18 октября 2012 г. по делу C-173/11 Суд Европейского Союза вынес решение, которое может быть применимо к спорам о неправомерном размещении в сети Интернет различных результатов интеллектуальной деятельности. Отличие данного судебного акта от рассмотренного нами ранее заключается в территориальных пределах действия оспариваемого права: если в первом случае речь шла о праве на товарные знаки, охраняемом во всех государствах-членах ЕС, то сейчас суд коснулся права особого рода (sui generis) на базы данных, действующего в границах конкретного государства-члена ЕС. Естественно, территориальные характеристики права влияют на порядок определения подсудности, когда правообладатель и правонарушитель находятся в разных странах.

В деле рассматривалась широко распространенная ситуация: нарушитель незаконно размещал в сети Интернет охраняемый контент, при этом он находился, вел бизнес и размещал серверы в Германии, тогда как владелец прав на такой контент располагался в Великобритании. Правообладатель предъявил иск к нарушителю в суде Великобритании. Нарушитель возражал, считая, что судом, полномочным рассматривать подобный спор, должен быть признан германский суд.

Общий вывод Суда сводится к следующему: владелец интеллектуального права, охраняемого не в том государстве-члене ЕС, где ведет свою деятельность или использует серверы лицо, незаконно размещающее в Интернете охраняемый контент, вправе предъявить к нарушителю исковые требования в суде своей страны, если нелегальный контент доступен пользователям в стране правообладателя и имеются доказательства, что нарушитель предназначал такой контент пользователям, находящимся в стране правообладателя.

Теперь подробнее о существе спора и аргументации Суда.

Несколько британских компаний (Football Dataco Ltd и др.) создавали базы данных, содержащих сведения о результатах матчей британской футбольной лиги (история голов, пенальти и иных моментов игр, количество желтых и красных карточек и их «владельцев» и т.д.). Эти данные были использованы немецкой компанией, размещавшей их в Интернете на своем сайте. Доступ к данным имели, в том числе, британские пользователи либо на немецком сайте напрямую, либо через получая доступ через посредников, организаторов пари. Британские компании посчитали, что было нарушено их право особого рода на базы данных, предоставленное на основе ст. 7 Директивы 96/9/EC: ответчик совершил действия, составляющие извлечение и последующее использование материалов из баз данных истцов без их разрешения. При этом доступ к данным был предоставлен пользователям, находящимся в Великобритании, которые загружали их во временную память своих компьютеров для просмотра на экране мониторов. Поскольку возник спор о подсудности, суд Великобритании обратился за разъяснениями к Суду Евросоюза.

Перед Судом были поставлены следующие вопросы: является ли «извлечением» и «последующим использованием» пересылка данных из базы данных через сеть Интернет? В каком из государств совершаются такие действия (извлечение и/или последующее использование): в A, в B или в обоих сразу?

Прежде всего, Суд напомнил, что понятие «последующее использование», согласно сложившейся судебной практике (например, в решении по делу C-203/02 The British Horseracing Board and Others [2004]), включает любое действие по доведению до всеобщего сведения всех или части материалов базы данных, если на совершение такого действия обладатель права особого рода на базу данных не дал своего согласия. Вид и форма доведения до всеобщего сведения значения не имеют. Следовательно, пересылка ответчиками материалов из базы данных истца на компьютеры пользователей должна быть признана «последующим использованием». Участие в процессе пересылки посредника (организатора пари) не влияет на правовую квалификацию процесса.

Ответ на второй вопрос был более развернутым.

Во-первых, Суд сослался на ограниченность сферы действия права на базу данных территорией того государства, где предоставлено такое право. Он подчеркнул, что Директива 96/9/EC о правовой охране баз данных не преследует цели установить единое пространство правовой охраны баз данных на всей территории ЕС. Суд Евросоюза согласился, что Директива всего лишь содержит типовые положения, которые, будучи включенными в национальное законодательство, должны действовать в пределах конкретного государства, способствуя свободному движению товаров и услуг. Соответственно, право особого рода защищает базу данных только от ее неправомерного использования на территории конкретного государства (что подтверждено решением по делу C-523/10 Wintersteiger [2012]). Поэтому суд Великобритании будет правомочен рассматривать дела о нарушении прав на базу данных, только если будет признано, что нарушение совершено в самой Великобритании, где действует право на базу данных.

