Эксперты в сфере интеллектуальных прав отмечают, что одна из основных причин участившихся конфликтов пользователей и правообладателей состоит не в содержании интеллектуальных прав, а в тех способах, которыми они осуществляются. Имеются в виду случаи, когда крупные посредники, представляющие, по крайней мере по их словам, интересы авторов либо купившие у них права, зачастую слишком нацелены на получение собственной выгоды и не принимают в расчет потребности и привычки пользователей. В связи с этим и пользователи осознают, что собираемые с них средства идут не на поддержание творчества непосредственно авторов, а на пополнение бюджетов посредников. Поэтому остаются недовольными потребители, поэтому бедствуют творцы (так, представитель Евросоюза указывает на непозволительно низкий уровень доходов европейских музыкантов на фоне относительного благополучия музыкальных корпораций). Эту позицию поддерживают и представители высшей судебной инстанции России.

При этом и эксперты, и сами пользователи практически едины во мнении, что оплату за произведения самим их авторам гарантированно готовы производить подавляющее большинство потребителей — были бы только легальные экземпляры достаточно доступны и средства в большей части поступали их создателям.

Не меньше всех смущают примеры того, как с пользователей собирают деньги за использование, которого не было (и, возможно, не будет), и для авторов, которые не всегда их получают, что имеет место при сборах с производителей записывающей и копирующей техники. Об этой истории хорошо наслышаны российские потребители. Подобный закон хотят принять и в Португалии.

Конечно, решить подобные проблемы очень непросто. Самоограничение — вещь вообще сложная. А самоограничение в привычных, устоявшихся бизнес-моделях — штука вдвойне сомнительная.

Тем ценнее примеры взвешенного, сбалансированного подхода к сочетанию интересов правообладателей, посредников и конечных пользователей. Один из них, ранее упоминавшийся в блоге, — обязательства патентообладателей выдавать лицензии на условиях FRAND на патенты, включенные в общеобязательные стандарты. В праве промышленной собственности, как и в авторском праве, так же непроста ситуация с гармонизацией интересов всех участников. Вспомнить хотя бы бесконечные патентные войны между производителями мобильных устройств, программного обеспечения и т.д. Или всеми осуждаемую активность патентных троллей, роста числа которых в нашей стране после присоединения России к ВТО с опасением ожидают эксперты. По оценке аналитической компании M-Cam более 83 миллиардов долларов США ежегодно тратится на борьбу с патентными троллями. И эта цифра еще не включает суммы, расходуемые корпорациями на сражения друг с другом из-за прав на промышленную собственность. Более того, учитывая колоссальное количество уже выданных патентов, затрагивающих все основные сферы функционирования компьютерных устройств и правил работы в Интернете, подобные патентные войны будут только разрастаться. Кроме того в таких условиях чрезвычайно затруднен выход на рынок новых инновационных компаний, не имеющих патентного портфолио, позволявшего бы им использовать собственные технологии без приобретения дорогостоящих лицензий.

На этой неделе компания Твиттер заявила об инициативе, которую вполне можно признать самоограничением правообладателя, также как и концепцию FRAND (хотя в первой ситуации выгоды правообладателя от подобных действий менее очевидны). Ее суть сводится к следующему. Наиболее разумное применение изобретениям, которое не приведет к ущемлению прав кого-либо из участников, по мнению компании Твиттер, смогут найти именно создатели таких изобретений. Сегодняшнее законодательство, предусматривающее переход прав от разработчиков по гражданско-правовым или трудовым договорам, лишают их всякого влияния на дальнейшую судьбу их детищ. Поэтому компания Твиттер предлагает принципиально новый тип соглашения (Innovator’s Patent Agreement), который будет заключаться с создателями компьютерных программ и технических решений. Помимо традиционных условий о переходе исключительных прав к заказчику/работодателю, оно будет содержать ограничивающие правообладателя условия использования творческих объектов. Прежде всего, как объясняет Вице-президент Твиттер по инжинирингу Adam Messinger, ограничение подразумевает отказ корпорации от использования патентов «в наступательных целях» — для ущемления конкуренции на рынке, ограничения инноваций и уменьшения возможностей конечных пользователей. Любые подобные действия будут совершаться лишь с письменного согласия авторов соответствующего программного обеспечения, изобретения. При этом право «на оборону» с использованием патента принадлежит правообладателю в полном объеме и осуществляется им самостоятельно. Это соглашение будет распространяться как на новые компьютерные программы и технологии, так и на уже использующиеся.

Для обеспечения возможности разработчиков осуществлять контроль за использованием результата их труда Соглашением им предоставляется безотзывная, бесплатная, неограниченная по сроку и территории лицензия, а также ограниченное право выдавать сублицензии, которое они могут осуществить в случае злоупотребления правообладателем своими правами (например, если, по их мнению, он затеет необоснованный судебный спор против третьего лица, автор может выдать такому третьему лицу сублицензию, дав право свободно использовать охраняемый результат даже без согласия корпорации-правообладателя).

Более того, соглашение предусматривает, что данные ограничения патентов будут распространяться и на всех новых приобретателей патентов в случае их отчуждения компанией Твиттер. При этом компания Твиттер настойчиво предлагает всем крупным правообладателям последовать их примеру.

По мнению экспертов, подобный подход вряд ли будет поддержан. Во-первых, он противоречит наблюдаемой тенденции по упрощению перехода прав на служебные произведения и изобретения от работников к корпорации. Во-вторых, потенциальные приобретатели патентов вряд ли готовы будут дорого платить за патент с такими обременениями. В-третьих, крупные акционеры самой компании Твиттер едва ли по достоинству оценят такой односторонний шаг.

На сегодняшний день проект соглашения размещен на сайте GitHub для общественного обсуждения, с учетом которого он будет дорабатываться. Подписание планируется во второй половине этого года.

Сможет ли это любопытное начинание перерасти во что-то реальное, увидим чуть позже.

Share:
  • PrintPrint
  • email hidden; JavaScript is required
  • PDFPDF
  • FacebookFacebook
  • TwitterTwitter
  • Google BookmarksGoogle Bookmarks
  • Add to favoritesAdd to favorites
  • RSSRSS
Количество просмотров: 124

2 комментария

  1. Анатолий:

    На самом деле все эти сборы с чистых носителей, бланкетные принудительные лицензии РАО, ВОИСов и прочих РСП суть обычные договоры страхования гражданской ответственности за причинение вреда при осуществлении «опасной» деятельности, связанной с использованием объектов авторских и смежных прав (при этом смежные права — это на самом деле переработанные авторские произведения, так что от них можно легко отказаться, как от отдельного вида объектов).

    И только после переосмысления всей этой системы отношений именно, как страховых случаев, будет понятно, как правильно ее регулировать и почему то же РАО не надо платить НДС и ЕСН с их «лицензионников» и т.п.

    • lexdigital:

      Любопытная точка зрения. Не менее часто эти сборы рассматривают как особый налог (и португальский законопроект, похоже, поддерживает такой подход), хотя при такой точке зрения вопросов остается не меньше.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *