиться этой выгодой с правообладателями и распространителями. Для этого в регулирование онлайновых платформ необходимо добавить авторско-правовые настройки (см. этот материал). В частности, за использование охраняемого контента необходимо уплачивать справедливое вознаграждение. Планируется улучшить механизмы принудительного осуществления и охраны исключительных прав. Платформы должны быть заинтересованы активнее использовать добровольные меры, разрабатывать кодексы добросовестной практики. В Директиве об электронной коммерции будет уточнено, что такие добровольные меры не лишат администраторов платформ возможности воспользоваться освобождением от ответственности, предусмотренным для интернет-посредников.

3) Повышение доверия потребителей к онлайновым платформам. Среди обсуждаемых мер: большая защищенность обрабатываемых персональных данных, исключение недобросовестных конкурентных практик, обеспечение достоверности рейтингов, отзывов и сервисов сравнения товаров и услуг.

4) Онлайновая платформа должна предоставлять поставщикам равные и прозрачные условия доступа к платформе, использования ее сервисов и данных, исключающие недобросовестную конкуренцию как со стороны других поставщиков, так и самой платформы.

5) Пользователи онлайновой платформы должны иметь возможность легко переходить на другую платформу и переносить свои данные. Чтобы на выбор платформы влияли лишь ее качества, а не сложность перехода. Необходимо разработать стандарты открытой экосистемы платформ, их совместимости и переноса данных.

Один из принципов, по которому развивается интернет в Европе, состоит в иммунитете информационных посредников от ответственности за действия пользователей. Если нарушение выявлено, они обязаны предпринять действенные меры по ограничению доступа или удалению нарушающей информации. Сегодня это происходит очень медленно и неэффективно, а периодически затрагивает легальный контент. Правоприменительные процедуры также слишком сложны, и часто различаются в разных ГЧ. ЕК изучит способы улучшить принудительное осуществление прав, а также их влияние на фундаментальные права на свободу выражения и информации, а также оценит необходимость усилить ответственность посредников и требовать от них большей должной осмотрительности.

ЕК изучит вопросы о прозрачности действий посредников (напр., применительно к оплачиваемым ссылкам и рекламе в поисковых сервисах); об использовании платформами собираемой информации; о взаимоотношениях платформ и поставщиков; об ограничениях для индивидов и предприятий в процессе перемещения данных на другую платформу; о наилучших стратегиях борьбы с нелегальным контентом в интернете.

2.4. Восстановление доверия и безопасности в цифровых сервисах и при обработке персональных данных.

В 2016 году создана единообразная законодательная система, усилившая охрану персональных данных в ходе их обработки и обращения. Вместо нынешних 28 разношерстных режимов.

27 апреля 2016 г. приняты сразу два важных акта.

Регламент 2016/679 от 27.04.2016 г. о правовой охране физических лиц касательно обработки персональных данных и о свободном обращении таких данных, и об отмене Директивы 95/46/ЕС (Regulation (EU) 2016/679 of the European Parliament and of the Council of 27 April 2016 on the protection of natural persons with regard to the processing of personal data and on the free movement of such data, and repealing Directive 95/46/EC). Регламент известен как General Data Protection Regulation (GDPR). Начнет применяться с 25.05.2018 г. Регламент создает одинаковые правила игры для европейских компаний и тех иностранных организаций, которые предлагают товары/услуги европейским гражданам или осуществляют мониторинг их поведения. Он также заменяет действующую сегодня ePrivacy Directive.

Директива 2016/680 об охране физических лиц касательно обработки персональных данных компетентными органами для целей предотвращения, расследования, выявления или судебного преследования уголовных преступлений или исполнения уголовных наказаний, о свободном обращении таких данных и об отмене Рамочного решения Совета 2008/977/JHA) (Directive (EU) 2016/680 of the European Parliament and of the Council of 27 April 2016 on the protection of natural persons with regard to the processing of personal data by competent authorities for the purposes of the prevention, investigation, detection or prosecution of criminal offences or the execution of criminal penalties, and on the free movement of such data, and repealing Council Framework Decision 2008/977/JHA, Police Directive). Директива должна быть инкорпорирована в национальные законодательства к 06.05.2018 г.

10 января 2017 г. Еврокомиссия опубликовала Сообщение «Обмен и охрана персональных данных в глобализованном мире» (Communication Exchanging and Protecting Personal Data in a Globalised World). Он посвящен трансграничной передаче данных и международным инструментам охраны.

Сообщение сопровождается проектом Регламента об уважении частной жизни и охране персональных данных в электронных коммуникациях, и об отмене Директивы 2002/58/EC (Proposal for a Regulation concerning the respect for private life and the protection of personal data in electronic communications and repealing Directive 2002/58/EC, Regulation on Privacy and Electronic Communications).

Идеи об усилении безопасности в цифровой сфере Еврокомиссия обобщила в Сообщении от 28.04.2015 г. «Европейская повестка дня в сфере безопасности» (The European Agenda on Security).

06 июля 2016 г. принята Директива 2016/1148 о мерах по обеспечению высокого уровня безопасности сетей и информационных систем в Европейском союзе (Directive (EU) 2016/1148 of the European Parliament and of the Council of 6 July 2016 concerning measures for a high common level of security of network and information systems across the Union). Должна быть инкорпорирована к 09.05.2018 г.

3. Увеличение потенциала роста цифровой экономики.

Основное направление — цифровизация всех секторов экономики. Совершенствование электронной инфраструктуры даст ускорение цифровой экономике и усилит вовлеченность индивидов (эл. правительство, здравоохранение, транспорт и т.д.). Пока этому уделяется недостаточно внимания.

3.1. Построение экономики данных.

Для европейской конкурентоспособности центральное значение имеют большие данные, облачные сервисы и интернет вещей. Сектор больших данных растет на 40% в год, в 7 раз быстрее рынка ИТ. Развитие многих научных дисциплин напрямую зависит от доступности данных. Свободное перемещение данных также напрямую влияет на развитие экономики (инициатива «Free flow of data»). ЕК запустит European Cloud initiative, включающую правила сертификации облачных сервисов, заключения договоров, смены провайдеров и исследовательских облаков открытых данных. Обсуждаемые в Евросоюзе изменения направлены на повышение доверия к разнообразным сервисам, использующим персональные и иные данные, в т.ч. за пределами ГЧ. Но они не ограничивают, а, наоборот, запрещают ГЧ ограничивать свободное перемещение данных и требовать хранения их на территории ЕС.

Применительно к использованию массивов информации Еврокомиссия разработала два документа. Один посвящен экономике данных, другой — экономике больших данных. Основные задачи изложены в Сообщении ЕК от 02.07.2014 г. «К расцвету экономики, управляемой данными» (Towards a thriving data-driven economy). Среди них перечислены следующие: следует делать открытыми как можно больше данных; их форматы, стандарты и протоколы обработки должны быть гибкими для использования разными лицами; государству необходимо содействовать развитию инфраструктуры (быстрый интернет, облачные технологии, «интернет вещей», R&D и т.д.), кооперации участников (в т.ч. созданию ГЧП), обучению малых и средних предпринимателей работе в новых условиях, а также созданию необходимых директив, регламентов и сообщений; при этом интересы лиц, чьи данные обрабатываются, должны быть надежно защищены. Выгоды не заставят себя ждать. Например, производительность предприятий, принимающих решения на основе больших данных, выше на 5-6%.

10 января 2017 г. ЕК опубликовала Сообщение «Построение европейской экономики данных» (Communication on Building a European Data Economy). Комиссия призывает серьезно заняться сокращением законодательных барьеров: чем шире становится экономика данных, тем с большим количеством национальных ограничений, препятствующих свободному сбору, хранению и обращению данных на рынке, она сталкивается. Основные документы, защищающие неприкосновенность частной жизни и персональных данных, уже прняты (см. пункт 2.4). Значит, можно сосредоточиться на расширении возможностей коммерческих, научных и иных организаций использовать данные.

