Концепция «FRAND», широко применяемая в патентном праве Евросоюза и США, мало известна в России. Тем не менее, представляется, что знания о ней необходимы многим специалистам по интеллектуальной собственности и интернет-праву. Во-первых, потому, что по своей первоначальной роли соблюдение условий FRAND является обязательным во многих ситуациях национальной и международной стандартизации.

Во-вторых, эта концепция, налагающая на правообладателей дополнительные обязанности, ограничивающие их монополию на объекты патентного права, может служить ярким примером того, что разумные изменения в праве интеллектуальной собственности возможны. Существуют такие варианты взаимодействия правообладателей и пользователей, при которых пользователи, и общество в целом, получают серьезную выгоду от результатов творческой деятельности, не отменяя при этом прав их создателей, но достигая справедливого баланса взаимных интересов.

И хотя данная концепция на практике пока реализуется со значительными трудностями, я постараюсь показать, что эта относительно новая модель взаимоотношений может быть весьма перспективной в будущем.

Ранее я уже писал об одном существенном условии, которое должно сопровождать трансформацию интеллектуального права, — соблюдение основополагающих прав человека. При этом если одни из них служат ограничительными рамками для таких изменений — не нарушение прав на неприкосновенность частной жизни, на свободу слова, свободу распространения информации; то другие — путеводными маяками —право на доступ к культурным ценностям, на образование и развитие, на получение информации. Концепция FRAND вводит в игру второе важное условие — издавна предоставляемая правообладателям монополия на результаты интеллектуальной деятельности (не всегда, к сожалению, применяемая во благо авторов и общества) не должна вести к ограничению конкуренции и препятствовать расширению производства товаров и услуг. Чем же помогает эта концепция?

Термин «FRAND» образован от «fair, reasonable and non-discriminatory», т.е. «справедливый, разумный и недискриминационный». И используется он в следующих случаях.

Органы по стандартизации, занимающиеся разработкой стандартов в какой-либо сфере производства, зачастую сталкиваются с ситуацией, когда какие-либо технологии, которые могут стать частью таких стандартов на товары или услуги, запатентованы частным лицом. Естественно, включение таких технологий в обязательный стандарт даст соответствующему правообладателю колоссальные преимущества перед остальными производителями — они будут вынуждены просить у него лицензию и соглашаться при этом с любыми встречными требованиями. Чтобы это не привело к злоупотреблениям и ограничению конкуренции, органы по стандартизации соглашаются включать в стандарты запатентованные технологии только при условии, что владелец патента на них даст обязательство выдавать всем желающим лицензии на свою технологию на условиях FRAND.

В этом случае патент становится частью стандарта и «признается основополагающим» («declared-essential patent», или «standard-essential patent»). В каждом стандарте (например, H.264, 802.11, UMTS, GSM, 3G, GPRS, JPEG, MP3 и так далее) таких «признанных основополагающими патентов» может быть огромное количество.

В этом есть серьезная выгода и для патентообладателя — его технологии широко используются на основе полноценных лицензионных договоров; и для пользователей технологии — они получают ее на разумных условиях. В качестве примера: пул из нескольких тысяч «признанных основополагающими патентов», включенных в стандарт кодека H.264, обходится лицензиату всего в 20 центов. Потребители товаров и услуг в данном случае могут быть уверены, что если патенты, включенные в стандарт, доступны всем производителям, то созданные последними продукты будут совместимы с продуктами и технологиями любых других производителей. Любая активность пользователей в Интернете, по сути, связана с подобными стандартами и патентами и сильно от них зависит: их множество и в устройствах для выхода в сеть, и в различных программах для работы в Интернете, и на разнообразных сайтах.

Польза для патентообладателя состоит и в том, что ему не потребуется доказывать состав нарушения, если кто-либо производит товары по стандарту, не получив лицензию, — сам факт изготовления товара по стандарту говорит об использовании заложенных в него патентов. Хотя нарушитель, конечно, может попытаться доказать, что он смог изготовить продукт с использованием неких иных технологий, не охраняемых патентом.

Что включается в обязательство FRAND-лицензирования?

1. Справедливые (fair) условия обычно отождествляют с защитой конкуренции и определяют через формулирование запретов для лицензиара: лицензионный договор не должен включать требований о бесплатном встречном предоставлении лицензий лицензиатом на его объекты патентного права (особенно если они не являются часть какого-то стандарта), об ограничении прав лицензиата на коммерческие отношения с конкурентами лицензиара, об обязательном приобретении дополнительных лицензий на иные продукты и т.п. Также к справедливым могут относиться различные условия выдачи патентов.

2. Разумные (reasonable) условия чаще всего касаются обоснованности размера вознаграждения за предоставление лицензии по «признанному основополагающим патенту», либо всему патентному пулу, включенному в соответствующий стандарт. Напомним, таких патентов в одном стандарте могут быть тысячи. И совокупная стоимость всех лицензий не должна делать экономически невыгодным производство товаров и услуг на основе соответствующего стандарта.

3. Недискриминационные (non-discriminatory) условия предполагают, что условия выдачи лицензий должны быть изначально равными для всех лицензиатов и не могут меняться патентообладателем произвольно. Конечно, возможны индивидуальные условия лицензии для каких-то заявителей, но они должны иметь под собой достаточное экономическое обоснование, например, в виде объема патентов, срока лицензии и т.п.

Термин «FRAND» используется в праве Евросоюза, тогда как в США больше распространен «RAND». Но, несмотря на отсутствие буквы «F» (fair), эксперты подчеркивают, что эти понятия являются синонимами.

Как видим, условия FRAND имеют достаточно общий характер. На практике их набор может разниться в разных стандартах, у разных органов по стандартизации и у разных патентообладателей. FRAND представляет собой правовые границы, рамки, внутри которых патентообладатель волен устанавливать свои условия. Но выход за которые не одобряется, поскольку он причиняет экономический ущерб большому количеству заинтересованных лиц.

Содержание условий FRAND со временем пересматривается. В основном, это связано с тем, что столь расплывчатые формулировки зачастую обходятся некоторыми правообладателями, в своих обязательствах гарантирующих соблюдение условий FRAND, а на деле предоставляющих лицензии с нарушением конкурентных правил.

Например, сейчас все чаще говорят о том, что они должны включать обязательство патентообладателя выдавать безотзывную лицензию, а также обязательство не ходатайствовать о судебном запрете в отношении оборота товаров, изготовленных с нарушением «признанных основополагающими патентов», особенно если патентообладатель еще не обращался к нарушителю со своим лицензионным предложением, соответствующим условиям FRAND. Такие запреты в любом случае невыгодны для потребителя, заинтересованного в доступных товарах и услугах. Поэтому патентообладатель должен быть вправе требовать через суд выплаты нарушителем разумного лицензионного вознаграждения и убытков и заключения лицензионного договора. Если же нарушитель отказывается, то тогда уже возможен запрет реализации созданной им продукции.

В других ситуациях говорят о том, что орган по стандартизации, принимающий обязательство патентообладателя, или какая-то другая уполномоченная инстанция должны иметь право определять если не конкретный размер лицензионного вознаграждения, то, по крайней мере, его разумные пределы. На практике это может быть очень важным, потому что неограниченная власть лицензиара оборачивается закреплением его монополии в отношении «признанных основополагающими патентов». В качестве примера приводят компании Samsung и Motorola, требовавших вознаграждения в размере 2,4% и 2,25%, соответственно, от рыночной стоимости каждой единицы конечного продукта (!) за использование их «признанных основополагающими патентов» в беспроводных стандартах 3G/UMTS. Как справедливо замечают критики, такой размер вознаграждения за использование технологии, к примеру, в автомобилях, является абсолютно неразумным и явно ограничивающим конкуренцию. По компании Samsung суды нескольких стран уже пришли к такому же мнению.

На выступлении 10 февраля 2012 года Вице-президент Европейской Комиссии по вопросам конкуренции Хоакин Альмуния также отметил огромную важность соблюдения обязательств FRAND для свободного экономического развития. В частности, он подчеркнул, что закрытый рынок, на котором безраздельно властвует один или несколько крупных участников, заботящихся лишь о сохранении своей традиционной бизнес-модели, нисколько не способствует внедрению инноваций и новых идей. Недобросовестное использование патентов, которые наделяют своих владельцев серьезной рыночной властью, вызывает не меньшее опасение. Особенно признанных основополагающими для каких-либо стандартов патентов. Поэтому не только сам процесс стандартизации (и отбора включаемых в стандарт технологий) должен осуществляться независимым от каких-либо коммерческих фирм органом, но и владельцы основополагающих для стандартов патентов обязаны дать четкие гарантии предоставления к запатентованным технологиям доступа на справедливых, разумных и недискриминационных условиях (FRAND). Злоупотребление патентной властью будет влечь наложение жестких санкций, предусмотренных антимонопольным законодательством. Примером подобных действий может служить проводимое сейчас Европейской Комиссией расследование в отношении компании Samsung в телекоммуникационном секторе.

Чтобы концепция FRAND в конце концов не стала пустым звуком, надо более четко описывать ее содержание и осуществлять строгое принудительное исполнение. Но не менее важны в этом направлении и добровольные шаги патентообладателей. Именно их готовность взять на себя расширенные обязательства и неукоснительно их соблюдать, с одной стороны, вынуждает остальных игроков на патентном поле следовать их примеру, и, с другой стороны, возвращает к ним доверие потребителей. На мой взгляд, именно доверие потребителей, уверенность в том, что их интересы для правообладателей не менее важны, чем погоня за собственными прибылями, создаст предпосылки для нахождения баланса взаимных интересов. Широкое применение лицензирования на условиях FRAND вполне могло бы быть таким дружественным (FRANDly) шагом. Тогда как патентные войны и боевые действия, развернувшиеся в последние годы на большинстве континентов, служат показателем обратной тенденции.

На этом фоне с большим энтузиазмом были встречены недавние заявления нескольких крупнейших участников телекоммуникационного и IT-секторов о принятии ими на себя повышенных FRAND-обязательств, которые должны ослабить столкновения и сделать их технологии и продукцию более доступными для потребителей.

Так, компания APPLE в своем письме в Европейский институт стандартов связи (ETSI) подчеркивает свою готовность следовать следующим обязательствам: обоснованный размер вознаграждения (как в первоначальном предложении, так и при заключении итогового соглашения), разумная база для исчисления вознаграждения (не от цены конечного продукта, а от средней стоимости соответствующего устройства, в котором применена запатентованная технология) и отсутствие судебных запретов (компания не будет ходатайствовать о применении судебных запретов в отношении продукции, произведенной с нарушением патентов, по которым даны обязательства FRAND).

Компания Cisco в своем письме в ETSI полностью поддержала инициативу APPLE и подтвердила свое намерение также им следовать.

Корпорация Microsoft, сообщая о своих FRAND-обязательствах, заверила, что считает недопустимым ходатайствовать о запрете отгрузок товара только на том основании, что товар создан с соблюдением стандартов, но без лицензий, в этих ситуациях необходимо дать нарушителю возможность заключить справедливое лицензионное соглашение; также признает недобросовестным требование от партнера встречного предоставления его патентов, если только они также не являются основополагающими для конкретного стандарта; при продаже патентов патентообладатель должен контрактными условиями обязать нового покупателя соблюдать эти принципы.

Расстроила только компания Google, в своем развернутом обращении к Институту инженеров по электротехнике и электронике (IEEE) вроде бы давшая гарантии соблюдать условия FRAND, но при этом выразившая намерение целиком и полностью придерживаться устоявшихся деловых принципов Motorola. Как уже упоминалось выше, компанию Motorola активно критикуют за нарушение тех самых принципов FRAND: она активно судится с нарушителями, добиваясь судебных запретов и требуя выплаты лицензионного вознаграждения в размере 2,25% от рыночной стоимости конечного продукта.

В любом случае, наблюдать за развитием этой правовой концепции полезно, поскольку на ее основе можно попытаться сформулировать какие-то общие правила игры для владельцев и других общественно полезных патентов.

Share:
  • PrintPrint
  • email hidden; JavaScript is required
  • PDFPDF
  • FacebookFacebook
  • TwitterTwitter
  • Google BookmarksGoogle Bookmarks
  • Add to favoritesAdd to favorites
  • RSSRSS
Количество просмотров: 641

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *