Upd: 6 февраля 2013 года Верховный суд Австралии отменил рассматриваемое в настоящей статье решение. Подробности смотрите здесь.

3 апреля апелляционная инстанция Федерального суда Австралии вынесла решение, которое некоторые журналисты, исходя из сути спора, поспешили назвать первым подобного рода в мире: в нем суд признал компанию Google виновной во введении потребителей в заблуждение путем предоставления рекламодателям возможности использовать чужие бренды в качестве своих ключевых слов.

Конечно, признать такое решение уникальным нельзя. Суд Европейского Союза рассмотрел уже несколько похожих судебных дел (в большинстве из которых компания Google также выступала ответчиком). Тем не менее, в австралийском судебном документе есть некоторые отличия от решений европейских судов, прежде всего, с точки зрения правовой оценки ситуации в целом. Рассмотрение таких отличий было бы весьма познавательным, поскольку подобного рода практика в Интернете имеет распространенный характер. Понимание судебной логики позволит избежать серьезных ошибок или же более гарантированно защитить свои законные интересы.

Кроме того, решения судов Евросоюза и Австралии дополняют друг друга, рисуя достаточно наглядную картину происходящего в сфере использования ключевых слов, и наделяя правообладателей разнообразными средствами защиты своих законных интересов.

Итак, кратко о сути спора, который, напомним, практически идентичен недавним европейским примерам. Компания Google является владельцем рекламного сервиса AdWords. Он позволяет всем желающим за плату использовать практически любые обозначения в качестве особых ключевых слов. Когда пользователь Интернета вводит в поисковой строке запрос, совпадающий с оплаченными кем-либо ключевыми словами либо ассоциирующийся с ними, то, в дополнение к обычным результатам поиска, система AdWords в верхней левой части страницы, а также в правой части экрана выводит рекламные объявления владельцев ключевых слов. Таким образом, были неизбежны случаи, когда какие-то не слишком известные компании указывали в качестве своих ключевых слов бренды, слоганы, фирменные наименования, товарные знаки или иные средства индивидуализации более раскрученных конкурентов. Возникали ситуации, когда ссылки на Интернет-ресурсы таких менее известных фирм располагались выше ссылок на сайты более известных владельцев средств индивидуализации (ставших чужими ключевыми словами), поскольку оплаченные рекламные объявления располагались в верхней, более заметной для посетителей части браузера. А если текст рекламных объявлений был представлен в достаточно двусмысленном исполнении, например, включал чужие средства индивидуализации, то не исключено, что некоторые посетители глобальной сети воспринимали такие сайты как имеющие непосредственное отношение к предмету их интереса.

Примеры:

1. Компания STA Travel использовала в качестве ключевого слова наименование крупного конкурента «Harvey World Travel», при указании которого пользователи видели следующее объявление:

Harvey World Travel

www.statravel.com.au Unbeatable deals on flights, Hotels &Pkg’s Search, Book & Pack Now!

2. Торговая фирма CarSales оплатила ключевое слово «Honda.com.au», совпадающее с доменным именем официального сайта корпорации Honda Australia. По этому ключевому слову пользователи обнаруживали:

Honda .com.au

www.carsales.com.au/Honda-Cars Buy/Sell Your Civic The Fast Way on Australia’s №1 Auto Website

Не удивительно, что владельцев средств индивидуализации такое положение дел не устраивало. Начались судебные разбирательства в различных странах мира.

Суд Евросоюза в центр внимания поместил право на товарный знак. Он подробно рассмотрел варианты воздействия поведения ответчиков на удостоверяющую, рекламную и инвестиционную функции товарного знака, а также оценил их влияние на ослабление права на знак.

Австралийский суд сосредоточился на определении того, насколько подобная практика негативно сказывается на свободном выборе потребителей и искажает рыночную конкуренцию. Европейский суд изучал виновность приобретателей ключевых слов, а австралийский — Интернет-посредника, то есть компании Google.

Отличия заключались и в составе истцов: в Евросоюзе ими выступили недовольные владельцы прав на товарные знаки, тогда как в Австралии — Комиссия по конкуренции и делам потребителей (Australian Competition and Consumer Commission, ACCC).

Почему же австралийский суд нашел вину именно в действиях компании Google, а не тех, кто резервировал за собой ключевые слова, совпадающие с чужими средствами индивидуализации?

Прежде всего, еще раз подчеркнем, что Суд Австралии не ограничился оценкой того, как рекламная практика Google влияет на чужие товарные знаки. Не все из рассмотренных ключевых слов совпадали с чужими товарными знаками. Пересечения были и с фирменным наименованием, и с доменным именем, и с названием вэб-ресурса. Все их, и некоторые другие объекты, можно объединить общим понятием «средства индивидуализации». Поскольку именно под этими обозначениями или с использованием таких обозначений бизнес ряда коммерческих организаций известен их потребителям. Тесная связь бизнеса с целым рядом условных обозначений привела суд к необходимости рассмотрения вопроса в более общем ключе — не просто выявляя нарушения прав на отдельные виды объектов интеллектуальной собственности, но оценивая правомерность подобной рекламной практики. За точки отсчета были взяты «недобросовестная конкуренция» и «введение в заблуждение потребителей». Образовавшаяся система координат вобрала в себя и  незаконные действия в сфере интеллектуальной собственности. Представляется, что выводы суда о противоправности действий интернет-посредника, приведшие к нарушению интеллектуальных прав, могут быть использованы правообладателями в последующих процессах о наложении санкций на инициаторов таких нарушений — приобретателей ключевых слов, идентичных или совпадающих с охраняемыми обозначениями.

По мнению суда, компания Google нарушили статью 52(1) Закона Австралии «О конкуренции и защите прав потребителей», установившей: «Организации, осуществляющие торговую или коммерческую деятельность, не должны совершать обман или введение в заблуждение или совершать действия, которые приведут к обману или введению в заблуждение».

Суд отверг основной довод компании Google о том, что она всего лишь демонстрирует пользователям Интернета рекламные объявления, текст которых и случаи отображения которых выбраны ее рекламодателями, также как, например, газета, телеканал или владелец рекламного щита. Суд посчитал, что основная активная роль в данном действе принадлежит именно Интернет-посреднику. Пользователь обращается к сервисам Google, ожидая получить ссылки на ресурсы, релевантные его запросу. Поисковая система, в ответ на этот запрос, формирует интернет-страницу, содержащую в том числе и оплаченные ссылки (sponsored links). Именно поисковая система, а не заказчик ключевых слов, убеждает пользователя в том, что представленные ссылки больше всего соответствуют его ожиданиям. Пользователь, получив ответ на свой запрос, вправе предполагать, что ссылки будут содержать информацию, относящуюся к предмету его интереса, тогда как на деле часть из них ведет на ресурсы конкурентов, на которых, естественно, нет информации об объектах, о которых запрашивал пользователь. Об этом сама поисковая система чаще всего прекрасно осведомлена.

К слову, подобная ситуация может возникнуть и с другими рекламными системами, особенно с теми, кто явно заверяет пользователей в релевантности предоставляемой ими информации.

Далее, суд рассмотрел Условия использования сервиса AdWords, требующие от рекламодателей обеспечивать соответствие ключевых слов и текста рекламного объявления содержанию Интернет-страницы, на которую в объявлении дается ссылка, и возлагающие на рекламодателей полную ответственность за рекламные опции, ключевые слова, контент, информацию и ссылки. И признал, что подобная попытка переложить ответственность на рекламодателей не снимает ответственности с самой поисковой системы, поскольку, исходя из вышеизложенного, все-таки именно она отбирает рекламные объявления, как соответствующие запросу пользователя. Более того, суд напомнил, что Интернет-компания не просто одобряла выбранные клиентами ключевые слова, но сама изначально предлагала их список, куда, помимо прочего, входили и охраняемые обозначения конкурирующих фирм.

Не принял суд и довод Google о том, что оплаченные ссылки, даже если и не соответствовали в точности запросу пользователя, были направлены на содействие его дальнейшим поискам в интересующей его сфере, предоставляли ему новую информацию для обдумывания. Орган правосудия усомнился в добросовестности такого содействия дальнейшим поискам. Он подчеркнул, что сама коммерческая цель подобная сервиса отвергает подобный довод: владелец сервиса больше всего заинтересован не в открытии пользователям новой информации, а в получении оплаты от рекламодателей, готовых больше заплатить за отображение их объявления в браузере пользователя.

Также суд отметил, что Google не мог не знать, что ключевые слова будут использоваться конкурирующими компаниями, и не принял мер по предотвращению введения в заблуждение потенциальных пользователей. Кроме того, видя, что действия клиентов не соответствуют правилам сервиса, требующим соответствия ключевых слов, объявления и содержания страниц сайта, Интернет-компания не предприняла никаких мер по пресечению таких нарушений.

В свете изложенного, суд признал компанию Google виновной во введении в заблуждение пользователей глобальной сети путем предоставления возможности клиентам использовать чужие обозначения в качестве своих ключевых слов, осознавая при этом, что между конкурирующими компаниями нет никакой связи, взаимоподчинения или принадлежности к одной коммерческой группе, и что на сайте рекламодателя не содержится информации о бизнесе конкурента или о ведении бизнеса под таким именем.

Подводя итог, еще раз обратим внимание на то обстоятельство, что решения европейских и австралийских судов дополняют друга, давая оценку и тому, кто инициировал действия, приведшие к нарушению интеллектуальных прав, и тому, кто этому содействовал. Нарушения могут содержаться как в действиях Интернет-посредников, так и приобретателей ключевых слов. Но если первые в определенных случаях могут быть признаны нарушающими законодательство о конкуренции и/или о правах потребителей, то в действиях последних с гораздо большей вероятностью можно обнаружить нарушения прав на интеллектуальную собственность, причем не только на товарный знак, но и на иные средства индивидуализации. Владельцы таких средств индивидуализации вправе защищать свои права либо путем предъявления исков к приобретателям ключевых слов, либо путем инициирования административного процесса по защите конкуренции и прав потребителей.

Share:
  • PrintPrint
  • email hidden; JavaScript is required
  • PDFPDF
  • FacebookFacebook
  • TwitterTwitter
  • Google BookmarksGoogle Bookmarks
  • Add to favoritesAdd to favorites
  • RSSRSS
Количество просмотров: 363

1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *