Использование новостными агрегаторами чужих информационных материалов порождает столь неоднозначные правовые вопросы, что в них кристаллизовалось множество самых разнообразных концепций современного интеллектуального права. Среди них: условия охраны информационного контента, заголовков и иных элементов произведений, допускаемый объем цитирования и заимствования чужих произведений, случаи свободного использования охраняемых объектов, ограничения исключительных прав (в том числе доктрина fair use или fair dealing), влияние коммерческого характера использования на его правовую оценку, варианты реализации свободы слова и многие другие. Как показывает изучение, многие страны подходят к их решению совершенно по-разному (в странах Евросоюза, например, действия агрегаторов часто признают попадающими в сферу авторских правомочий агентств, в Австралии, наоборот, авторское право не ограничивает их деятельность, тогда как суды США до сих пор не определились со своей оценкой). А поскольку подобные правовые вопросы возникают не только в связи с деятельностью новостных агрегаторов, понятно, что их изучение позволит понять многие современные тенденции развития авторского права в цифровой сфере.

Развитие Интернета привело к существенным изменениям в процессе получения новостей пользователями. Все чаще печатные новостные издания и даже их сайты замещаются специализированными сервисами новостных агрегаторов. Они позволяют на одном ресурсе получить доступ к информационным сообщениям из множества источников, удобно классифицированным и позволяющим быстро находить интересующий посетителей материал, либо даже пересылают клиентам выдержки из статей по тем сферам или ключевым словам, которые им необходимы. Недавнее исследование Fair Syndication Consortium показало, что в течение месяца боле 75 000 сайтов размещают чужие новостные материалы, при этом порядка 120 000 статей заимствуются почти полностью.

Как это отразилось на участниках информационного рынка? Споры об этом пока не утихают. Большинство новостных агентств уверены, что агрегаторы являются одной из основных причин тяжелой экономической ситуации, в которой они оказались в последние годы, выразившейся в спаде интереса читателей. Они винят агрегаторов в том, что люди не переходят на новостные сайты после ознакомления с краткими резюме статей; и в том, что размещаемые ими глубинные ссылки (deep links, т.е. ссылки на страницу с конкретным материалом) приводят к снижению трафика на основную страницу новостного сайта, от размещения рекламы на которой агентства получают дополнительную прибыль; и, конечно, в том, что копирование полного текста статей или их значительной части нарушает авторские права издателей. Вместе с тем, исследователи приходят к выводу, что ситуация не так однозначна. More »

Директива 96/9/ЕС Европейского Парламента и Совета от 11 марта 1996 года «О правовой охране баз данных». В оригинале — Directive 96/9/EC of the European Parliament and of the Council of 11 March 1996 on the legal protection of databases.

Далее приводится авторский перевод Директивы на русский язык. More »

Данная Директива (в оригинале — Directive 2006/115/EC of the European Parliament and of the Council of 12 December 2006 on rental right and lending right and on certain rights related to copyright in the field of intellectual property) посвящена особым правам на передачу охраняемых произведений в аренду (в прокат) и в безвозмездное пользование.

Передача экземпляров произведений в аренду достаточна понятна: она предполагает возмездность и не ограничена кругом пользователей. О ситуации с безвозмездным пользованием надо сказать чуть подробнее. Термин «lending right» часто неверно переводят как «кредитование», «займ». Но указанный термин подразумевает именно временное безвозмездное пользование оригиналами или экземплярами охраняемых результатов интеллектуальной деятельности (что в российском праве можно обозначить словом «ссуда»). Приводимая далее Директива ограничивает это право случаями, когда авторы передают его специальным учреждениям (библиотекам и т.п.), предоставляющим экземпляры во временное пользование представителям публики. При этом безвозмездность касается лишь представителей публики (они за пользование ничего не платят), тогда как сами учреждения чаще всего обязаны выплачивать авторам определенное вознаграждение (иногда, впрочем, выплата производится из государственного бюджета, например, при реализации «public lending right», «права общественного пользования» — когда передача охраняемого произведения пользователям осуществляется в общественных и культурных интересах без согласия авторов, но с выплатой им из бюджета предусмотренной законодательством компенсации).

Далее приводится перевод Директивы на русский язык. More »

В 2011 году законодательство Евросоюза стало более требовательным к порядку сбора информации о посетителях сайтов их владельцами: последние должны не только давать посетителям возможность отказаться от предоставления сведений, но обязаны получать их согласие на такой сбор, и уведомлять о том, какие сведения собираются (например, об использовании объектов интеллектуальной собственности для последующего контроля). Новые правила коснутся и тех администраторов сайтов, кто не находится в Евросоюзе, но чей сайт предназначен в том числе для граждан ЕС. И хотя эти правила внедряются в национальные законодательства крайне медленно, тем не менее один из первых таких актов, принятый в Великобритании, вступает в силу с 26 мая 2012 года. В ожидании этого события набросаем крупными мазками картину сегодняшней ситуации со сбором информации о посетителях сайтов, и рассмотрим, к чему стоит готовится администраторам в будущем.

Существует большое количество способов получения информации о посетителях сайтов. Большинство владельцев сайтов используют для этого различные виды файлов куки, счетчики статистических сервисов и иные инструменты. Делается это в самых разнообразных целях: чтобы обеспечить эффективную и безопасную работу Интернет-магазинов, систем онлайн-банкинга, чатов и иных сайтов; чтобы анализировать данные о посетителях сайта, их месте нахождения, предпочтениях, технических устройствах; чтобы оценивать эффективность рекламных компаний, оценивая переходы по кликам; чтобы показывать посетителям рекламу, наиболее соответствующую их потребностям; чтобы пресекать доступ лиц, совершающих неправомерные действия на сайте; чтобы обеспечить безопасность совершения финансовых операций на сайте; чтобы контролировать действия пользователя с охраняемым интеллектуальным правом контентом сайта и так далее.

Чаще всего владельцы сайтов размещают на компьютере, мобильном телефоне или ином устройстве пользователя, с помощью которого он заходит на сайт, особый файл «куки» (cookie). Он позволяет идентифицировать пользователя при его последующих посещениях того же самого, а иногда и многих иных сайтов. В результате, администратор сайта становится обладателем весьма личных сведений о посетителях, и эти сведения в дальнейшем могут быть использованы недобросовестно (например, путем их передачи рекламным сервисам).

Поэтому подобные отношения чаще всего входят в сферу притяжения законодательства о персональных данных. Несмотря на значительную важность этого вопроса для всех пользователей Интернета, его правовое регулирование долгое время нельзя было назвать полноценным, при том что многие пользователи чаще всего даже не знают о существовании этой потенциальной угрозы со стороны операторов веб-сайтов.

По поручению британского Департамента по культуре, средствам массовой информации и спорту в феврале 2011 года компанией PricewaterhouseCoopers был проведен опрос пользователей Интернета, чтобы выяснить, насколько они осведомлены о сохранении их информации владельцами сайтов. И хотя среди опрошенных преобладали опытные пользователи глобальной сети, тем не менее далеко не все имели достаточные знания о действиях, совершаемых владельцами сайтов: More »

2 мая 2012 года Суд Европейского Союза вынес решение по делу C-406/10 по преюдициальному запросу Суда Англии и Уэльса относительно спора между компаниями SAS Institute Inc. и World Programming Ltd. Спор касался определения объема правовой охраны компьютерных программ и правомерности действий пользователя программы по ее воспроизведению при создании дополнительных программ. Компания World Programming Ltd, основываясь на идеях, принципах, возможностях, языке программирования и формате файлов данных аналитических программ SAS Institute Inc., создала дополнительные компьютерные программы, расширяющие возможности пользователей по работе с исходным аналитическим комплексом. Разработчик SAS Institute Inc. посчитал нарушенными свои авторские права на ПО.

И хотя рассматриваемый спор касался еще предыдущей Директивы ЕС об охране компьютерных программ 91/250/ЕЭС (на нашем сайте приведен перевод новой редакции Директивы 2009/24/EC), тем не менее сделанные Судом выводы полностью подтверждаются действующей Директивой, и будут весьма полезны как разработчикам, так и пользователям разнообразного ПО.

Как известно, международные соглашения и Директивы ЕС распространяют авторско-правовую охрану не на идеи и принципы, а на форму их выражения (form of expression). Что именно входит в понятие «форма выражения», определяется уже правоприменительной практикой. Суд Англии и Уэльса обратился к Суду Евросоюза со следующими вопросами.

1) Относятся ли к форме выражения такие элементы компьютерной программы, как ее функциональные возможности (functionality), язык программирования (programming language) и формат файлов данных (format of data files)? More »

26 апреля 2012 года по делу C-510/10 Суд Евросоюза вынес решение, касающееся нескольких достаточно важных вопросов как в сфере интеллектуального права, так и европейского права в целом:

— как соотносятся нормы европейского и национального права, имеет ли национальное право приоритет при имплементации положений Директивы ЕС?

— предоставлено ли государствам-членам ЕС полномочие расширительно толковать ограничения исключительных прав, предусмотренные Директивой?

— каким образом применять положения Директивы, если они изложены по-разному в текстах Директивы на разных языках?

Думаем, что данные Судом Европейского Союза разъяснения могут быть полезны всем, кто тем или иным образом сталкивается с европейским правом.

Разъяснения были связаны с преюдициальным запросом датского суда, столкнувшегося с противоречием датского и европейского права. В рассматриваемом национальным судом деле организация NCB, представляющая интересы правообладателей, спорила с телевизионными вещательными организациями относительно объема правомочий организаций эфирного вещания по свободному (без разрешения авторов) изготовлению временной записи охраняемых произведений в целях краткосрочного пользования. More »

Вопрос с определением подсудности по Интернет-спорам, когда правообладатель, нарушитель, серверы и пользователи могут находиться в разных странах, часто является очень сложным для разрешения. В решении по делу C-523/10 от 19 апреля 2012 года Суд Евросоюза дал рекомендации о том, как устанавливается юрисдикция национальных судебных органов по делам о нарушении прав на товарный знак посредством использования совпадающих с ним ключевых слов в рекламных сервисах нарушителями, расположенными в других государствах.

Австрийская компания Wintersteiger производит и поставляет лыжный инвентарь в различных странах Евросоюза под своим товарным знаком. Немецкая фирма Products 4U продает, также в ряде стран, различное оборудование для лыжного спорта, в том числе производимое под брендом Wintersteiger. Для продвижения в сети Интернет немецкая торговая фирма разместила свои рекламные объявления под ключевым словом Wintersteiger на сервисе Google AdWord. При этом рекламные объявления появлялись только при проведении поиска на сайте google.de, т.е. были ориентированы на жителей Германии, а не Австрии. Тем не менее австрийская компания посчитала нарушенным свое право на товарный знак, и обратилась в суд Австрии. В попытке определить, подсуден ли австрийскому суду спор о нарушении в Германии права на австрийский товарный знак, дело дошло до Высшего суда Австрии. Он, в свою очередь, обратился с преюдициальным запросом в Суд Евросюза.

Суд Евросоюза сделал следующие разъяснения. More »

Не так давно мы уже приводили в пример два перекликающихся судебных решения, вынесенных Судом Евросоюза и Высшим судом Австралии. Вот и в конце минувшей недели эти суды рассмотрели еще два дела, которые будет весьма познавательно изучить в комплексе. Оба дела касались случаев совершения неправомерных действий клиентами Интернет-провайдеров.

19 апреля Суд Евросоюза, в порядке ответа на преюдициальный запрос, дал разъяснения шведскому суду относительно иска ряда правообладателей к шведскому провайдеру ePhone, чьи клиенты, используя FTP-серверы, обменивались нелегальными копиями произведений в виде аудиокниг. Правообладатели, признавая, что провайдер не должен отвечать за действия клиентов, требовали от него предоставления данных, идентифицирующих непосредственных нарушителей (данные об их IP-адресах были собраны правообладателями ранее). И здесь суд столкнулся с одной из наиболее острых и горячо обсуждаемых коллизий в современном европейском праве интеллектуальной собственности: должно ли иметь приоритет право авторов получать подробную информацию о нарушителях для привлечения их к ответственности в сравнении с правом пользователей на неприкосновенность их частной жизни и персональных данных?

Суд Евросоюза и на этот раз занял вполне обоснованную позицию — если правообладатели не требуют от провайдера внедрять общую систему фильтрации контента или идентификации неограниченного круга пользователей, то провайдер не может отказать в предоставлении идентифицирующей отдельных нарушителей информации, ссылаясь на защиту персональных данных. Таким образом, Суд подтвердил, что правообладатели могут всецело полагаться на нормы Директивы 2004/48/ЕС о принудительном осуществлении прав на интеллектуальную собственность при защите своих законных интересов в сети Интернет. Кстати, в настоящее время Европейская Комиссия заслушивает мнения различных представителей сферы интеллектуальных прав, оценивая необходимость изменения этой Директивы для более эффективной защиты творческих объектов в Интернете. Сегодня Директива 2004/48 напрямую почти не устанавливает средств защиты в цифровой среде, поэтому судебные решения на эту тему весьма кстати. More »

Секреты производства, хотя и являются признанным эффективным средством правовой защиты экономических интересов предпринимателей, а также применяются со времен римского права (взять хотя бы средневековых мореходов, щедро населявших свои воспоминания и географические карты разнообразными морскими чудовищами, надежно охранявшими удобные пути к островам с пряностями или иными сокровищами), при всем при том до сих пор лишены единого понимания и унифицированного правового регулирования.

В отношении секретов производства применяются самые разнообразные термины: производственный/технический/коммерческий секрет, конфиденциальная/закрытая информация, коммерческая/служебная тайна, ноу-хау и некоторые другие (далее будем использовать эти термины в качестве синонимов, если особо не указано иное). Нет согласованного понимания их правовой роли и содержания. Нет даже ясности относительно того, являются ли секреты производства объектом интеллектуальной собственности. Поэтому на уровне отдельных стран реализованы те или иные, подчас существенно различающиеся, подходы. Взять к примеру российское право, которое в последние годы то расширяло регулирование рассматриваемых объектов в качестве коммерческой (служебной) тайны, то переключилось на секреты производства (ноу-хау), низведя коммерческую тайну до уровня простого режима использования информации.

Отсутствует единообразие и в международном праве. Парижская конвенция, заложившая основы регулирования промышленной собственности, не упоминает секреты производства. Первым документом, имеющим международный статус и предусмотревшим регулирование секретов производства, исследователи признают Соглашение ТРИПС (хотя оно говорит о закрытой информации (undisclosed information)). More »

Директива Европейского Союза 2004/48/ЕС о принудительном осуществлении прав на интеллектуальную собственность посвящена порядку привлечения к ответственности виновных в нарушении прав на интеллектуальную собственность, в том числе в случае совершения нарушений в сети Интернет.

Далее приводится авторский перевод Директивы на русский язык. More »

Страница 3 из 512345