Во-вторых, по мнению Суда, важно правильно определить место совершения действий по пересылке данных, т.е. место нарушения, и с точки зрения деликтной ответственности. Согласно ст. 5(3) Указания 44/2001 специальная юрисдикция суда распространяется на «территорию, где совершены или могут быть совершены вредоносные действия».

В-третьих, в соответствии со ст. 8 Указания 864/2007, к спорам из нарушений интеллектуального права, действующего не на всей территории Евросоюза, а в пределах конкретного государства-члена ЕС, применяется «законодательство государства, где предоставлена охрана» такому праву. Поэтому, независимо от страны нахождения сервера, с которого отправляются данные, необходимо установить, совершались ли действия по пересылке данных на территории Великобритании, где действует право на базу данных.

Доведение контента до всеобщего сведения – сложный процесс, состоящий из многих действий, начиная с размещения данных на сайте и заканчивая их записью в память компьютера пользователя для отображения на экране его монитора. Следовательно, такие действия могут совершаться на территории разных государств. Более того, в силу своей природы, цифровые данные с момента их размещения в Интернете становятся доступными для пользователей по всему миру, независимо от намерений лица, разместившего данные, и даже вопреки его контролю (Суд сослался на объединенные дела C-585/08 и C-144/09 Pammer and Hotel Alpenhof [2010], а также C-509/09 и C-161/10 eDate Advertising and Martinez [2011]). Одного факта размещения на сайте спорных материалов недостаточно для вывода, что администратор такого сайта нарушил законодательство страны, где действует право особого рода на базу данных (дело C-324/09 L’Oreal and Others [2011]). Таким образом, тот факт, что пользователь на территории Великобритании может загрузить данные с сервера ответчика на свой компьютер для отображения их на экране, не свидетельствует о совершении ответчиком действий по «последующему использованию» материалов истца на территории Великобритании. Вывод о «последующем использовании» материалов ответчиком в Великобритании может быть сделан при наличии доказательств, что он намеревался, в частности, пересылать материалы пользователям в этой стране.

Ответчик разместил на своем сайте, в том числе, информацию о матчах английской футбольной лиги. Исходя из этого, можно сделать вывод, что он рассчитывал на привлечение внимания британских пользователей к своему сайту. Доказательством того, что ответчик стремился довести материалы до сведения пользователей из Великобритании, является и заключенные им с компаниями, организующими пари, договоры о предоставлении доступа к серверу ответчика британским клиентам таких компаний. Естественно, при условии, если будет установлена осведомленность ответчика о географическом характере деятельности компаний, организующих пари. Можно также выяснить, влияет ли факт ведения компаниями деятельности в Великобритании на размер вознаграждения за доступ к сайту ответчика, а также насколько часто сайты таких компаний посещаются британскими пользователями. О намерениях ответчика относительно целевой аудитории многое говорит размещение на его сайте информации на языке, отличающемся от обычного языка в месте ведения бизнеса ответчиком.

При наличии подобных доказательств суд может счесть, что действия по пересылке данных на компьютеры пользователей, по их запросу, в целях хранения и отображения на экране квалифицируются как «последующее использование» материалов охраняемой базы данных и имеют место на территории того государства, где располагаются такие пользователи.

Местом последующего использования, по мнению Суда, нельзя считать страну, в которой располагается сервер с размещенными материалами, поскольку это резко снизит эффективность защиты интеллектуальных прав и позволит нарушителям легко избегать ответственности.

Суд подвел итог следующим образом: «Статья 7 Директивы 96/9/EC Европейского Парламента и Совета от 11 марта 1996 г. о правовой охране баз данных подлежит толкованию таким образом, что отправка одним лицом с вэб-сервера, расположенного в государстве-члене A, данных, извлеченных таким лицом из базы данных, охраняемой правом sui generis на основе Директивы, на компьютер иного лица, находящегося в государстве-члене B, по его запросу, в целях хранения в памяти такого компьютера и отображения на его экране, представляет собой действия по «последующему использованию» данных пересылающим лицом. Такие действия имеют место, по крайней мере, в государстве-члене B, при наличии доказательств, свидетельствующих о том, что данные, пересылаемые лицом, предназначены для аудитории в государстве-члене B, если национальный суд признает доказательства достаточными».

Share:
  • PrintPrint
  • email hidden; JavaScript is required
  • PDFPDF
  • FacebookFacebook
  • TwitterTwitter
  • Google BookmarksGoogle Bookmarks
  • Add to favoritesAdd to favorites
  • RSSRSS
Количество просмотров: 806

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *