Суд Евросоюза признал незаконным использование чужих товарных знаков в качестве ключевых слов

Как известно, использование товарных знаков в сети Интернет сопряжено с огромным количеством споров. Одна из самых распространенных коллизий связана с включением товарных знаков в доменные имена сайта без разрешения владельцев этих знаков.

Но есть и достаточно большое количество иных вариантов нарушения прав на товарные знаки, и о некоторых из них стоит поговорить подробнее.

В отношении использования товарных знаков в составе доменных имен существует уже достаточно много судебных решений, в том числе и в России. Чаще всего суды встают на сторону владельцев прав на товарные знаки, когда сайты, в доменных именах которых размещены сходные до степени смешения знаки, посвящены коммерческой деятельности в отношении однородных товаров, либо если владелец доменного имени регистрирует его на себя с целью в дальнейшем продать его владельцу прав на товарный знак, чтобы таким образом обогатиться. Подобные действия известны как киберсквоттинг.

Достаточно распространена и обратная ситуация — когда владелец доменного имени пытается зарегистрировать на себя в своей стране широко известный за границей товарный знак, чтобы помешать его регистрации правообладателем.

Менее проанализированы остальные случаи использования товарных знаков в Интернете. Одним из них является включение чужих товарных знаков в состав ключевых слов (keywords) при размещении рекламных объявлений в системах Яндекс.Директ, AdWords и других.

Будет ли в этом случае иметь место незаконное использование чужого товарного знака? Однозначного ответа на практике пока нет.

И хотя п. 2 ст. 1484 Гражданского кодекса РФ достаточно однозначно закрепляет за владельцем товарного знака исключительное право на использование такого знака любым способом, в том числе путем размещения знака «в сети «Интернет», в том числе в доменном имени и при других способах адресации», однозначного понимания этой нормы пока нет. Нет и более-менее сформировавшейся судебной практики. В центре ее внимания пока находятся случаи использования чужих товарных знаков в качестве средств адресации, способствующих введению потребителей в заблуждение относительно принадлежности какого-либо интернет-сайта или продаваемых на нем товаров (работ, услуг) правообладателю. Иные случаи использования знаков пока мало известны, не упоминаются в законодательстве вовсе, да и сама фраза «размещение знака в сети «Интернет» пока не наполнена реальным содержанием.

В связи с этим обратимся опять к судебной практике Европейского союза, в котором можно найти попытки решения некоторых актуальных спорных ситуаций, связанных с использованием товарных знаков в цифровых сетях.

В сентябре 2011 года Суд Евросоюза вынес решение по делу C-323/09, в котором компания Interflora обвиняла одну из крупнейших британских торговых сетей Marks & Spencer в незаконном использовании их товарного знака «Interflora» в ключевых словах при размещении рекламных объявлений в системе Google AdWords. Ответчик использовал большое количество вариантов написания этого знака с небольшими ошибками и в разных сочетаниях: ‘Interflora Flowers’, ‘Interflora Delivery’, ‘Interflora.com’, ‘interflora co uk’ и так далее.

При этом в самом тексте рекламного объявления не было упоминания компании истца ил его сайтов. В них размещалась информация о том, что ответчик предлагает услуги по доставке цветов (услуги, идентичные услугам истца) с отличным качеством. Ответчик ссылался на то, что в его случае не было введения в заблуждение потребителей относительно исполнителя услуги по доставке цветов, а использование слов, совпадающих с обозначением истца, было совершено им исключительно исходя из свободы конкуренции.

Компания Google в правилах системы AdWords на своем сайте однозначно не запрещает использование чужих товарных знаков, но при этом делает осторожное замечание, что если при этом будут допущены нарушения, она готова рассмотреть претензии правообладателей и принять необходимые меры.

Прежде всего, Суд Европейского союза подчеркнул, что удостоверение происхождения товара (услуги) — не единственная функция товарного знака. Помимо этого важна его коммерческая составляющая — использование знака в рекламных целях и для завоевания репутации и поддержания лояльности потребителей (инвестиционная функция).

1. В отношении функции удостоверения происхождения товара (услуги) нарушением прав правообладателей можно признать такое использование знаков третьими лицами в своих рекламных объявлениях, когда:

— отсутствует обращение к правообладателю и его согласие на такое использование принадлежащего ему обозначения;

— рекламное объявление появляется на странице сразу же после введения пользователем Интернета в строку поиска соответствующего чужого товарного знака;

— из текста рекламного объявления обычному пользователю Интернета невозможно однозначно установить, является ли разместившее его лицо коммерческим партнером (частью коммерческой сети) или конкурентом правообладателя.

2. В отношении рекламной функции товарного знака нельзя признать нарушением использование третьими лицами ключевых слов, совпадающих с чужим товарным знаком, поскольку это не ограничивает возможности правообладателя проводить более эффективную рекламную политику, чтобы опередить в результатах поиска объявления конкурентов. Подобная практика, по мнению Суда, вполне укладывается в рамки свободной конкуренции.

К подобным выводам Суд уже приходил в объединенном деле C-236/08 — C-238/08 Google France and Google [2010] ECR I-2417.

3. Инвестиционная функция товарного знака в описанной ситуации испытывает «неблагоприятное воздействие» (adversely affecting), что может служить поводом для правообладателя обратиться за защитой своих прав на товарный знак в соответствии со ст. 5(1)(a) Директивы 89/104/EEC относительно сближения законодательств стран-членов, регулирующих применение товарных знаков или ст. 9(1)(a) Постановления №40/94 о торговой марке Содружества.

При этом, с позиций справедливой конкуренции, правообладатель не вправе требовать запрещения третьим лицам использовать идентичное обозначение в сходных ситуациях, если единственным следствием такого использования станет необходимость для правообладателя принятия дополнительных мер по поддержанию репутации для привлечения потребителей и усиления их привязанности.

4. Кроме того, правообладатель может обратиться за защитой своих прав и в случаях, когда третье лицо, используя без разрешения идентичные чужому товарному знаку ключевые слова:

— получает несправедливое преимущество от различительных свойств или репутации чужого знака (привлекая потребителей без собственных достаточных экономических вложений в продвижение товара);

— создает риск размывания, ослабления (dilution) чужого товарного знака (например, когда знак становится общеупотребительным термином);

— совершает действия, порочащие репутацию владельца товарного знака (tarnishment).

Но не сможет обратиться за защитой правообладатель в тех случаях, когда используя схожие ключевые слова и не совершая нарушений, упомянутых выше, третье лицо продвигает действительную альтернативу товарам (услугам) правообладателя, но не просто пытается продать имитацию, копию товаров (услуг) правообладателя.

Как видим, данное судебное решение, обязательное для принятия во внимание во всех странах Европейского союза, может стать ориентиром при рассмотрении споров об использовании чужих товарных знаков и в России. В нем достаточно полно изложены основные критерии, которые необходимо учитывать сторонам и судебным инстанциям.

Share:
  • PrintPrint
  • email hidden; JavaScript is required
  • PDFPDF
  • FacebookFacebook
  • TwitterTwitter
  • Google BookmarksGoogle Bookmarks
  • Add to favoritesAdd to favorites
  • RSSRSS
Количество просмотров: 2 323

5 комментариев

  1. Орк:

    Уже есть решение Верховного суда

  2. Настя:

    Любопытно. Но очень размытые критерии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *