Продолжая рассматривать тенденции американского интеллектуального права, стоит затронуть еще одну важную тему – доступность для общества результатов интеллектуальной деятельности и научных исследований, реализованных на бюджетные средства. Не так давно произошел ряд событий, которые привлекли к этой теме пристальное внимание и вызвали жаркие дискуссии. В нашей стране более-менее известной стала лишь их трагическая сторона – гибель известного интернет-активиста Аарона Шварца. Тогда как их итоговые последствия, связанные с изменением государственной политики и законодательной практики, открыли новую страницу в сфере основополагающих право граждан и в интеллектуальном праве.

Хорошо известно, что все национальные законы об авторском праве признают не только монопольное право авторов на результаты их труда, но и безусловное право широкой общественности использовать такие результаты для своего блага. Это содействует распространению знаний, прогрессу и массовому росту творческой активности. Но достичь баланса интересов публики и правообладателей очень непросто. И даже если удается найти какие-то приемлемые варианты (вроде ограничения авторских прав или перевода охраняемых результатов в общественное достояние после определенного срока), их реализация сталкивается со множеством препятствий. В качестве наглядного примера можно привести широко обсуждаемую проблему, созданную американским DMCA, когда запрет на обход технических средств защиты фактически блокирует многие законные способы использования произведений. Не меньше сложностей возникает и в, казалось бы, более понятном случае, когда охраняемый творческий результат переходит в общественное достояние. На объекты с таким статусом не распространяется авторско-правовая монополия. И они, по сути, должны свободно обращаться и использоваться всеми заинтересованными лицами. Но правоведы обращают внимание на важную деталь: прекращение авторского права на монопольное использование не влечет прекращения права контролировать доступ к самим материальным носителям, на которых записаны произведения. И если такие произведения (или результаты исследований) хранятся в закрытых библиотеках и архивах государственных организаций, их свободное использование становится невозможным. Становится понятным, что право на свободное использование зачастую попадает в полную зависимость от права доступа, и без него не может быть реализовано вовсе (под правом доступа в данном случае мы понимаем не то узкое правомочие получать доступ к произведениям изобразительного искусства, которое предусмотрено ст. 1292 ГК РФ, а возможность получать в пользование любой материальный носитель с произведением). А право доступа регулируется не авторским правом, а множеством иных законов: об информации, о НИОКР, о договорах и т.д. Об этом много говорили и раньше. Но именно недавняя трагическая история заставила, наконец, признать проблему и начать поиски ее решения.

Аарон Шварц был горячо возмущен тем, что организации, подобные JSTOR занимаются оцифровкой материалов академических исследований и предоставляют к ним ограниченный доступ за деньги, даже если сами материалы находятся в общественном достоянии. Очевидно, что возможность свободно получать такой контент искусственно сужается, при этом попутно обогащаются те, кто успел первым застолбить свой доступ (хотя разработка контента уже была оплачена из кармана налогоплательщиков). А ценная информация, которая могла бы помочь разработке новых лекарств, продуктов питания и технологий, совершению научных открытий, попросту не доходит до тех. кто мог бы применять ее в социально-полезных целях. Не желая мириться с подобным состоянием дел, интернет-активист взломал систему упомянутой организации и выложил в открытый доступ миллионы оцифрованных ею документов. Естественно, это было расценено как преступление в сфере компьютерных технологий. Активисту грозило лишение свободы до 30 лет, но он предпочел не дожидаться приговора.

После этих событий, подтолкнувших к обсуждению важного для всего общества вопроса на самом высоком уровне, в США было сделано два внушительных шага, чтобы открыть, наконец, свободный доступ к результатам оплаченных налогоплательщиками академических исследований. Результатом стало устранение некоторых авторско-правовых и иных законодательных препятствий такому свободному доступу, хотя и без прямого внесения изменений в интеллектуальное право. Так, были предусмотрены меры свободного использования произведений, находящихся в общественном достоянии (а к ним, напомним, относятся не только те, срок авторско-правовой охраны которых истек, но и те работы, которые сразу перешли в статус общественного достояния, например, созданные служащими государственных учреждений). Кроме того, в ряде случаев были закреплены гарантии свободного доступа даже при сохранении интеллектуальных прав (например, если произведения публиковались бесплатно, или оформлялась обязательная лицензия на использование материалов для государственных нужд). Итак, какими же были эти два шага?

Во-первых, 22 февраля 2013 года Директор Бюро по научно-технической политике Управления Президента США подписал Меморандум для глав исполнительных департаментов и учреждений «Улучшение доступа к результатам научных исследований, финансируемых государством». Он призван обеспечить «насколько возможно широко и с наименьшими ограничениями, следующими из закона и указанных далее целей, чтобы прямые результаты научных исследований, финансируемых из федерального бюджета, стали доступными и полезными для общества, промышленности и научных кругов». К таким результатам относятся публикации в журналах, рецензируемых специалистами в соответствующей области (peer-reviewed), и цифровые данные, используемые для проверки и подтверждения полученных выводов. Будучи открытыми для всеобщего пользования, они способны «стать плодородной почвой для новых открытий и ценным вкладом в прогресс в таких сферах, как здравоохранение, энергоснабжение, сельское хозяйство и национальная безопасность», повышают возврат от инвестированных в исследования бюджетных средств, содействуют росту предпринимательской активности и созданию новых рабочих мест, поддерживают экономический рост и дальнейшие научные работы. Для достижения этих целей каждое федеральное учреждение, вкладывающее в научные исследования и разработки больше 100 миллионов долларов ежегодно, должно в течение полугода подготовить План повышения публичного доступа. И представить его на утверждение в Бюро по научно-технической политике. План должен включать, по меньшей мере, следующие направления стратегии:

— наилучшее использование уже существующих архивов и расширение государственно-частной партнерской деятельности с научными журналами в соответствующих областях исследований;

— улучшение доступа общественности к цифровым материалам по научным разработкам;

— внедрение инновационных способов по оптимизации поиска, распространения и совместимости различных цифровых научных данных;

— доведение до научных организаций информации об их обязанностях в данной сфере;

— финансирование запланированных мероприятий из текущих бюджетов.

В отношении публикаций должны предусматриваться следующие правила: ключевые слова (метаданные) должны быть открыты с момента публикации; полные тексты материалов должны быть без взимания платы доступны для свободного чтения, загрузки и анализа в цифровой форме по истечении 12 месяцев; формы метаданных и полных текстов должны быть совместимы со всеми текущими и будущими частными и государственными платформами. В отличие от публикаций, цифровые данные должны быть доступны публике, даже если они лишь частично финансировались из федеральных средств. Утвержденный и опубликованный План не будет автоматически распространяться на материалы и цифровые данные, которые были подготовлены или переданы для публикации до вступления в силу такого Плана. Порядок доступа к уже существующим архивам определяется ведомством самостоятельно.

Соотношение с авторским правом. Поскольку раскрытие информации затронет как не охраняемые, так и охраняемые авторским правом материалы, План должен предусматривать достижение его целей с соблюдением авторских прав, или же с причинением им минимального ущерба. Здесь содержится явная отсылка к широко известному трехступенчатому тесту, один из элементов которого как раз и требует оценки потенциального ущерба. Из этого следует, что хотя Меморандум и не направлен на внесение изменений в интеллектуальное право, по своей природе он представляет ограничение авторских прав. А значит, является шагом навстречу интересам общества, в установлении их баланса с интересами правообладателей. Вместе с тем документ не содержит разъяснений, как именно государственные ведомства должны добиваться поставленных перед ними целей, чтобы не нарушать интеллектуальное право. Рассматриваемый далее законопроект более развернут в этом направлении, закрепляя принцип обязательного предоставления лицензии.

Меморандум многими был восторженно принят как «веха» и «переломный момент». И хотя он во многом совпадает с законопроектом, он, в отличие от последнего, уже начал действовать.

Во-вторых, за несколько дней до этого, 14 февраля, в Конгресс был внесен законопроект «Закон о справедливом доступе к научным и технологическим исследованиям» (Fair Access to Science and Technology Research Act, FASTR). С 2006 года в Конгрессе находится похожий законопроект «Federal Research Public Access Act» (FRPAA), но за это время он так и не был передан на голосование. Зато теперь, как отмечают аналитики, невооруженным глазом видна высокая поддержка инициатив в сфере открытого доступа: законопроект внесен в обе палаты, поддержан сразу обеими партиями, и сам вопрос рассмотрен двумя ветвями власти (законодательной и исполнительной).

FASTR исходит из глобальных предпосылок: «Федеральное Правительство финансирует фундаментальные и прикладные исследования в надежде, что рожденные в их ходе новые идеи и открытия, будучи эффективно распространяемыми и обмениваемыми, ведут к продвижению науки и улучшению жизни и благосостояния граждан Соединенных Штатов и всего человечества», «Благодаря Интернету такая информация становится доступной каждому ученому, врачу, преподавателю и просто человеку в его доме, в школе или в библиотеке».

Основные положения законопроекта FASTR:

— распространяется на все учреждения, финансирующие внешние научные исследования на контрактной основе (extramural research) за счет федеральных средств на сумму более 100 миллионов долларов в год;

— затрагивает все научные разработки, даже если федеральные средства инвестируются в них частично;

— устанавливают срок в один год на разработку Правил открытого доступа к научным результатам;

— доступ к материалам должен предоставляться как только возможно, но не позднее 6 месяцев после публикации; при этом незамедлительно открывается доступ к тем результатам, которые созданы исследователями, трудоустроенными в государственных учреждениях;

— доступ должен быть свободным и бесплатным;

— в отличие от Меморандума, законопроект требует размещения в открытом доступе самих результатов работ, но не дополнительных данных;

— законопроект предусматривает предоставление доступа путем размещения материалов в специальных хранилищах (базах данных), но не содержит обязанности публиковать их в журналах;

— учреждения вправе самостоятельно выбирать хранилище (в том числе создать собственное), в котором будет размещаться контент, при условии, что оно соответствует требованиям открытости для публики, технологической совместимости и продолжительности хранения;

— результаты исследований должны размещаться на условиях и в форматах, способствующих их наиболее продуктивному использованию, включая вычислительную обработку передовыми технологиями;

— обязанность собирать и размещать в хранилище материалы возложена на государственные учреждения, что должно снять излишнее бремя с университетов, научных организации и подобных структур.

Как отмечают аналитики, Меморандум затрагивает гораздо больше федеральных ведомств. Законопроект будет распространяться (исходя из текущих бюджетов) только на Department of Agriculture, Department of Commerce, Department of Defense, Department of Education, Department of Energy, Department of Health and Human Services, Department of Homeland Security, Department of Transportation, Environmental Protection Agency, National Aeronautics and Space Administration, и National Science Foundation. Тогда как Меморандум — на все указанные, плюс Agency for Healthcare Research and Quality, Centers for Disease Control and Prevention, Department of the Interior, Department of State, Federal Highway Administration, Federal Aviation Administration, Food and Drug Administration, National Institute of Standards and Technology, National Oceanic and Atmospheric Administration, Smithsonian Institution, USAID, и US Geological Survey.

Соотношение FASTR и авторского права. Здесь надо выделить несколько моментов.

— Произведения, созданные служащими государственных учреждений, как упоминалось выше, признаются перешедшими в общественное достояние с момента публикации. Поэтому свободный доступ к ним предоставляется незамедлительно, безо всяких периодов эмбарго, и такие публикации должны сопровождаться указанием на их статус, как общественного достояния.

— Правила доступа, разрабатываемые в соответствии с настоящим законопроектом, должны предусматривать обязательное закрепление за государством лицензий на воспроизведение, публикацию, обнародование и иные способы использования для государственных нужд произведений, созданных в результате исследований. Наличие таких лицензий не позволит любым новым правообладателям ссылаться на авторское право, чтобы препятствовать свободному доступу к результатам исследований.

— В объеме, необходимом для защиты авторских и патентных прав, Правила доступа не будут распространяться на результаты исследований, выраженные в виде произведений (таких как книги), приносящих их автору доход или роялти, или в виде патентуемых изобретений.

В дополнение отметим, что программы свободного доступа в некоторых странах уже начали эффективно функционировать. Похожий порядок уже действует в Германии и Австралии. Великобритания выбрала даже более широкий подход, предусмотрев не только размещение результатов в специализированных хранилищах, но и обязательную публикацию материалов в свободном доступе.

Share:
  • PrintPrint
  • email hidden; JavaScript is required
  • PDFPDF
  • FacebookFacebook
  • TwitterTwitter
  • Google BookmarksGoogle Bookmarks
  • Add to favoritesAdd to favorites
  • RSSRSS
Количество просмотров: 466

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *