Настоящая статья посвящена анализу недавнего решения Суда Евросоюза, отменившего Директиву о массовом сборе персональных данных. Поскольку эта тема в последнее время вызывает множество острых споров, начнем с краткого обзора ситуации.

Пока США, согласно все новым сведениям, любезно предоставляемым Э.Сноуденом, упражняются в том, какие еще личные данные пользователей можно собрать без их ведома, страны Европейского союза последовательно движутся в противоположном направлении, пытаясь обеспечить сведениям о личной жизни более надежную защиту. В этом русле находится и модернизация действующего законодательства об обработке и защите персональных данных, и решения европейских судов о недопустимости мониторинга активности интернет-пользователей, и судебное подкрепление права пользователей на удаление из интернета некоторых персональных данных (речь о процессе по делу Google и праву «быть забытым», к которому еще вернемся), и недавняя отмена Судом ЕС Директивы 2006/24/ЕС о сборе и предоставлении персональных данных компетентным органам. Более подробно это решение будет рассмотрено далее.

Европейская тенденция основана на двух посылках. Во-первых, без скрупулезной проработки и аккуратной системы сдержек и противовесов законодательство о сборе частной информации стремится разрастись за пределы необходимого и разумного, посягая на права и свободы человека. Во-вторых, сбор такой информации на самом деле мало что дает для достижения той благой цели, ради которой принимается подобное законодательство (улучшение борьбы с серьезными преступлениями: терроризмом и организованной преступностью). Например, в 2011 году в Германии была тщательно проанализирована статистика расследования преступлений до и после появления закона о сборе личных данных (на основе Директивы 2006/24). Цифры показали, что предоставление правоохранительным органам широкого доступа к информации о коммуникациях пользователей практически не отражается на эффективности борьбы с преступностью. Даже в принципах построения новой системы эксперты видят серьезные проблемы. More »

  9 апреля 2014 года вступила в силу новая Директива 2014/26/EU Европейского Парламента и Совета от 26.02.2014 о коллективном управлении авторскими и смежными правами и мультитерриториальном лицензировании прав на музыкальные произведения в целях онлайнового использования на внутреннем рынке (Directive 2014/26/EU of the European Parliament and of the Council of 26 February 2014 on collective management of copyright and related rights and multi-territorial licensing of rights in musical works for online use in the internal market). Изменения в национальное законодательство государств-членов ЕС должны быть внесены не позднее 10.04.2016 г. Проект Директивы был подготовлен в 2012 году. Авторский перевод Директивы приведен далее.

____________________________

Директива 2014/26/EU Европейского Парламента и Совета от 26.02.2014 о коллективном управлении авторскими и смежными правами и мультитерриториальном лицензировании прав на музыкальные произведения в целях онлайнового использования на внутреннем рынке

Европейский Парламент и Совет Европейского Союза,

Принимая во внимание Договор о функционировании Европейского Сообщества и в особенности его Статьи 50(1), 53(1) и 62,

Принимая во внимание предложение Европейской Комиссии,

После направления проекта законодательного акта в национальные парламенты,

Принимая во внимание заключение Европейского Экономического и Социального Комитета,

Действуя в соответствии с обычной законодательной процедурой,

Исходят из следующего:

(1) Директивы Союза в сфере авторского и смежного права уже обеспечивают правообладателям высокий уровень охраны и тем самым устанавливают пределы использования контента, охраняемого данными правами. Эти Директивы содействуют расширению и поддержанию творчества. Защита инноваций и интеллектуального созидания на внутреннем рынке, когда конкуренция не ущемляется, поощряет также инвестиции в инновационные услуги и продукты. More »

Владелец исключительного права на товарный знак властен запрещать использование сходного обозначения в отношении идентичных и однородных товаров, а в некоторых случаях — и в отношении неоднородных. Уточнение про неоднородные товары вроде бы существенно расширяет его правомочия, приближая исключительное право к монопольному. Но, на практике, то же самое уточнение может исключительное право сузить. Правообладатели, укрепляющие дальние рубежи своего права, обнаруживают серьезный провал в самом сердце своих владений. Выяснилось, что добросовестный пользователь сходного обозначения может спокойно размещать его в том числе на товарах, идентичных тем, для которых зарегистрирован чужой товарный знак. А если он использует свое обозначение уже давно, то вообще приобретает своеобразное право «преждепользования», даже если обозначение не было зарегистрировано как товарный знак.

Эти вопросы поднял недавно Суд Евросоюза, рассматривая дело Leidseplein Beheer and de Vries v Red Bull (С-65/12), решение по которому опубликовано 06.02.2014 г. Возникли они в связи с толкованием ст. 5 Директивы 89/104/EEC 1988 года о товарных знаках (отметим, что аналогичные нормы содержатся и в более новой Директиве 2008/95/EC от 22.10.2008 г. о товарных знаках). Пункт первый указанной статьи закрепляет за владельцем товарного знака исключительное право. Без согласия его обладателя запрещается использовать в целях торговли обозначение, идентичное товарному знаку для идентичных товаров, а также идентичное/сходное обозначение в отношении идентичных/сходных товаров, если возникает риск смешения или ассоциации обозначения и товарного знака. Второй пункт указанной статьи разрешает государствам-членам предусмотреть в своем законодательстве следующее положение: Владелец товарного знака вправе запретить всем третьим лицам использовать для целей торговли без его согласия обозначение, идентичное или сходное со знаком, применительно к товарам или услугам, не однородным с теми, для которых зарегистрирован товарный знак, если такой товарный знак приобрел известность в соответствующем государстве-члене и если использование обозначения без должного основания (due cause) создает необоснованные преимущества или причиняет ущерб различительному характеру или известности товарного знака.

Поводом для судебного спора послужила следующая ситуация. More »

23.01.2014 года Суд Евросоюза в решении по делу Nintendo v PC Box (С-355/12) коснулся важного вопроса о допустимых пределах применения технологических мер защиты. Давно известно, что в цифровой сфере технологические меры защиты стали суррогатом правовых норм. Закон запрещает их обход, и тем самым позволяет правообладателю самостоятельно устанавливать правила использования произведения, без оглядки на нормы законодательства. Правообладатель, защищая свои интересы, волен выбрать такие меры, которые существенно ограничат возможности и права широкого круга пользователей. В ряде случаев закон разрешает использовать чужое произведение без согласия правообладателя, например, для обучения или в личных целях. Но если технологические меры защиты, встроенные в экземпляр произведения, не позволяют выполнить эти действия, обойти их пользователь не властен. Принадлежащее ему право оказывается неосуществимым. О том, сколь часто подобные меры защиты оборачиваются злоупотреблением правом, мы подробно разбирали на примере США, где разумные варианты сдерживания излишнего рвения правообладателей до сих пор не найдены. Рассматриваемое далее решение дает представление о европейском подходе к проблеме чрезмерных мер защиты. Суд Евросоюза постановил, что правовую охрану от обхода должны иметь такие технологические меры защиты, которые ограничивают только те действия третьих лиц, что предусмотрены законом. Если же меры защиты становятся непропорциональными, и ограничивают предоставленную законом сферу свободы пользователей, то в защите таких мер от обхода суд вправе отказать. More »

С 5 декабря 2013 года по 5 февраля 2014 года, впервые за последние 15 лет, Европейская комиссия проводит масштабную общественную консультацию с намерением понять, какие изменения в авторском праве жизненно необходимы. К участию в консультации приглашены самые различные участники интеллектуального рынка: потребители, конечные пользователи, авторы, исполнители, издатели, продюсеры, представители вещательных организаций, посредники, распространители и другие сервис-провайдеры, общества по коллективному управлению, государственные структуры.

Участников просят ответить на 80 вопросов (любую их часть), отправив свои пожелания до 5 февраля на электронную почту организаторов. В консультации могут принять участие не только жители Европейского союза (участие может быть вовсе анонимным).

Конечно, изменения, если они произойдут, затронут лишь европейское законодательство. Но важно помнить — чем больше в мире существует стран, авторское право которых обеспечивает более-менее разумный баланс интересов в обществе, тем больше шансов, что и наши законодатели будут вынуждены перенимать положительный опыт.

Вопросы изложены на английском языке, ответы можно давать на любом из 24 официальных языков ЕС. Понятно, что русского среди них нет. Чтобы упростить процедуру (поскольку некоторые вопросы сформулированы достаточно тяжеловесно), был запущен специальный сайтcopywrongs.eu. Посетителю достаточно выбрать из списка те проблемы, которые он считает для себя наиболее важными. Итоговый результат будет представлен в запрошенной ЕК форме.

Модельный вариант ответов на русском языке можно найти здесь. Он подготовлен членом Европейского парламента Амелией Андерсдоттер (Amelia Andersdotter), представителем шведской Пиратской партии.

Ваше участие в общественной консультации может стать хорошей попыткой донести голос пользователей до государственного сознания. Тем более, что формулировки некоторых вопросов вызывают у экспертов серьезные опасения, что интересы простых пользователей могут быть не услышаны или стать разменной монетой для игроков копирайта. Например, среди вопросов встречаются такие: «считаете ли вы, что размещение гиперссылок на охраняемые произведения должно требовать согласия правообладателей?» или «требуется ли согласие правообладателя на просмотр веб-страниц, поскольку данный процесс предполагает временное воспроизведение охраняемого объекта на экране и в кэш-памяти устройства пользователя?». Как уже не раз отмечали авторитетные представители мирового юридического сообщества, авторское право в любом случае не должно посягать на основополагающие культурные права человека. Каждый человек имеет неотъемлемое право на получение и распространение информации и знаний, доступ к культурному достоянию, свободу слова и творчества. И лишь за пределами этих прав копирайт может устанавливать свои правила, регулирующие экономический оборот творческих результатов. More »

03 октября 2013 г. Суд справедливости Евросоюза рассмотрел очередное дело (C-170/12, Peter Pinckney v KDG Mediatech AG), уточняющее правила подсудности при онлайновой торговле нелицензионными копиями произведений. В прошлом году похожий вопрос рассматривался в деле C-5/11 (обзор решения). Оба решения Суда ЕС направлены на защиту интересов правообладателей, когда нелегальная продукция, охраняемая авторским правом, продается на территории другого государства-члена Евросоюза. Суд ЕС в обоих случаях признал правомерным рассмотрение исков к нарушителям по месту нахождения правообладателей. Но важно подчеркнуть существенную разницу. Предыдущее дело национальные суды разрешали на основе Директивы 2001/29/EC. Поэтому им пришлось решать, совершал ли нарушитель распространение пиратской продукции среди публики страны правообладателя. Суд ЕС разъяснял, что о таком распространении может свидетельствовать либо фактическая передача товара потребителям в другой стране (лично или через посредника), либо доказанная направленность действий нарушителя на продажу спорной продукции таким потребителям. В нынешнем деле Суд ЕС существенно расширил юрисдикцию суда по месту нахождения правообладателя. Он отметил, что для рассмотрения дела таким судом достаточно простой вероятности того, что вред будет причинен в стране правообладателя. При этом нет необходимости доказывать ни факт распространения товара, ни направленность действий нарушителя на потребителей в данной стране. Разница в подходе связана с тем, что в рассматриваемом деле иск был основан не на упомянутой Директиве, а на Регламенте ЕС №44/2001.

Суд ЕС подтвердил право обладателя копирайта обратиться за взысканием убытков в суд по своему месту нахождения, даже если ответчики находятся и ведут коммерческую деятельность в иных государствах-членах ЕС, но нелегальные экземпляры могут быть приобретены через иностранный интернет-магазин и в стране правообладателя. Естественно, такой подход позволяет правообладателю добиться справедливости быстрее и дешевле.

Вопрос, поставленный перед Судом ЕС, касался толкования ст. 5(3) Регламента №44/2001 от 22.12.2000 г. о юрисдикции, признании и принудительном исполнении судебных решений по гражданским и коммерческим вопросам. Суд сформулировал его следующим образом: обладает ли суд по месту жительства обладателя прав на произведение компетенцией рассматривать его требования к компании, расположенной в другом государстве-члене ЕС, которая воспроизводит произведение на материальных носителях, если распространением нелегальных экземпляров через интернет занимается иная организация в третьем государстве-члене ЕС, услуги которой доступны в стране, где проживает правообладатель? More »

Массовое нелегальное скачивание цифровой музыки, фильмов, компьютерных программ и иных охраняемых произведений, именуемое «пиратством», многими воспринимается как повод ужесточить авторское право, другими — как повод отказаться от копирайта вообще. Чтобы не переходить разумные границы, за которыми право практически парализует любое использование контента потребителями или же полностью отрицается регулирующая способность права в цифровом мире, необходимо ясно представлять — что же такое «пиратство», чем оно вызвано, как влияет на оборот произведений и может ли быть побеждено. Любые «пугалки» и голословные выводы при этом бесперспективны. Решить, что же делать с данным явлением, можно лишь тогда, когда мы начнем яснее его понимать. Поэтому первостепенное значение при рассмотрении «пиратства» имеют результаты тщательно организованных и широко проведенных социологических исследований. Мы уже ссылались на некоторые из них.

11.09.2013 г. Управление связи Великобритании (Ofcom) представило авторитетный 90-страничный отчет «High volume infringers analysis report» (Аналитический отчет о наиболее активных нарушителях), проведенный по его заказу компанией Kantar Media.

Обширное исследование проводилось в течение года с мая 2012 г. по май 2013 г. по инициативе британского правительства в рамках масштабного проекта реформирования авторского права на основе рекомендаций И.Харгривса. Один из важных вопросов, которые решает законодатель, — это «необходимо ли корректировать политику реагирования на онлайновые нарушения копирайта?». Собранные данные должны дать представление о поведении и привычках пользователей в отношении потребления цифрового контента (сюда включают и скачивание, и просмотр в потоковом режиме). А дальше уже можно делать выводы: так ли масштабно пиратство; причиняет ли оно столь существенный экономический ущерб, как обычно полагают; чем вызывается нарушение копирайта и что может побудить нарушителей отказаться от своей практики.

За год исследователи провели 21 475 опросов более 4 400 британских пользователей относительно 6 категорий цифрового контента: музыка, фильмы, телевизионные программы, компьютерные программы, книги и видеоигры. Собранные данные можно с полным правом назвать наиболее скрупулезным и точным описанием онлайнового поведения пользователей, осуществленным в последнее время. Оно наглядно, интересно и показательно. More »

27 июня 2013 г. Суд Евросоюза рассмотрел несколько важных вопросов об уплате сборов за свободное копирование произведений в личных целях (объединенные дела С-457/11 – С460/11). Поскольку Россия лишь недавно вступила на этот не простой путь, критикуемый и обсуждаемый специалистами, не лишним будет обратить внимание на полезные разъяснения, данные авторитетным европейским судебным органом.

Суть спора составили возражения ряда крупнейших производителей принтеров и иной множительной техники (Kyocera, Epson Deutschland GmbH, Xerox GmbH и др.), возражающих против требований немецкого общества по сбору вознаграждений VG Wort об уплате сборов с реализуемой ими продукции. Напомним, Директива ЕС 2001/29 (InfoSoc) предусматривает выплату в пользу правообладателей справедливой компенсации, в частности, в следующих случаях изъятий из исключительных прав:

— при воспроизведении охраняемых произведений (за исключением нотных текстов) на бумаге или аналогичных носителях, осуществляемом с применением любой фотографической техники или иных процессов, обеспечивающих сходный результат, правообладателю должна быть выплачена справедливая компенсация (ст. 5(2)(a) Директивы);

— при воспроизведении физическим лицом на любых носителях для личного использования и в целях, не являющихся коммерческими ни прямо, ни косвенно, правообладателю должна быть выплачена справедливая компенсация, с учетом того, применяются ли или не применяются к охраняемым объектам технологические меры защиты, предусмотренные ст. 6 Директивы (ст. 5(2)(b) Директивы).

Суд Евросоюза дал свои разъяснения по следующим вопросам. More »

В прошлом году мы коснулись непростой темы: насколько правомерна работа различных агрегаторов новостей. Как выяснилось, в мировом масштабе картинка очень пестрая, и в некоторых случаях настораживающая. В Австралии разрешена их свободная деятельность. В Евросоюзе чаще всего требуется предварительное получение лицензии у информационных агентств. В Великобритании суды вообще решили, что лицензия нужна не только новостным сервисам, но и всем их подписчикам. В США внятная практика на тот момент отсутствовала. Некоторые эксперты уверенно полагали, что американские суды поддержат свободный оборот информации и позволят сервисам работать без лицензий.

Но не так давно все сильно изменилось. И если в Великобритании ситуация начала выправляться в лучшую сторону: в апреле 2013 года Верховный суд наконец-то разрешил подписчикам новостных агрегаторов не получать лицензии (хотя судьба самих агрегаторов по-прежнему отдана на усмотрение правообладателей). То в США, вопреки ожиданиям, суд занял жесткую позицию, обязав новостные сервисы во всех случаях получать согласие на использование выдержек из чужого информационного контента. В Германии в марте 2013 года началось активное рассмотрение поправок (так называемый «Lex Google») в закон об авторском праве, которые разрешат заимствование из новостей лишь минимальных отрывков (каких именно, придется разбираться судам). В феврале 2013 года во Франции компания Google пошла на встречу ассоциации информационных издательств, согласившись заплатить в особый фонд 81 миллион долларов за право использовать их новостной контент. Так что теперь в международном масштабе «производители новостей» взяли уверенный перевес над «распространителями». Интересная деталь: в обоих упомянутых судебных делах речь шла о нидерландском новостном агрегаторе Meltwater. Наравне с компанией Google, он формирует правовой ландшафт в сфере сетевого распространения новостей. Пока, впрочем, не в свою пользу. Далее приведен обзор поучительных судебных решений. More »

Пиратство в каком-то смысле можно уподобить ГМО: массовому сознанию активно навязывается мысль о его вреде, тогда как признанные ученые единодушно заявляют о бездоказательности подобных утверждений. При этом каждая сторона подтверждает свою позицию результатами разнообразных исследований. Поскольку таких результатов слишком много и они противоположны, установление истины, в конечном счете, зависит от авторитета того, кто проводил исследования. Также и с пиратством. Одни, прежде всего сами правообладатели, горячо доказывают, что распространение нелегальных материалов наносит непоправимый вред их бизнесу. Тогда как другие уверяют, что пиратство не только не вредит, но и повышает интерес потребителей к оригинальной продукции, а в ряде случаев даже негласно поддерживается самими правообладателями. Отчетов, подкрепляющих ту или иную позицию, в последние годы появилось более чем достаточно (например, здесь). Истинное положение дел они уже не способны прояснить. И тут поможет либо что-то вроде мета-анализа, проводимого в медицине Кохрановским Сотрудничеством, когда оценивается надежность и точность методик всех проведенных экспериментов, чтобы обобщить наиболее достоверные выводы. Либо остается организовывать изучение под эгидой авторитетных организаций, чьим заключениям можно безусловно доверять. Примером второго варианта стратегии стало недавнее исследование, осуществленное специалистами Объединенного исследовательского центра Европейского Союза под руководством Luis Aguiar и Bertin Martens. Для того чтобы оценить, как неправомерное скачивание и легальное онлайновое вещание сказывается на продажах цифровой музыки, было изучено сетевое поведение более чем 16 000 европейских потребителей. По результатам исследований в марте 2013 года был опубликован отчет «Потребление цифровой музыки в Интернете: Анализ данных о сетевом поведении» (Digital Music Consumption on the Internet: Evidence from Clickstream Data). Учитывая масштабность мероприятия и его поддержку Европейским Союзом, к полученным выводам полезно прислушаться.

Авторы отчета приходят к двум принципиальным выводам:

скачивание нелегальных копий музыкальных произведений не замещает потребление легальной продукции, поскольку установлено, что при отсутствии доступного пиратского контента потребители в подавляющем большинстве случаев предпочитают вообще не приобретать аналогичный легальный контент;

— онлайновое музыкальное вещание также не замещает потребление правомерно распространяемых произведений; более того, оно даже немного увеличивает количество покупок легального контента. More »

Страница 1 из 512345