В этом Сообщении Еврокомиссия отдельно подчеркивает, что развитию инноваций, трансграничных сервисов и, в целом, экономики данных препятствует ограничение свободного перемещения данных в виде неоправданных требований к месту их хранения (data localization), устанавливаемых некоторыми национальными органами. Подобные требования, продолжает ЕК, фактически воссоздают цифровой «пограничный контроль», немыслимый в современном мире. Комиссия ссылается на доклад ОЭСР 2015 г. «Препятствия торговле, связанные с локализацией». Он посвящен проблеме «требований местного содержимого» (local content requirements), к которым относится и предписание хранить цифровые данные на серверах на территории конкретного государства. Как отмечается в докладе, преобладающее негативное воздействие подобных требований хорошо известно, но, к сожалению, они продолжают использоваться. Авторитетные исследования показывают, что требования локализации причиняют серьезный вред торговле, инновациям и экономике не только окружающих стран, но и, в первую очередь, той страны, которая их устанавливает. Ограничения на обмен трафика создают «бутылочные горлышки», ведущие к двойному налогообложению и сокращению конкуренции. Локализация данных в долгосрочной перспективе подрывает способность государства участвовать в сети интернет за пределами местного рынка. Кроме того требования локализации ведут к фрагментации глобальной сети, снижению ее устойчивости и «драматически изменяют фундаментальную архитектуру интернета». И это при том, что интернет в период 2005-2010 гг. обеспечивал больше 10% роста ВВП (в РФ более 20%). В докладе ОЭСР отмечается характерная особенность требований локального хранения данных — они всегда прикрываются какими-то благовидными предлогами (соображениями безопасности или сохранности персональных данных). В реальности эти высокие цели остаются на бумаге и подменяются иными интересами. Например, в докладе указывается, что для многих компаний издержки на соблюдение требований локализации увеличивают их общие ИТ-расходы на 40%. ЕК тоже считает, что заложенные в правилах локализации меры крайне редко ведут к достижению целей, ради которых их принимали. Безопасность данных обеспечивается не собиранием их всех в одну кучу, а, наоборот, распределенным хранением и надежной инфраструктурой для их обработки и передачи. Бизнес-сообщество с тревогой замечает, что чаще всего предписания по хранению данных вообще вводятся без должного анализа их вредоносных последствий. В общем, страны, предусматривающие требования локального хранения данных, разменивают возможность долгосрочного роста своей цифровой экономики на сомнительные сиюминутные выгоды отдельных участников местного рынка. ОЭСР обнаружила 8 стран, установивших подобные требования (чаще всего достаточно узкие) по локальному хранению данных. Сейчас к ним присоединилась и Россия, со своими явно чрезмерными предписаниями (П. 5 ст. 18 Федеральный закон от 27.07.2006 N 152-ФЗ «О персональных данных».).

Еврокомиссия убеждена, что персональные данные необходимо охранять, но охрана не должна препятствовать их обращению. В ст. 1(3) GDPR недвусмысленно указано: «свободная передача персональных данных в пределах Союза не может ограничиваться или запрещаться по соображениям охраны физических лиц в ходе обработки их персональных данных». Чтобы добиться соблюдения принципа свободного обращения данных, ЕК намерена провести консультации с государствами-членами и иными заинтересованными лицами, и, если неоправданные или не пропорциональные требования локализации данных не будут устранены, возбудить процедуры в связи с нарушением европейских норм.

Огромный объем данных генерируется машинами или в ходе процессов без участия человека, например, в системе «интернета вещей». Свободный доступ к ним критически важен для многих рыночных игроков, внедряющих инновации в сферах транспорта, энергетики, здравоохранения, сельского хозяйства, умной среды обитания и т.д. Но нередко владельцы данных без особых причин удерживают их при себе либо предлагают заключать договоры на необоснованных условиях. Для разработки сбалансированного регулирования, ЕК планирует провести переговоры с ГЧ и иными участниками, чтобы найти оптимальные варианты, которые позволят улучшить доступ к обезличенным данным, генерируемым машинами; упростить и стимулировать обмен данными; защитить инвестиции, активы и обеспечить справедливое разделение выгоды; исключить разглашение конфиденциальных сведений; избежать злоупотреблений сторон сделок по предоставлению доступа к данным. ЕК планирует также подготовить руководство по условиям контрактов на предоставление данных; стимулировать разработку стандартов и технических решений для выявления и обмена данными; закрепить право беспрепятственного доступа к данным в публичных интересах и в научных целях, а также право изготовителя данных (data producer) на их использование (поскольку сегодня на неперсональные данные не распространяются ни права интеллектуальной собственности, ни иные регулируемые законом режимы), с определенными изъятиями (не эксклюзивное право на доступ к данным у изготовителя оборудования, государственных органов); по общему правилу, доступ к данным должен предоставляться за плату на справедливых, разумных и недискриминационных условиях (FRAND terms), но в некоторых случаях в интересах государства и общества необходимо зарезервировать свободный доступ к данным.

Следующая проблема, нуждающаяся в урегулировании, — правила ответственности за вред, причиненный устройствами «интернета вещей» или автономными связанными системами (роботы, самоуправляемый транспорт), либо вследствие злоупотребления ими. Речь о том, как определить источник возникших проблем, как убедиться в безопасности подобных устройств для пользователей, кто и на каких условиях будет отвечать за негативные последствия, порожденные сложными системами, функционирующими без человеческого участия. Законодательство об ответственности за некачественный продукт применить не получится по ряду причин: слишком большое количество поставщиков и подрядчиков участвуют в его создании; непонятно, идет ли речь о продукте, услуге или продукте с дополнительной услугой; не ясна правовая природа устройств «интернета вещей»; и вследствие автономного характера технологий. Существующее законодательство требует доработки. ЕК выпустит рекомендации по его применению и организует очередные консультации. Среди возможных подходов: признание ответственным того игрока на рынке, кто создает наибольшие риски для окружащих, или на того, кто находится в наилучшем положении для минимизации рисков; добровольное или обязательное страхование ответственности.

Последний блок вопросов, характерных для экономики данных, касается переносимости данных, не относящихся к персональным, и технических стандартов ее обеспечения; а также совместимости сервисов, позволяющей осуществлять обмен данными. Физические и юридические лица должны иметь возможность легко переносить свои данные в любые другие системы. Ст. 20 нового GDPR (в отношении персональных данных) предусматривает право индивида получать от провайдера свои данные в структурированном виде, в широко распространенном машиночитаемом формате (и корреспондирующую обязанность провайдера) и право переносить данные. Подобные правила необходимы и для данных, не являющихся персональными, поскольку на сегодня даже масштабные сервисы не обязаны обеспечивать переносимость хранимых ими данных. Применительно к онлайновым платформам, совместимость сервисов и данных предполагает не только легкость переноса данных на иную платформу, но и одновременное использование нескольких платформ и кросс-платформенный обмен данными.

Планируемые ЕК шаги: создание рекомендуемых договорных условий, облегчающих переход к иным провайдерам сервиса; наделение пользователей новыми правами на перенесение данных; разработка стандартов и эксперименты по их применению.

3.2. Повышение конкурентоспособности через совместимость и стандартизацию.

Среди шагов. Пересмотр и расширение программы совместимости устройств European Interoperability Framework 2010. В марте 2017 озвучена программа EU Rolling Plan for ICT Standardisation (стандартизация в самых разных сферах — интернет вещей, кибербезопасность, большие данные, облачные сервисы и т.п). Она придаст импульс развитию цифровых рынков (сервисы, основанные на данных; облачные сервисы; электронные сервисы и платформы; платежные системы и т.д.).

3.3. Инклюзивное esociety.

Европейская комиссия планирует развивать ряд программ, повышающих вовлеченность индивидов в жизнь общества, в т.ч. посредством новых технологий.

Egovernment повышает эффективность и экономичность публичных сервисов для общества (смотрите EU eGovernment Action Plan 2016-2020 от 19.04.2016 г.). Программа «Once-Only» обяжет гос. органы однократно запрашивать у граждан и предприятий информацию, используя ее для всех последующих услуг. Большая часть гос. услуг должна быть переведена в эл. форму. Все большему количеству работников требуются цифровые знания и опыт. Еврокомиссия разработает программы обучения и повышения квалификации.

3.4. Цифровизации отраслей посвящено Сообщение ЕК от 19.04.2016 г. «Цифровизация европейской промышленности. Извлекая полную выгоду из Цифрового единого рынка» (Digitising European Industry. Reaping the full benefits of a Digital Single Market).

Цифровой единый рынок будет наиболее результативен, если удастся создать высоко конкурентную цифровую индустрию и внедрять цифровые инновации во все сектора экономики. Примеры технологий, меняющих индустрию, — «интернет вещей», большие данные, облачные сервисы, робототехника, искусственный интеллект, 3D-печать. Цифровизация товаров и услуг в ближайшие 5 лет способна увеличивать выручку промышленности на 110 млрд. евро ежегодно, и занятость — на 6%. Применительно к бизнес-моделям новые технологии изменяют цепочку создания ценности и размывают границы между товарами и услугами. Интеллектуальная связка продукта с сервисом влияет на поведение потребителей в отношении собственности, совместного творчества и обмена. Добавление услуг в товарный ассортимент фирмы увеличивает ее доходность на 5,6% и занятость на 30%.

Цифровизация промышленности — любопытный пример экономической цели, к которой стремятся одновременно все государства ЕС, но которое ведет к разделению и фрагментации единого рынка: каждый находит свой путь и методы. ЕК видит свою задачу в синхронизации разобщенных усилий с помощью консультаций, рекомендаций и программы действий, инвестиционных центров (digital innovation hub), каталогов знаний и наилучших практик, государственно-частных партнерств, совместных R&D&I.

Подчеркивая растущий интерес к цифровым платформам, ЕС намерена инвестировать в развитие платформ «интернета вещей» (создающих инновации в сфере умных городов, умной жизненной среды, беспилотных автомобилей, носимых компьютерных устройств, мобильного здравоохранения, сельского хозяйства), платформ данных, объединенных умных фабрик (фабрики будущего, ресурсо- и энергоэффективность, биотехнологии, конвергенция цифровых инноваций в производстве продукции), платформы объединенного и автоматизированного управления транспортными системами, платформы инновационной медицины. Что касается законодательных проектов, ЕК намерена проработать сложные вопросы о безопасности и ответственности (кто отвечает за причиняемый вред и на каких условиях) касательно автономных систем, интернета вещей, мобильных приложений и иного программного обеспечения. Наконец, будут реализовываться проекты по обучению работников навыкам работы в цифровой сфере, чтобы повысить их конкурентоспособность и эффективность.

II. Второй программный документ по единому рынку Европейская комиссия опубликовала 28 октября 2015 г. — Сообщение «Модернизация Единого рынка: больше возможностей для людей и бизнеса» (Upgrading the Single Market: more opportunities for people and business). В нем описывается множество шагов, которые помогут развитию единого европейского рынка. Большинство из них не касаются цифровой сферы или интеллектуальной собственности, поэтому остановлюсь лишь на двух.

1) Важную часть новой экономики занимает экономика совместного использования. Она затрагивает множество частных лиц, активно вовлекаемых в коммерцию, создает новые бизнес-модели, меняет привычные способы обращения с трудовыми ресурсами и активами, требует сбалансированного регулирования онлайновых платформ и иных цифровых инструментов. Словом, нужны новые законы. А пока их нет, ЕК подготовит отдельный документ с рекомендациями, как приспособить действующее законодательство под новые задачи.

Это сделано в Сообщении от 02 июня 2016 г. «Европейская повестка дня для экономики совместного использования» (Communication «A European agenda for collaborative economy»). Понятие «экономика совместного использования» (или экономика сотрудничества, collaborative economy, sharing economy) подразумевает бизнес-модели, деятельность которых обеспечивают платформы совместного использования, создающие открытый рынок для временного использования товаров или услуг, нередко поставляемых частными лицами. В экономику совместного использования вовлечены три категории акторов: а) поставщики услуг, которые делятся своими активами, ресурсами, временем и/или навыками, это могут частные лица (равные, peers), делящиеся ресурсами на непостоянной основе, и профессиональные поставщики услуг; б) пользователи этих ценностей; и в) посредники, посредством онлайновых платформ соединяющие поставщиков с пользователями и облегчающие транзакции между ними (платформы сотрудничества, collaborative platforms). Экономика совместного использования обычно не предполагает перехода прав собственности, хотя применительно к объектам интеллектуальной собственности права могут отчуждаться.

Платформы сотрудничества создают выгоду для всех участников: поставщики получают дополнительные источники дохода, потребители – широкий выбор и низкие цены. Их вклад в общую экономику постоянно растет. В 2015 г. европейские платформы и поставщики сгенерировали валовый доход в размере 28 млрд. евро. Словом, общественно полезная бизнес-модель. Но размывает привычные общественные отношения (между работником и работодателем, продавцом и покупателем и т.д.). Поэтому развитие экономики совместного потребления нуждается в аккуратном, гармонизированном регулировании.

Простые, прозрачные и не дискриминационные условия доступа на рынки выгодны для экономики. Европейский законодатель давно призывает не устанавливать барьеры или ограничения без действительно серьезных оснований (Services Directive 2006/123/EC, Professional Qualifications Directive 2005/36/EC). С ростом экономики обмена, распахнувшей двери в коммерцию для широких слоев населения, потребность в упрощении условий доступа стала жизненно необходимой. Платформы сотрудничества, создавая новые варианты выхода на рынки, вынуждают государства пересматривать действующую политику регулирования. Однако делают они это по-разному. Хорошо известно, что появление платформ сотрудничества было негативно встречено как индустриями, так и некоторыми государствами-членами ЕС, запрещающими сервисы sharing economy под страхом судебного и уголовного преследования, как раз из-за того, что поставщики услуг не соблюдают отраслевые требования выхода на рынок. Представители органов ЕС неоднократно критиковали тех, кто возводит барьеры для новой экономики. Рассматриваемое Сообщение ЕК следует в том же русле. Еврокомиссия призывает национальные власти максимально упрощать правила выхода на рынок и для традиционного бизнеса, и для участников платформ сотрудничества. Более того, государства могут вместо привычных условий предоставления доступа на рынок использовать инструменты, заложенные в самих платформах. Скажем, системы рейтингов и рекомендаций эффективно отсеивают одних поставщиков и расширяют возможности других. Кроме того, по мнению ЕК, оказание индивидом услуг через интернет-платформу не превращает его автоматически в предпринимателя. Это опять-таки важный довод, с точки зрения требований, предъявляемых к участникам новых бизнес-моделей.

Доступ на рынок для самих платформ должен зависеть от характера их деятельности. Если платформа оказывает обычно оказываемые за вознаграждение услуги дистанционно, с помощью электронных средств и по индивидуальным запросам получателя услуг, то она предоставляет услугу информационного общества. Такая услуга, согласно e-Commerce Directive (2000/31/EC), не требует получения предварительного согласия или соблюдения иных формальностей, специально предусмотренных для услуг такого вида. Если же платформа сотрудничества оказывает услуги наравне с поставщиками, то в этой части она должна соблюдать предусмотренные законом требования для выхода на рынок. Признаки второй ситуации: платформа сама устанавливает стоимость услуг, условия договоров или владеет ключевыми активами, используемыми для оказания услуг, т. е. в высокой степени контролирует или влияет на услуги по совместному использованию. Предоставление платформой сопутствующих услуг (страхование, платежные сервисы, послепродажное обслуживание, механизм рейтингов или обзоров) не означает автоматически, что она осуществляет контроль и влияние. Оценивается совокупность всех обстоятельств.

Еврокомиссия поясняет, что на платформы сотрудничества может распространяться иммунитет против ответственности, предоставляемый ст. 14 e-Commerce Directive поставщикам услуг информационного общества. Их деятельность приравнивается к услугам хостинга, главное, чтобы их вмешательство в действия пользователей платформы было техническим, автоматизированным и пассивным. Однако к иным услугам платформы (ведение рейтингов, платежные операции и т. п.) иммунитет не применяется. Согласно ст. 15(1) упомянутой директивы, на платформы сотрудничества недопустимо возлагать общую обязанность вести мониторинг или активно искать подтверждения незаконной деятельности их клиентов.

В европейском праве подробно урегулированы права и обязанности торговцев и потребителей. Поскольку обычно вторые — слабая сторона, их интересы получают преимущественную охрану. Но взаимодействие на платформе сотрудничества перемешивает привычные роли: индивиды и предприниматели участвуют в сделках на разных сторонах и в разных сочетаниях. Поэтому каждый спор требует отдельного изучения позиции и возможностей сторон (как часто она оказывает услуги, ищет ли получения прибыли, каков оборот от ее операций и т. д.). Разумно возложить на платформу обязанность информировать стороны о статусе друг друга. Механизм рейтингов и отзывов — отличный механизм восполнения информационной недостаточности и повышения доверия.

Платформы сотрудничества изменяют профессиональные отношения. Они, следуя за глобальными тенденциями на рынке труда, расширяют пространство для самозанятости и гибкого характера работы. Люди становятся более экономически активны, но лишаются многих социальных гарантий и стабильного дохода. ЕК проводит публичные консультации и обсуждения, чтобы понять, как повысить защищенность индивида в нынешних условиях. Возможно, имеет смысл пересмотреть концепцию «трудовых отношений» и в некоторых случаях признавать продавца работником платформы, особенно в зависимости от подчинения, характера работы и получения вознаграждения.

Особое положение платформы — в центре совершаемых транзакций — подталкивает к мысли возложить на них обязанности налоговых агентов, которые перечисляют в бюджет налоги с оплаты за оказанные с ее помощью услуги или хотя бы сообщают налоговым органам информацию о совершенных сделках. В то же время необходимо предусмотреть нормы, препятствующие уклонению самих платформ от уплаты налогов, поскольку возможностей для этого у них много.

2) Некоторые предложения касаются права интеллектуальной собственности. Отрасли, в которых используются интеллектуальные права, обеспечивают 39% ВВП ЕС и 35% рабочих мест. Вслед за успешным запуском единой патентной системы Еврокомиссия считает разумным внедрить единый европейский режим свидетельств дополнительной охраны (supplementary protection certificate). Эти свидетельства продлевают охрану после истечения срока действия патента и необходимы, чтобы стимулировать разработки в сферах, где тестирование и внедрение новых продуктов занимает много времени (фармацевтика, медицинское оборудование, ветеринарная и сельскохозяйственная продукция и некоторые новые сферы).

ЕК также разработает программу стимулирования малых и средних предприятий активнее использовать в бизнесе права интеллектуальной собственности и эффективно защищать их. Сегодня лишь 9% малых и средних предприятий владеют интеллектуальными правами (хотя такие права увеличивают их выручку на 32%). Эта программа тесно смыкается с планами по усилению охраны интеллектуальных прав на основе принципа «следуй за деньгами».

Наконец, ЕК продолжила работу над обновлением законодательства об охране торговых секретов. И 08 июня 2016 г. была принята Директива №2016/943 об охране конфиденциальных ноу-хау и деловой информации (торговых секретов) от незаконного приобретения, использования и разглашения. Она должна быть инкорпорирована в национальное законодательство к 09.06.2018 г.

Share:
  • PrintPrint
  • email hidden; JavaScript is required
  • PDFPDF
  • FacebookFacebook
  • TwitterTwitter
  • Google BookmarksGoogle Bookmarks
  • Add to favoritesAdd to favorites
  • RSSRSS
Количество просмотров: 964

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *