К идее регулирования цифровых контрактов Европейская комиссия обратилась после того, как в 2015 г. неудачей закончилось обсуждение Регламента об общеевропейском торговом праве (Regulation on a Common European Sales Law). Регламент должен был стать полноценным кодексом, объемом в сотню страниц. Но ЕС отказался от его принятия из-за нерешаемых разногласий участников.

Цифровые контракты часто заключаются между сторонами из разных государств-членов ЕС. Общие правила игры для них принципиально важны. За последний год у 70 миллионов потребителей возникали сложности при покупке цифрового контента. Лишь 15% европейских покупателей решаются приобретать товар онлайн в другом государстве-члене ЕС, тогда как в своей стране — 44%. Только 12% коммерсантов продавали свой товар онлайн покупателям из других европейских стран, в пределах своей — 37%. Словом, потенциал роста велик. Поэтому Еврокомиссия, выбрав из отклоненного регламента наиболее подходящие положения, спешно подготовила из них проекты двух директив — о договорах дистанционной продажи товаров и о договорах продажи цифрового контента.

09 декабря 2015 г. Еврокомиссия представила комплект на обсуждение. Общее описание стратегии дано в Сообщении ЕК «Цифровые договоры в Европе — Высвобождение потенциала электронной коммерции» Digital contracts for EuropeUnleashing the potential of ecommerce»). В нем отмечено, что к цифровым договорам будут применяться общие правила о договорах, а также что продажа цифрового контента будет регулироваться аналогично материальным объектам, кроме особенностей, прямо следующих из нематериального характера товара. Директивы разработаны с учетом европейских норм о применимом праве и выборе юрисдикции, в т.ч. Регламентов 1215/2012 и 593/2008. Обзор действующих правил дан в Приложении №7 к рабочим материалам (Annex 7 SWD(2015) 275).

Проект первой директивы посвящен продаже материальных товаров, второй – нематериальных.

Вместе с сообщением опубликован проект «Директивы об определенных аспектах договоров онлайновой и иной дистанционной продажи товаров» (Proposal for a Directive on certain aspects concerning contracts for the online and other distance sales of goods).

Чтобы не возникло значительных расхождений в регулировании онлайновых и офлайновых продаж, за основу взята Директива 1999/44/EC от 25.05.1999 г. об определенных аспектах продажи товаров потребителям и сопутствующих гарантиях. Но многие условия онлайновых продаж прописаны заново. В проекте много правил, отличных от Директивы. Проект также дополняет Директиву 2011/83/EU Consumer Rights Directive (заложившую основы дистанционной торговли) и Директиву 2001/29/EC InfoSoc в части электронной коммерции.

Основная цель обеих новых директив – повысить доверие потенциальных покупателей за счет того, чтобы покупка товаров в других государствах-членах ЕС происходила по тем же правилам и с тем же уровнем защищенности, что и в стране их проживания. При этом, чтобы издержки коммерсантов не выросли, обязанности продавцов не будут серьезно отличаться от тех, которые они уже сегодня несут согласно гармонизированным европейским правилам офлайновой торговли. Тем самым обе стороны должны стать более заинтересованными в трансграничной дистанционной торговле цифровым контентом и любыми иными товарами.

Продаваемый товар должен обладать качествами и эксплуатационными характеристиками, которые обычны для товаров данного типа и которые потребитель может ожидать исходя из природы товара, а также из публичных заявлений, сделанных в интересах или непосредственно продавцом или иными лицами, участвовавшими в цепочке поставки данного товара, включая изготовителя, кроме случаев, когда продавец докажет, что а) он не знал и не имел разумных оснований знать о таком заявлении; б) ко времени заключения договора заявление было изменено; или в) заявление не повлияло на решение о покупке товара.

Неправильно собранный покупателем товар признается не соответствующим договору, если неправильная сборка вызвана недостатками инструкции по сборке.

Если товар собирается продавцом или под его контролем, такой товар считается переданным покупателю во владение не с момента фактической передачи товара, а с момента завершения сборки. Товар, сборку которого должен производить сам покупатель, считается переданным по истечении времени, разумно необходимого покупателю для сборки товара, но не более 30 дней с момента доставки.

Коммерческая гарантия обязывает того, кто ее выдал, соблюдать условия, содержащиеся не только в гарантийном сертификате, но и в информации, сообщенной продавцом перед заключением договора и признаваемой неотъемлемой частью договора, а также в рекламном объявлении, доступном до или во время заключения договора с потребителем. Если условия гарантии, изложенные в преддоговорной информации или рекламном объявлении, более благоприятны для потребителя, то будут применяться они, а не условия, указанные в гарантийном сертификате.

Сегодня покупатель может утратить право на предъявление претензий по поводу несоответствия товара условиям договора, если по правилам страны продавца он должен был уведомить продавца о выявленном несоответствии в определенный срок, но не сделал этого, поскольку не был осведомлен о своей обязанности. Чтобы этого не происходило, Еврокомиссия предлагает запретить устанавливать срок на уведомление продавца. Покупатель должен иметь возможность заявить о несоответствии товара в течение гарантийного срока, который составляет два года с момента поступления товара в его владение.

В этот же день, 09.12.2015 г., опубликован и проект «Директивы об определенных аспектах договоров поставки цифрового контента» (Proposal for a Directive on certain aspects concerning contracts for the supply of digital content).

Сегодня специальное законодательство о продаже цифрового контента есть лишь в нескольких государствах-членах ЕС (напр., в Великобритании, Нидерландах).

Определение цифрового контента.

ЕК понимает цифровой контент очень широко. «Цифровой контент» означает а) данные, создаваемые или передаваемые в цифровой форме, напр., видео, аудио, компьютерные приложения, электронные игры и любое другое программное обеспечение; б) сервис для создания, обработки или хранения данных в цифровой форме, на котором такие данные предоставляются потребителю; в) сервис, с помощью которого пользователи могут осуществлять обмен данными в цифровой форме и взаимодействовать с ними иным образом.

С контентом, генерируемым пользователем, необходимо обращаться так же, как и с иными видами контента, предоставляемого или хранимого пользователем в период действия договора, такими как музыка, видеофайлы, рисунки, игры и приложения. Потребители генерируют самый разнообразный контент, включая цифровые изображения, видео- и аудиофайлы, блоги, дискуссионные форумы, тексты в формате коллективного творчества, посты, чаты, твиты, логи, подкасты, созданный на мобильный устройствах контент, созданные в онлайновом виртуальном пространстве материалы, рейтинги и коллекции гиперссылок на онлайновый контент.

Регулируемые отношения.

Директива будет применяться ко всем договорам, по которым в обмен на цифровой контент потребитель предоставляет деньги, персональные данные или любую иную информацию. Кроме случаев предоставления персональных данных исключительно для целей исполнения договора или обязанностей по закону. Т.е. Директива охватывает как договоры, по которым контент предоставляется за плату, так и договоры, где контент передается под условием иного встречного предоставления от потребителя, обычно в виде каких-либо данных (имя, адрес электронной почты или фото), прямо или косвенное передаваемых продавцу, например, в ходе индивидуальной регистрации или получения доступа к фотографиям пользователя. Директива не применяется к ситуациям, когда данные собираются только для надлежащего функционирования контента в соответствии с договором; или для соблюдения требований закона (напр., для безопасности и идентификации пользователей); или когда продавец собирает данные, в т.ч. персональные (такие как IP-адрес, cookie) без активного участия в этом потребителя, даже если тот давал свое согласие на такой сбор; или когда потребителю демонстрируется рекламное объявление исключительно в целях предоставления доступа к цифровому контенту.

Директива распространяется на договоры продажи материальных носителей, если они содержат цифровой контент и используются исключительно для его хранения. Директива будет регулировать любые способы предоставления цифрового контента продавцом: передачу на материальных носителях, скачивание потребителями на свои устройства, потоковое вещание, предоставление доступа к хранилищу контента, использование социальных медиа и т. д. Но не будет она применяться к цифровому контенту, воплощенному в товарах таким образом, что контент представляет собой внутреннюю часть товара и его функции подчинены функциональности самого товара.

Директива применяется только к услугам, предмет которых состоит в предоставлении цифрового контента, и не регулирует услуги, оказываемые непосредственно исполнителем, когда цифровые средства используются исключительно в целях предоставления доступа или передачи (напр., результат перевода текста передается в цифровой форме). Если же в рамках договора (нескольких договоров) продавец предоставляет цифровой контент вместе с другими услугами, такими как телекоммуникационные услуги, которые служат не только средством доставки цифрового контента, то Директива применяется только к отношениям, связанным с цифровым контентом, тогда как остальные возникающие отношения регулируются иными применимыми законами.

Договор может содержать общие условия продаж, которые покупателю требуется акцептовать. Иногда они излагаются в отдельном соглашении об уровне услуг (SLA), являющемся приложением к договору. Поскольку такие соглашения содержат важные положения о договорных отношениях сторон, они включаются в понятие «договор», используемое в настоящей Директиве.

Рассматриваемая Директива не затрагивает права, обязанности и иные аспекты поставки цифрового контента, связанные с авторским правом или иным правом интеллектуальной собственности. По-видимому, это сделано, чтобы избежать затягивания в рассмотрении проекта из-за опасений, что он приведет к реформированию национальных норм об интеллектуальной собственности. Однако очевидно, что значительная часть цифрового контента содержит произведения, охраняемые авторским или смежным правом. Нерешительность Еврокомиссии была встречена суровой критикой со стороны многих правоведов. Проект вроде бы защищает интересы потребителей, но оставляет без внимания их интересы в авторско-правовой плоскости: не закрепляет давно ожидаемое право использовать контент без дополнительных согласований с правообладателем (напр., в виде EULA) или право на перепродажу контента, и некоторые другие.

Императивный характер Директивы.

Правила Директивы императивны – государства-члены не вправе принимать отличающиеся нормы, даже в целях достижения иного уровня защиты потребителей. Тот случай, когда единообразие положений закона важнее их качества. Покупателю нужна возможность приобретать товар в любой части Евросоюза по одинаковым правилам, даже если правила не совершенны. Кроме того, всякое договорное условие, отменяющее положения национального закона, в которых инкорпорирована рассматриваемая Директива, или изменяющее их действие в ущерб интересам потребителя, не будет связывать потребителя.

Передача цифрового контента.

Цифровой контент по договору может передаваться покупателю или выбранному им третьему лицу, управляющему физическим или виртуальным устройством, с помощью которого покупатель получает доступ к контенту. Любопытное условие. К сожалению, пока без пояснений. Не ясно, наделяет ли оно потребителя правом на кроссплатформенное использование контента (например, купленных на Amazon’е электронных книг)? может ли покупатель неоднократно выбирать третьих лиц, требуя повторной отправки контента? Может ли он сам изменять формат контента, чтобы использовать его на ином устройстве?

Соответствие контента условиям договора.

Цифровой контент признается отвечающим условиям договора, если он а) по качеству, количеству, сроку существования, версии, функциональности, совместимости и другим пользовательским характеристикам, таким как доступность, связность и безопасность, соответствует условиям договора и преддоговорной информации, являющейся частью договора; б) пригоден для достижения необходимой потребителю цели, о которой он уведомил продавца в момент заключения договора и которую продавец акцептовал; в) сопровождается инструкциями и иной поддержкой покупателя, предусмотренными договором; г) обновлен до согласованного в договоре состояния.

Если в договоре не прописаны требования к контенту, то он должен быть пригодным для цели, для которой аналогичный контент обычно используется, включая функциональность, совместимость и иные пользовательские характеристики, такие как доступность, связность и безопасность. В этом случае необходимо принимать во внимание а) поставляется ли контент за плату или другое не денежное предоставление; б) любые применимые международные стандарты, отраслевые кодексы поведения и наилучшей практики; и в) любое публичное заявление, сделанное в интересах или непосредственно продавцом или иным лицом, участвующим в цепочке поставки, кроме случаев, когда продавец докажет, что а) он не знал и не имел разумных оснований знать о таком заявлении; б) ко времени заключения договора заявление было изменено; или в) заявление не повлияло на решение о покупке товара.

Если не согласовано иное, цифровой контент должен предоставляться в наиболее свежей версии, имеющейся на момент заключения договора.

Цифровой контент должен быть свободным от любых прав третьих лиц, включая права интеллектуальной собственности, чтобы его можно было использовать на условиях договора, на момент передачи потребителю или в течение периода времени, на который предоставляется контент.

Интеграция контента в цифровую среду покупателя.

Если цифровой контент не интегрируется надлежащим образом в цифровую среду потребителя, он признается не соответствующим договору, если а) контент интегрируется продавцом или под его контролем; или б) потребитель должен был сам интегрировать контент и ошибки интеграции произошли вследствие недостатков предоставленной продавцом инструкции по интеграции. Цифровая среда – оборудование, сетевые подключения или иной цифровой контент, находящиеся под контролем потребителя.

Бремя доказывания и ответственность продавца.

Продавец несет бремя доказывания соответствия цифрового контента условиям договора на момент передачи контента потребителю или в течение периода времени, на который предоставляется контент, а также ответственность в случае несоответствия. Бремя переходит на покупателя, если продавец докажет, что цифровая среда покупателя не совместима или не отвечает техническим характеристикам контента, о которых продавец проинформировал покупателя до заключения договора. Из текста директивы не ясно, как учитывать техническую грамотность потребителя: достаточно ли продавцу просто сообщить о технических характеристиках контента, или он должен доходчиво разъяснить покупателю особенности взаимодействия контента с его цифровой средой, или продавцу вообще желательно самому оценить цифровую среду покупателя до предложения товара? Из буквального толкования следует, что коммерсант сам определяет, насколько подробными должны быть разъяснения. В принципе, он может ограничиться первым вариантом. Однако Директива все-таки побуждает продавца оценивать цифровую среду покупателя, но не в момент заключения договора, а уже после того, как у покупателя появились жалобы на несоответствие контента условиям договора: чтобы переложить бремя доказывания на потребителя, продавцу потребуется провести анализ цифрового окружения покупателя. Покупатель, в свою очередь, должен в достаточной степени сотрудничать с продавцом, чтобы обеспечить его необходимыми сведениями о цифровой среде. При этом сотрудничество должно ограничиваться техническими мерами, производящими наименьшее вмешательство (напр., посредством автоматической системы уведомления разработчика о сбоях в программе). И лишь в исключительных случаях допустимо дистанционное подключение продавца к цифровой среде потребителя (что представляет собой серьезное вмешательство). Если покупатель не обеспечивает сотрудничества, бремя доказывания несоответствия контента условиям договора возлагается на покупателя.

Права потребителя.

Потребители пользуются равными средствами защиты своих прав независимо от способов создания контента: предоставляемые Директивой права в равной мере применимы и к массовому контенту, и к контенту, разработанному специально для конкретного потребителя по его заданию. Кроме того, она применяется к файлам визуального моделирования, используемым в 3D-печати (однако не распространяется на товары, созданные с помощью такой технологии). Цифровой контент возникает и в контексте «интернета вещей», однако для регулирования ответственности в рамках договоров обмена данными и взаимодействия «машина-машина» ЕК считает целесообразным разработать отдельный нормативный акт.

Если цифровой контент не соответствует условиям договора, покупатель вправе потребовать от продавца безвозмездно устранить такое несоответствие, если только это не является невозможным, непропорциональным или незаконным. Устранение является непропорциональным, если оно возлагает на продавца неразумные расходы (при этом учитывается ценность контента в надлежащем состоянии и то, насколько переданный контент не выполняет обычного назначения). Продавец должен устранить недостатки контента в разумный срок после получения уведомления от покупателя и с причинением покупателю наименьших неудобств, для чего принимается во внимание природа контента и цель, для которой его приобрел покупатель.

Покупатель вправе потребовать пропорционального уменьшения цены контента, приобретенного за плату, или расторгнуть договор в случаях, когда а) устранение недостатков является невозможным, непропорциональным или незаконным; б) продавец не устранил недостатки в разумный срок; в) способ устранения недостатков создаст для покупателя существенное неудобство; или г) продавец прямо заявил либо это явствует из обстановки, что он не намерен устранять несоответствие. Покупатель вправе расторгнуть договор, только если несоответствие контента связано с его функциональностью, совместимостью или другими основными пользовательскими характеристиками, вроде доступности, связности и безопасности. Бремя доказывания, что недостатки контента не связаны с его основными пользовательскими характеристиками, лежит на продавце.

Внесение изменений в цифровой контент.

Если договор заключен на условиях предоставления цифрового контента на определенный период времени, продавец может изменять функциональность, совместимость и другие основные пользовательские характеристики контента, такие как доступность, связность и безопасность, в той степени, в какой такие изменения не существенно не затрагивают доступ или использование цифрового контента потребителем, и только при условии, что а) договор разрешает внесение изменений; б) потребитель заранее извещен о внесении изменений посредством четкого сообщения на носителе, сохраняющемся продолжительное время; в) потребитель обладает правом расторгнуть договор без уплаты компенсаций в течение не менее 30 дней после извещения; и г) покупателю предоставлены, на случай расторжения договора, технические средства для извлечения его данных. Если потребитель расторгает договор, продавец обязан возместить ему часть стоимости, пропорциональную периоду времени после внесения изменений в цифровой контент, а также должен прекратить использование переданного покупателем неденежного встречного предоставления, собранных данных и предоставленного покупателем контента.

Ответственность за имущественный вред.

Продавец несет ответственность за любой имущественный вред, причиненный цифровой среде покупателя вследствие несоответствия цифрового контента условиям договора или вследствие непредоставления цифрового контента. Компенсация вреда должна максимально создать для потребителя положение, в котором он находился бы, если бы цифровой контент был поставлен в согласованный срок и соответствовал условиям договора. Детальные правила возмещения вреда определяет нац. законодатель. При этом он должен учитывать, что предоставление продавцом скидок на будущие продажи контента, особенно если продавец объявляет их единственным вариантом компенсации, далеко не всегда создают для потребителя положение, которого требует настоящая Директива.

Расторжение договора.

О расторжении договора покупатель может уведомить продавца в любой форме. После этого продавец обязан:

— незамедлительно (но не позднее 14 дней) возвратить покупателю стоимость контента;

— прекратить использование иного полученного от покупателя встречного предоставления и данных, собранных после заключения договора, включая предоставленный покупателем контент, кроме контента, который был произведен покупателем совместно с иными лицами, продолжающими пользоваться цифровым контентом;

— обеспечить покупателя техническими средствами для извлечения предоставленного покупателем контента и иных данных, созданных в процессе использования цифрового контента покупателем, если такие данные сохраняются продавцом; при этом извлечение должно осуществляться безвозмездно, без существенных неудобств, в разумное время и в широко используемых форматах.

После расторжения договора покупатель обязан прекратить пользование цифровым контентом и устранить доступность контента третьим лицам, в частности путем удаления контента или приведения его в невоспринимаемый вид иным образом. Если цифровой контент предоставлялся на материальном носителе, покупатель дополнительно обязан по просьбе продавца и за его счет незамедлительно (но не позднее 14 дней) возвратить носитель.

После расторжения договора продавец может прекратить доступ покупателя к цифровому контенту или аннулировать его аккаунт, но с соблюдением права потребителя на извлечение своего контента и данных.

Покупатель не обязан платить за использование цифрового контента, осуществленное в период, предшествовавший расторжению договора. Если цифровой контент предоставлялся потребителю за плату на определенный период времени (напр., доступ к облачному сервису), потребитель вправе расторгнуть договор только в отношении того периода времени, когда контент не соответствовал условиям договора. Продавец должен возвратить ему часть стоимости, пропорциональную периоду, когда контент не соответствовал условиям договора. Продавец несет и другие перечисленные ранее обязанности в связи с расторжением договора, но не обязан прекращать использование данных и контента, собранных/сгенерированных за период, когда цифровой контент соответствовал условиям договора.

Если по условиям договора цифровой контент предоставляется на неограниченный срок, либо если изначальный срок договора или несколько раз продлевавшиеся сроки превысят 12 месяцев, потребитель имеет право расторгнуть такой договор в любое время после истечения первого 12-месячного периода. Уведомление о расторжении направляется любыми средствами и вступает в силу через 14 дней. Если цифровой контент предоставлялся за плату, потребитель обязан оплатить стоимость его использования до даты расторжения договора. При расторжении договора продавец обязан прекратить использование полученного от покупателя неденежного встречного предоставления и данных, собранных после заключения договора, включая предоставленный покупателем контент; продавец также должен обеспечить покупателя техническими средствами для извлечения предоставленного им контента и иных данных, созданных в процессе использования цифрового контента покупателем, если такие данные сохраняются продавцом; при этом извлечение должно осуществляться безвозмездно, без существенных неудобств, в разумное время и в широко используемых форматах. Когда применимо, покупатель должен удалить всякую копию цифрового контента, сделать его невоспринимаемым или иным образом воздерживаться от его использования и предоставления доступа третьим лицам.

Share:
  • PrintPrint
  • email hidden; JavaScript is required
  • PDFPDF
  • FacebookFacebook
  • TwitterTwitter
  • Google BookmarksGoogle Bookmarks
  • Add to favoritesAdd to favorites
  • RSSRSS
Количество просмотров: 290

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *