Продолжая рассмотрение добровольных механизмов борьбы с пиратством (которые не предусмотрены законодательством и внедряются по договоренности участников), кратко проанализируем еще одно соглашение.

Ранее в блоге уже разбирались два подобных примера:

предложение поисковым системам принять Кодекс поведения (пока не реализованное);

соглашение правообладателей и Интернет-провайдеров относительно системы предупреждений о нарушениях с возможным ограничением прав нарушителей (начинающее действовать в июле этого года).

В обоих случаях инициаторами выступали правообладатели, как наиболее заинтересованные в соблюдении авторских прав лица. Ряд экспертов полагают, что это наиболее перспективный способ нахождения взаимовыгодного баланса интересов правообладателей и пользователей. Но самое серьезное возражение против этого — отсутствие в составе участников представителей пользователей и правозащитных организаций. Именно добровольное принятие новых принципов работы в сети самими пользователями является единственным надежным способом улучшения защиты авторских прав на цифровые объекты. К сожалению, договоренности правообладателей только с Интернет-посредниками к таком же эффекту вряд ли приведут.

Теперь рассмотрим третье направление, на котором правообладатели ищут упрочение своих позиций в глобальной сети, а именно: соглашение с сервисами, контент которых генерируется или загружается пользователями. More »

В 2010 году в Великобритании был принят Закон «О цифровой экономике» (Digital Economy Act 2010, DEA), которым внесены изменения в Закон «О связи» и ряд иных нормативных актов.

Помимо вопросов перехода страны на цифровое телевидение, издания видеоигр, выдачи лицензий на радиовещание, он регулирует также порядок воздействия на нарушителей авторских прав в сети Интернет, устанавливая определенные полномочия правообладателей, обязанности провайдеров, ответственность операторов сайтов и пользователей. Он предусматривает вполне серьезные последствия и для обычных посетителей Интернета, закрепляя право владельцев авторских прав в некоторых случаях добиваться отключения пользователей от глобальной сети.

Изучение основных положений данного закона представляется весьма интересным для понимания тенденций развития интернет-права, поскольку закон занимает важное место в ряду таких актов как, например, американский DMCA или французский HADOPI. Такое изучение показывает, что широкие протесты против недавних международных соглашений, таких как ACTA, при любом раскладе не приведут к ожидаемым результатам. Во-первых, потому что подобные соглашения, закрепляя наиболее существенные моменты, возлагают на их участников обязанность принимать развивающее эти моменты законодательство. Во-вторых, потому что национальное законодательство в ряде стран, действительно, идет гораздо дальше в строгости регулирования и в объеме воздействия на Интернет, чем это предусматривают отдельные международные договоры.

Далее приводится перевод наиболее важных пунктов акта. После него вы найдете разбор недавней безуспешной попытки британских провайдеров признать DEA противоречащим ряду директив Евросоюза. More »

Насколько пиратство влияет на уровень доходов правообладателей? Ответ на этот вопрос вроде бы очевиден: доходы должны сокращаться. Но не все так просто. Исследования показывают, что распространение нелегального контента, действительно, ведет к падению доходов. Но наблюдаются и иные варианты: доступность пиратского контента в определенных случаях либо вообще не влияет на прибыль, либо даже повышает ее.

Следовательно, вместо огульного запретительства полезно каждый раз детально выяснять — какие именно причины влияют на сокращение доходов правообладателей и на рост нелегальных материалов.

Эксперты Joel Waldfogel из Университета Миннесоты и Brett Danaher из Уэллсли Колледжа опубликовали в январе 2012 года любопытный отчет под названием «Кино-пиратство: Влияние онлайновых пиратских кинофильмов на международные кассовые сборы» (Reel Piracy: The Effect of Online Film Piracy on International Box Office Sales).

В ходе своего исследования они пришли к заслуживающим самого пристального внимания выводам: наибольшее влияние на уровень сборов способны оказать не пираты, а сами кинопрокатчики.

Интересные подробности отчета смотрите далее. More »

 Концепция «FRAND», широко применяемая в патентном праве Евросоюза и США, мало известна в России. Тем не менее, представляется, что знания о ней необходимы многим специалистам по интеллектуальной собственности и интернет-праву. Во-первых, потому, что по своей первоначальной роли соблюдение условий FRAND является обязательным во многих ситуациях национальной и международной стандартизации.

Во-вторых, эта концепция, налагающая на правообладателей дополнительные обязанности, ограничивающие их монополию на объекты патентного права, может служить ярким примером того, что разумные изменения в праве интеллектуальной собственности возможны. Существуют такие варианты взаимодействия правообладателей и пользователей, при которых пользователи, и общество в целом, получают серьезную выгоду от результатов творческой деятельности, не отменяя при этом прав их создателей, но достигая справедливого баланса взаимных интересов.

И хотя данная концепция на практике пока реализуется со значительными трудностями, я постараюсь показать, что эта относительно новая модель взаимоотношений может быть весьма перспективной в будущем.

Ранее я уже писал об одном существенном условии, которое должно сопровождать трансформацию интеллектуального права, — соблюдение основополагающих прав человека. При этом если одни из них служат ограничительными рамками для таких изменений — не нарушение прав на неприкосновенность частной жизни, на свободу слова, свободу распространения информации; то другие — путеводными маяками —право на доступ к культурным ценностям, на образование и развитие, на получение информации. Концепция FRAND вводит в игру второе важное условие — издавна предоставляемая правообладателям монополия на результаты интеллектуальной деятельности (не всегда, к сожалению, применяемая во благо авторов и общества) не должна вести к ограничению конкуренции и препятствовать расширению производства товаров и услуг. Чем же помогает эта концепция?

Термин «FRAND» образован от «fair, reasonable and non-discriminatory», т.е. «справедливый, разумный и недискриминационный». И используется он в следующих случаях. More »

 В последнее время появляется все больше проектов законов и международных соглашений, направленных на усиление борьбы с нарушениями прав на интеллектуальную собственность в Интернете. А в ответ ширится волна возмущения этими попытками установить новое регулирование, ущемляющее права многочисленных добросовестных пользователей глобальной сети. При этом ряд подобных проектов, по мнению экспертов, может поставить под угрозу само существование Интернета.

На этом фоне весьма любопытны попытки отдельных государств найти разумный баланс интересов правообладателей и потребителей. Ранее я уже писал о решении правительства Швейцарии не наказывать за нелегальное скачивание охраняемого контента.

А сейчас хочется привести в пример руководство Бразилии, принявшее в 2011 году закон о регулировании Интернета, прозванный «anti-ACTA». В его основу положено признание приоритета таких прав человека, как право на свободу слова, свободу получения и распространения информации, неприкосновенность частной жизни. Он подчеркивает важность соблюдения сетевого нейтралитета всеми участниками коммуникаций в цифровых сетях. Закрепляет ограниченные случаи вторжения государственных органов в сферу частного использования контента потребителями.

И хотя в законе не освещены очень многие сложные вопросы оборота охраняемых результатов интеллектуальной деятельности, тем не менее его базовые положения касаются самых распространенных спорных ситуаций.

Далее приведен обзор основных положений этого закона. More »

Полный перевод на русский язык этого соглашения опубликован в блоге далее. А здесь приведен его общий обзор.

Анти-Контрафактное Торговое Соглашение (Anti-Counterfeiting Trade Agreement, ACTA, АКТА), пожалуй, первое после Соглашения ТРИПС 1994 года наиболее крупное международное соглашение по вопросам охраны интеллектуальной собственности и интернет-праву.

Оно не вызывало столько споров, как одиозные американские законопроекты SOPA и PIPA, обзор которых был приведен в данном блоге чуть раньше и принятие которых из-за яростного сопротивления крупнейших интернет-компаний и частных лиц, по всей видимости, отложено на неопределенный срок. Но при этом как ни одно другое соглашение окутано огромным количеством домыслов и подозрений.

Начать с того, что все переговоры по нему с октября 2007 года по октябрь 2011 года велись в режиме строгой секретности на закрытых встречах участников. Текст промежуточных проектов никогда не появлялся в открытом доступе и не публиковался. Во время рассмотрения и утверждения итогового текста проекта уполномоченными органами стран-участниц с них бралось обязательство о неразглашении полученной информации. Словом, неудивительно, что отдельные обозреватели даже предполагали, что некоторые положения этого соглашения могут оказаться более жесткими, чем пресловутый SOPA.

Нераскрытый текст проекта порождал самые разные предположения. Сама атмосфера окутавшей его секретности вызывала неоднозначную реакцию не только среди пользователей Интернета, но и среди тех, кто его рассматривал и утверждал. Так, Парламент Нидерландов заявил, что отказывается рассматривать проект соглашения, пока этот процесс не будет сделан более прозрачным для всех граждан, а также жестко раскритиковал Комитет по правовым вопросам Европейского Парламента, поддержавшего рассмотрение проекта на таких закрытых условиях и отклонившего запросы дать по нему развернутые комментарии.

И, естественно, несколько ставших доступными промежуточных проектов соглашения и документов, касающихся переговоров по ним, появились, прежде всего, на сайте Wikileaks. More »

Американские законопроекты «Stop Online Piracy Act» (SOPA) и «PROTECT IP Act», вызвали необычайно горячие и энергичные споры, острую критику и активное сопротивление их принятию. Многие крупные интернет-проекты пишут письма со своими возражениями и негодованием либо проявляют их путем временной приостановки работы, а также призывают к бойкотированию тех, кто эти законопроекты поддерживает.

Противники принятия этих актов ссылаются, например, на то, что действующее законодательство США и так позволяет привлекать к ответственности виновных в нарушении авторских и иных интеллектуальных прав, вспоминая, в частности, недавнее закрытие одного из крупнейших файлообменных сайтов Megaupload.com.

Зачем же продолжать ужесточать законодательство настолько, что это ведет к установлению интернет-цензуры и препятствует свободному распространению информации? — возмущаются многие, опасающиеся, что американское законодательство пойдет по пути Китая.

О непростой ситуации с принятием этих законопроектов пишут многие. Но не всегда раскрывается содержание тех статей, которые и вызывают столь острое неприятие.
Чтобы была более понятна подоплека развернувшейся войны за будущее интернета, приведем перевод основных положений обоих проектов. Это будет весьма поучительно. More »

 Под занавес уходящего года хочется вспомнить о нескольких ярких, забавных, зачастую неожиданных судебных процессах, промелькнувших не так давно. Большинство из них связаны с правом интеллектуальной собственности или близкими к нему областями. Включим их в число простых юридических казусов, хотя… возможно, некоторые из них вполне могут ознаменовать некие новые тенденции в интеллектуальном праве, которые разовьются в правовые инструменты и обыкновения. Тогда будем считать, что этот небольшой обзор имел не только развлекательные цели. More »

Изменения, связанные с регулированием персональных данных (информации о личной жизни человека), происходят сейчас во многих государствах.

Причин этому достаточно много: глобализация бизнеса (циркуляция персональных данных между многими странами), активное использование цифровых, в том числе, мобильных, технологий (хранение личных сведений в «облаках», устройства геолокации), рост сетевого пиратства и борьбы с ним (сбор доказательств в отношении правонарушителей), быстрое расширение социальных сетей и иных медиа, увеличивающееся стремление государств контролировать сетевые, массовые коммуникации, заинтересованность бизнеса в индивидуализации интернет-рекламы, повышении ее эффективности, и так далее.

Много существует подходов, которых придерживаются государства, устанавливающие правила игры в сфере персональных данных: от максимальной защиты неприкосновенности таких данных до почти полного отрицания права на анонимность в сетевых коммуникациях.

Помимо этого, все более наглядной становится взаимосвязь персональных данных и интеллектуальной собственности в Интернете. Раскрытие персональных данных в интересах правообладателей зачастую становится самым распространенным и самым надежным инструментом защиты интеллектуальных прав. Такое раскрытие требуется при сборе сведений о тех лицах, которые скачивают или распространяют контрафактные произведения, и при установлении глобальных систем контроля и фильтрации трафика, и при введении запретов на доступ к определенным сайтам пользователям из определенных стран, и при внедрении различных прав доступа к контенту в отношении различных групп пользователей, и в ряде иных случаев. More »

UPD: изменения в законе с 2014 г.

С 2007 года в российском законодательстве предпринимаются попытки предоставить налоговые стимулы для развития компаний в сфере информационных технологий. В основном они заключаются в уменьшении налогов для таких фирм и их клиентов и в снижении страховых взносов во внебюджетные фонды.

Самая большая сложность возникла в связи с заменой единого социального налога (ЕСН) страховыми взносами: сначала льгот для IT-компаний вообще не было предусмотрено. При этом основная налоговая нагрузка на IT-компании заключена именно в этих платежах. Затем законодатель предусмотрел снижение ставок в подобных случаях, но установил в качестве одного из требований наличие в штате компании не менее 50 сотрудников. Естественно, для большинства небольших компаний именно оно и оказалось невыполнимым.

03 декабря 2011 года был принят закон, по которому существующая система страховых взносов с 01 января 2012 года подвергнется изменениям. И, что самое главное, немного уменьшатся требования к IT-компаниям – для применения пониженных тарифов им достаточно будет иметь в штате 30 сотрудников, что не может не радовать. При этом к программному обеспечению будут предъявляться некоторые новые требования.

Рассмотрим эти нововведения и существующие льготы более подробно. More »

Страница 5 из 6« Первая...23456