Европейское законодательство, в отличие от российского, предоставляет базам данных более широкую правовую охрану (имеются в виду нетворческие базы, охраняемые особым, смежным правом). Право sui generis, предусмотренное главой 3 Директивы 96/9/ЕС Европейского Парламента и Совета от 11 марта 1996 года «О правовой охране баз данных», наделяет изготовителя базы данных полномочием разрешать извлечение и/или последующее использование ее материалов. Как следует из объединения союзов «и/или», право распространяется в равной мере на оба действия, осуществляемые как совместно, так и по отдельности. В российском законодательстве был выбран иной подход. Пункт 2 ст. 1334 ГК РФ уполномочивает правообладателя «извлекать из базы данных материалы и осуществлять их последующее использование». Единственный союз показывает, что исключительное право защищает только от полного цикла использования базы данных. Если же третье лицо совершает лишь одно из действий, изготовитель базы данных ему возразить не вправе. Отражает ли подобный узкий подход действительные намерения законодателя, сказать сложно. Разработчики части 4 ГК отмечают, в комментарии под редакцией П.В. Крашенинникова, что они имели в виду европейский вариант. Вскоре прояснить ситуацию должен будет Суд по интеллектуальным правам РФ, рассматривающий дело о правах на базу данных в социальной сети. В нем доводы сторон, в частности, касаются пределов исключительного права по ст. 1334 ГК. Ранее в этом споре суды первых двух инстанций поддержали узкое толкование: на совершение любого одного действия согласия правообладателя не требуется. Конечно, такой подход невыгоден для изготовителей баз данных. Несложно представить ситуацию (особенно в цифровой сфере), когда даже ограниченное использование базы данных третьим лицом причинит вред ее разработчику: например, если третье лицо перехватывает управление страницей (аккаунтом), на которой размещена электронная база данных, не перезаписывая ее на другой носитель, наносит на экземпляры базы данных вводящую в заблуждение маркировку или регулярно заимствует материалы из чужой онлайновой базы, отображая их на своем сайте. Последний случай как раз не так давно разбирался Судом ЕС. Он признал сервис метапоиска по сторонним базам данных конкурентным паразитическим продуктом, нарушающим право sui generis изготовителей соответствующих баз данных. Его выводы весьма показательны для лучшего понимания права на нетворческие базы данных.

19.12.2013 года Суд ЕС вынес решение по делу Innoweb v Wegener (С-202/12). Суть спора состояла в следующем.

Нидерландская компания Wegener на своем сайте предоставляла доступ к ежедневно обновляемой базе объявлений о продаже подержанных автомобилей. Нидерландская же компания Innoweb создала онлайновый метапоисковый сервис, позволяющий вести поиск по одному ключевому запросу на нескольких сайтах объявлений. Пользователи вводили запросы, используя разнообразные критерии поиска. Запрос преобразовывался в особую форму, и автоматически производился поиск в реальном времени на сторонних сайтах через их собственные поисковые механизмы. При этом на сайте компании Innoweb самих объявлений не было. В ответ на запрос генерировался список кратких описаний объявлений (дублирующиеся группировались), так что пользователь мог перейти на страницу какой-либо сторонней базы данных лишь по конкретным заинтересовавшим его ссылкам на объявления. С сайта компании Innoweb на сайт Wegener ежедневно производилось порядка 100 000 автоматизированных поисковых заходов, т.е. поиск велся примерно по 80% содержания базы данных. Хотя пользователю демонстрировалась лишь малая часть этого содержания, в соответствии с выбранными им критериями поиска. Wegener посчитала, что такие действия нарушают ее право sui generis на базу данных посредством несанкционированного последующего использования. Нидерландский суд обратился в Суд ЕС с преюдициальным запросом.

Суд Евросоюза обратил внимание на несколько моментов.

С одной стороны, принцип работы метапоискового механизма (meta search engine) Innoweb существенно отличается от обычных поисковых сервисов, вроде Google и Yahoo. Он не имеет собственной поисковой системы, трансформирует запросы пользователей в особую форму и производит поиск в реальном времени на нескольких сторонних сайтах, используя их собственные поисковые инструменты. Сервис функционирует автоматически, без вмешательства оператора. Единственными лицами, влияющими на работу сервиса, являются конечные пользователи системы. Оператор лишь предоставляет доступ к поисковому механизму, который в дальнейшем на основе заданных пользователями запросов осуществляет автоматизированный поиск.

С другой стороны, принцип работы метапоискового механизма схож с базой данных с точки зрения формулирования запросов (пользователи могут выбирать заполняемые поля, уточняя, каким критериям должны соответствовать искомые результаты) и отображения результатов (найденные результаты ранжируются по определенным критериям в порядке роста или убывания соответствия). Активность операторов сервиса не ограничивается указанием пользователям на базы данных, из которых будет предоставляться информация по их запросам. Цель сервиса – снабдить каждого пользователя средствами поиска по всему контенту чужих охраняемых баз данных и, соответственно, предоставление доступа ко всему содержанию таких баз данных в ходе процессов, отличающихся от тех, что были предназначены изготовителями таких баз данных. Поисковые результаты формируются в виде отдельной базы данных со всеми ее преимуществами. В результате, конечным пользователям нет необходимости переходить на сайты сторонних баз (на их головные страницы или на страницы поисковых форм), чтобы просмотреть содержание базы данных, поскольку они могут изучить его в реальном времени на сайте метапоискового сервиса. Подобные действия со стороны оператора метапоискового механизма создают угрозу потери прибыли разработчиками исходных баз данных, в частности, прибыли от размещения рекламы на страницах баз данных, которые пользователи теперь меньше посещают. А это может вынудить разработчиков сократить инвестиции в поддержание и пополнение своих баз. Да и рекламодателям может быть выгоднее размещать объявления на сайте метапоискового, а не на сайтах исходных баз данных.

Риск причинения убытков разработчикам баз данных не может быть оправдан тем обстоятельством, что конечным пользователям для получения полной информации по объявлению необходимо нажать на гиперссылку и перейти с поискового сервиса на страницу самой базы данных. Во-первых, отображаемой сервисом информации достаточно, чтобы пользователи отсортировали результаты и определились, какие конкретно объявления их заинтересовали. Во-вторых, не исключены ситуации, когда пользователь не перейдет по ссылке из-за того, что заинтересовавшая его информация содержится в нескольких базах, сведения о которых сгруппировал сервис, и пользователь выбирает только одну базу из списка.

Сделав эти замечания, Суд ЕС перешел к толкованию содержания права sui generis на базы данных. Еще раз обратим внимание, что речь идет только о базах данных, которые, в силу их нетворческого характера, охраняются не авторским, а более узким правом особого рода (в российском варианте — смежным правом).

Согласно ст. 7(1) Директивы 96/9, последующее использование, затрагивающее всю или существенную часть содержания базы данных, может осуществляться исключительно с согласия изготовителя такой базы данных. Директива понимает «последующее использование» очень широко: как любую форму предоставления публике доступа ко всей или существенной части содержания базы данных посредством распространения ее копий, сдачи в прокат, размещения онлайн или других способов ее передачи. Цель установления подобного широкого права, как установлено в преамбуле Директивы и неоднократно разъяснялось Судом, – в содействии активной разработке систем хранения и обработки данных в связи с экспоненциальным увеличением объема информации во всех сферах деятельности. Таким образом, последующим использованием должен признаваться любой акт предоставления без согласия изготовителя базы данных доступа публике к результату инвестиций, независимо от природы и формы задействованных в предоставлении процессов.

На минуту остановимся и отметим, что европейский законодатель признает «последующим использованием» лишь такое использование нетворческой базы данных, когда ее содержание в той или иной форме доводится до публики. В российском праве такого уточнения нет, поэтому нарушит права изготовителя базы данных даже такое использование, когда нет предоставления материалов неограниченному кругу третьих лиц.

Как ранее неоднократно разъяснял Суд ЕС, ст. 7 Директивы 96/9 не охватывает случаи простого обращения к базе данных за консультацией. «Как следствие, если изготовитель базы данных сделал ее содержание доступным для третьих лиц, пусть даже и за вознаграждение, принадлежащее ему право sui generis не позволяет препятствовать таким третьим лицам сверяться с базой данных в информационных целях (The British Horseracing Board and Others; Directmedia Publishing)». Но, по мнению Суда ЕС, деятельность оператора метапоискового сервиса не может быть признана обращением к базе данных за консультацией. Оператор сервиса сам по себе не заинтересован в информации, хранящейся в базах. Наоборот, за консультацией к базе данных обращается именно конечный пользователь, вводящий поисковый запрос в метапоисковый механизм. Тогда как оператор механизма обеспечивает пользователя формой доступа к содержанию чужих баз данных. Причем эта форма отличается от способа доступа, задуманного изготовителями базы данных, но предоставляет те же преимущества в смысле результатов поиска. Поэтому действия оператора метапоискового сервиса в данном случае могут быть признаны применением конкурентного паразитического продукта, по смыслу ст. 42 преамбулы Директивы 96/9. Конечному пользователю достаточно зайти на сайт сервиса, чтобы получить одновременный доступ к содержимому всех баз данных, с которыми работает сервис. Используя метапоисковый механизм, пользователь получает список результатов, как если бы поиск производился в каждой из баз данных. Т.е. пользователю больше нет необходимости посещать сайты соответствующих баз данных, кроме случаев, когда среди перечня результатов он находит конкретные заинтересовавшие его объявления, детали которых необходимо уточнять на сайте соответствующей базы данных. Да и в этом случае он перенаправляется непосредственно на страницу с нужным объявлением. Учитывая, что в списке одинаковые результаты группируются вместе, пользователь, вероятно, посетит лишь одну из баз данных.

Суд ЕС подвел итог: «Из вышесказанного следует, что действие оператора в виде предоставления доступа в Интернете к специальному метапоисковому механизму, подобного рассматриваемому в основном процессе, если такой механизм предназначен для ввода конечными пользователями запросов, транслируемых в поисковые сервисы охраняемых баз данных, представляет собой «предоставление доступа» к содержанию таких баз данных для целей статьи 7(2)(b) Директивы 96/9. Такое «предоставление доступа» производится «для публики», поскольку любой может пользоваться метапоисковым механизмом и количество лиц, для которых он предназначен, не ограничено. Количество человек, фактически воспользовавшихся метапоисковым сервисом, подлежит оценке дополнительно. Следовательно, оператор специального метапоискового механизма, подобного рассматриваемому в основном процессе, осуществляет, с точки зрения статьи 7(2)(b) Директивы 96/9, последующее использование части содержания базы данных. Такое последующее использование затрагивает существенную часть содержания базы данных, если не все содержание, поскольку специальный метапоисковый механизм, подобный рассматриваемому в основном процессе, позволяет производить поиск по всем материалам такой базы данных, как если бы запрос вводился непосредственно в поисковый сервис самой базы данных. Соответственно, не имеет значения количество фактически найденных и отображенных результатов по каждому запросу в поисковом сервисе. Как отметила Европейская Комиссия, то обстоятельство, что обращение за информацией, равно как и отображение результатов, реально затрагивает лишь часть базы данных, вследствие того, что пользователь конкретизирует поисковые критерии своих запросов, ни в коей мере не отрицает факт предоставления такому конечному пользователю доступа ко всей базе данных, как было отмечено выше».

Таким образом, заключает Суд ЕС, оператор метапоискового сервиса, доступного в Интернете, «осуществляет последующее использование всего содержания базы данных или его существенной части, если такой метапоисковый сервис:

— предоставляет конечному пользователю поисковую форму с функциональностью, аналогичной поисковой форме на сайте базы данных;

— “транслирует” запросы конечных пользователей в поисковый механизм базы данных “в реальном времени”, так что поиск ведется по всей информации, находящейся в базе данных; и

— представляет конечному пользователю результаты по форме своего сайта, группируя повторяющиеся результаты в единый блок, но в порядке, отражающем критерии, сравнимые с теми, что применяются поисковым механизмом на сайте базы данных для представления результатов».

Как видим, Суд Евросоюза признает функционирование метапоискового сервиса нарушением права sui generis на базу данных, даже если из такой базы данных материал в значительном объеме не извлекался. Если в российской судебной практике закрепится узкое толкование смежного права на базу данных, т.е. посягательством на такое право будет признаваться только одновременное извлечение и последующее использование материалов, то похожие споры, вероятно, будут решаться прямо противоположным образом. Раз вместе с последующим использованием не было переноса всей или существенной части материалов на иной носитель, то деятельность метапоискового сервиса не требует согласования с изготовителем базы данных.

Share:
  • PrintPrint
  • email hidden; JavaScript is required
  • PDFPDF
  • FacebookFacebook
  • TwitterTwitter
  • Google BookmarksGoogle Bookmarks
  • Add to favoritesAdd to favorites
  • RSSRSS
Количество просмотров: 214

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *