24 ноября 2011 года Суд Европейского союза (ECJ) вынес решение по делу C-70/10 по длительному спору между двумя бельгийскими компаниями: интернет-провайдером Scarlet и Ассоциацией авторов, композиторов и издателей музыкальных произведений SABAM, представляющей интересы правообладателей при использовании их интеллектуальной собственности.

Данное решение крайне интересно по двум причинам. Во-первых, дискуссия о том, насколько далеко могут простираться возможности правообладателей по защите принадлежащих им прав, идет уже довольно давно и затрагивает интересы многих пользователей Интернета.

Во-вторых, законодательство Евросоюза часто является ориентиром при внесении изменений в международные соглашения и российские нормативные акты. Поэтому подобные решения можно рассматривать как некую тенденцию, на которую скорее всего будут ориентироваться законодатели.

В связи с этим особый интерес вызывают мотивировки, приведенные Судом, и сделанные им общие выводы по оценке подобных ситуаций.

Существо дела состояло в том, что провайдер Scarlet отказывался устанавливать систему, позволяющую фильтровать и, в некоторых случаях, блокировать трафик его клиентов. Эта система должна была предотвращать неразрешенное распространение пользователями Интернета произведений, защищенных интеллектуальными правами, посредством технологий файлового обмена («peer-to-peer»). Провайдер посчитал, что таким образом нарушаются личные права его клиентов, а на самого провайдера возлагаются чрезмерные и несвойственные ему обязанности.

Как известно, правообладатели достаточно давно предпринимают различные попытки пресечь нелегальное распространение их произведений через пиринговые сети. Правда, пока без особого успеха. В некоторых случаях препятствием к этому служит отказ судебных органов признавать ответственными за такое распространение различных интернет-посредников (поисковые системы, администраторов сайтов или владельцев файлообменных сетей), поскольку обмен производится без их непосредственного участия самими пользователями Интернета. В других случаях, даже признание владельцев так называемых торрент-трекеров ответственными за содействие незаконному распространению произведений, сопровождающееся блокированием доступа к определенным сайтам или привлечением их владельцев к имущественной или уголовной ответственности, не решает проблему кардинально. Сайты открываются вновь под другими доменными именами и на серверах в других странах, а пользователи таких систем разрабатывают различные варианты шифрованного обмена информацией, что усложнило бы обнаружение и пресечение подобных действий.

Не приносят существенных изменений и попытки преследовать по закону отдельных наиболее активных участников незаконного файлообмена.

Поэтому во многих странах правообладатели прибегают к попыткам придумать меры более общего, технологического характера. Меры, которые позволили бы если не привлечь к ответственности сегодняшних нарушителей, то, по крайней мере, существенно ограничить их возможности в будущем.

К таким попыткам можно отнести, например, судебное решение, выигранное британскими правообладателями, по которому ряд интернет-провайдеров был обязан закрыть своим клиентам доступ к файлообменному сайту Newzbin2, способствующему нелегальному скачиванию защищенного контента. К ним же можно отнести и дело Scarlet v. SABAM.

Таким образом, внимание и усилия ассоциаций правообладателей все чаще переключаются на действия более законопослушных и, в связи с этим, более доступных законодательному или судебному принуждению участников сетевых коммуникаций — интернет-провайдеров.

Эта тенденция еще будет подробнее рассмотрена на страницах нашего блога, а пока вернемся к упомянутому в самом начале судебному решению.

Итак, к каким же выводам пришел Европейский суд, и как эти выводы могут повлиять на соотношение возможностей правообладателей и обычных пользователей?

Прежде всего, Суд принял во внимание следующие положения нормативных актов Евросоюза:

— Директивы Европейского союза 2001/29/EC о гармонизации отдельных аспектов авторских и смежных прав в информационном обществе и 2004/48/EC о защите прав на объекты интеллектуальной собственности позволяют правообладателям ходатайствовать о вынесении предписаний в отношении посредников, таких как интернет-провайдеры (ISPs), если их сервис используется иными лицами для нарушения интеллектуальных прав.

— Судебная практика допускает возложение на ISPs обязанности не только пресекать существующие нарушения прав, но и предотвращать возможные нарушения в будущем (Case C-324/09 L’Oréal and Others).

— Национальные суды, обладающие компетенцией по рассмотрению подобных споров, должны при этом учитывать ограничения, следующие из Директив Евросоюза.

В связи с этим национальные суды стран Евросоюза должны исходить из следующего:

1. Согласно статье 15(1) Директивы ЕС 2000/31/EC о некоторых правовых аспектах услуг информационного общества, в частности электронной коммерции, на внутреннем рынке национальные власти стран Евросоюза не должны допускать возложение на интернет-сервис провайдеров обязанности вести общий мониторинг информации, пересылаемой каждым клиентом по их сетям, в том числе в целях предотвращения будущих нарушений прав на интеллектуальную собственность.

2. Директива 2004/48/EC требует, чтобы налагаемые на интернет-посредников обязательства были справедливыми и соразмерными, а также не влекли чрезмерных расходов.

3. Защита интеллектуальной собственности предусмотрена статьей 17(2) Хартии основных прав Евросоюза (Charter of Fundamental Rights of the European Union). Тем не менее ни из положений Хартии, ни из судебной практики Евросоюза не следует, что право на интеллектуальную собственность является неприкосновенным (inviolable) и должно быть абсолютно защищено. Судебная практика Европейского союза однозначно подтверждает необходимость сбалансированной защиты как интеллектуальных прав, так и иных основополагающих прав (Case C-275/06 Promusicae [2008] ECR I-271), которые могут ограничены мерами по защите интеллектуальной собственности. Также необходимо баланс способов защиты интеллектуальных прав и свободы ведения коммерческой деятельности интернет-провайдерами.

4. Требование к интернет-провайдерам внедрять систему полного мониторинга электронных коммуникаций их клиентов с целью предотвращения незаконного использования прав как на уже созданные объекты интеллектуальной собственности, так и на те, которые только еще могут быть созданы в будущем, нарушает баланс прав владельцев интеллектуальной собственности и прав интернет-провайдеров по свободному ведению бизнеса. А также возлагает на последних чрезмерные затраты по созданию системы, которая едва ли может быть признана справедливой.

5. Система фильтрации контента серьезно нарушит права пользователей Интернета на сохранение конфиденциальности их персональных данных (так как предполагает регулярный сбор IP-адресов нарушителей) и на свободную передачу и получение информации (поскольку возможно ошибочное блокирование легального контента, либо различное определение защищенных и свободных произведений в разных государствах), которые предоставлены им статьями 8 и 11 Хартии соответственно.

Как видим, несмотря на признание необходимости действенной защиты интеллектуальных прав в Интернете, Суд Евросоюза однозначно устанавливает, что у такой защиты есть допустимые пределы:

— право на конфиденциальность персональных данных;

— право на свободную передачу и получение информации;

— и право на свободу ведения бизнеса интернет-провайдерами.

Попытки правообладателей выйти за эти границы должны признаваться нарушающими основополагающие права граждан и организаций Евросоюза.

Изложенные в данном решении Суда Европейского союза доводы вполне могут стать ориентиром для пользователей и провайдеров при рассмотрении подобных споров и в других странах, поскольку сходные положения содержатся и в их законодательствах.

Традиционно государства стремились расширить защиту, предоставляемую авторам, иным создателям и владельцам результатов интеллектуальной деятельности, помня о том, что интересы всех иных лиц по получению доступа к таким результатам также нуждаются в поддержке. В информационном обществе, в силу глобального роста коммуникаций, необходимость учета мнения обеих сторон становится все более важной, поскольку порождается большим количеством противоречий.

Конфликт правообладателей и пользователей Интернета, к сожалению, пока не находит своего разрешения. Чаши весов Фемиды склоняются в пользу то одной, то другой стороны, никак не находя точку сбалансированного равновесия.

Тем большая ответственность лежит сейчас на специалистах в сфере интеллектуальных прав по обнаружению этого баланса; не занимая изначально ни одну, ни другую крайнюю позицию, выявить глубинное существо новых, информационных общественных отношений, и предложить новые эффективные инструменты их регулирования.

Признание того, что права всех иных пользователей Интернета не менее важны, чем интересы правообладателей, очень ярко отразилось, например, в Послании Президента России лидерам стран – участниц «Группы двадцати», опубликованном на сайте Президента РФ 03 ноября 2011 года. В нем, в частности, отмечается: «Важным элементом нового подхода к охране авторского и смежных прав могло бы стать введение презумпции, согласно которой использование объектов авторского и смежных прав в сети Интернет считалось бы свободным, если правообладатель не заявит об обратном». «Широкое проникновение сети Интернет неизбежно сказывается на психологии и ожиданиях её пользователей. Их значительная часть уже не готова мириться с «правовыми ограничениями» в доступе к Контенту, который для значительной части общества становится основным источником познания».

Исходя из этого, можно сказать, что и в России видна тенденция существенной модернизации законодательства об интеллектуальной собственности в свете развития нового общества.

Share:
  • PrintPrint
  • email hidden; JavaScript is required
  • PDFPDF
  • FacebookFacebook
  • TwitterTwitter
  • Google BookmarksGoogle Bookmarks
  • Add to favoritesAdd to favorites
  • RSSRSS
Количество просмотров: 971

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *