Вопрос с определением подсудности по Интернет-спорам, когда правообладатель, нарушитель, серверы и пользователи могут находиться в разных странах, часто является очень сложным для разрешения. В решении по делу C-523/10 от 19 апреля 2012 года Суд Евросоюза дал рекомендации о том, как устанавливается юрисдикция национальных судебных органов по делам о нарушении прав на товарный знак посредством использования совпадающих с ним ключевых слов в рекламных сервисах нарушителями, расположенными в других государствах.

Австрийская компания Wintersteiger производит и поставляет лыжный инвентарь в различных странах Евросоюза под своим товарным знаком. Немецкая фирма Products 4U продает, также в ряде стран, различное оборудование для лыжного спорта, в том числе производимое под брендом Wintersteiger. Для продвижения в сети Интернет немецкая торговая фирма разместила свои рекламные объявления под ключевым словом Wintersteiger на сервисе Google AdWord. При этом рекламные объявления появлялись только при проведении поиска на сайте google.de, т.е. были ориентированы на жителей Германии, а не Австрии. Тем не менее австрийская компания посчитала нарушенным свое право на товарный знак, и обратилась в суд Австрии. В попытке определить, подсуден ли австрийскому суду спор о нарушении в Германии права на австрийский товарный знак, дело дошло до Высшего суда Австрии. Он, в свою очередь, обратился с преюдициальным запросом в Суд Евросюза.

Суд Евросоюза сделал следующие разъяснения.

Хотя статья 2(1) Регламента Совета ЕС №44/2001 от 22 декабря 2000 года «О юрисдикции, признании и исполнении судебных решений по гражданским и коммерческим спорам» признает в качестве общего правила определение подсудности по постоянному месту нахождения нарушителя, в статье 5(3) установлены особые исключения из этого правила: «В отношении лица, имеющего постоянное место нахождения в государстве-члене ЕС, иск может быть предъявлен в другом государстве-члене ЕС … (3) по спорам из правонарушений, деликтов и квазиделиктов в судах по месту, где вредоносное событие произошло или может произойти».

Соответственно, истец вправе предъявить иск как по месту возникновения вреда, так и по месту совершения действий, причинивших вред (как разъяснено в соединенных делах C-509/09 и C-161/10 eDate Advertising and Others [2011] ECR I-0000).

1) Место возникновения вреда — то, где вред возник вследствие действий, признаваемых правонарушением, деликтом или квазиделиктом.

В отношении нарушения личных прав (personality rights), выразившегося в незаконном размещении контента в сети Интернет, таким местом может быть признано государство-член ЕС, в котором находится центр интересов истца. Критерий центра интересов позволяет и истцу, и ответчику заранее предвидеть, в суде какого государства возможно рассмотрение иска. Но если личные права охраняются во всех государствах-членах ЕС, то охрана национального товарного знака (national mark) производится в стране регистрации. Поэтому данный принцип не применим к определению подсудности по спорам из нарушений прав на интеллектуальную собственность.

Тем не менее суд страны регистрации знака вправе рассмотреть вопрос о том, нарушают ли права истца действия ответчика в виде использования его знака в рекламном объявлении (в том числе в ключевых словах рекламного сервиса) на сайте, относящемся к доменной зоне другого государства. Именно суду страны регистрации знака легче всего определить весь размер ущерба, предположительно причиненного истцу, а также рассмотреть ходатайство о прекращении нарушения права. Это соответствует как цели предсказуемости места проведения процесса, так и цели всестороннего исследования обстоятельств дела.

2) Место совершения действий, причинивших вред.

Национальная охрана прав на товарный знак не препятствует международной юрисдикции иных судов. Так, суд страны, где имело место совершение действий, причинивших вред, обладает большими возможностями по сбору доказательств, поэтому он должен иметь правомочие на рассмотрение дела и по существу.

Если действия, способные причинить вред, связаны, как в рассматриваемом споре, с использованием ключевых слов для показа рекламных объявлений, то к таким нарушающим действиям относится не показ рекламных объявлений сам по себе, а действия по проведению технической настройки рекламного сервиса рекламодатель (в виде выбора условий показа рекламных объявлений при наборе пользователями определенных ключевых слов). Поэтому для целей предсказуемости страны проведения процесса местом совершения действий, причинивших вред, будет признаваться государство, где зарегистрирован нарушитель, а не государство, где находятся серверы рекламного сервиса, показывающего рекламные объявления. Кроме того, как Суд установил в делах C-236/08 – C-238/08 Google France and Google [2010], ответственность за недобросовестное использование чужих обозначений в ключевых словах несет не владелец рекламного сервиса, а рекламодатель.

Следовательно, в случае нарушения прав владельца национального товарного знака действиями, выразившимися в использовании ключевых слов, совпадающих с товарным знаком, владелец товарного знака вправе предъявить иск к нарушителю, по своему выбору, как в стране регистрации знака, так и в стране, где учреждена компания-нарушитель.

Представляется, что сделанные Судом Евросоюза выводы о порядке определения подсудности, исходя из критериев предсказуемости места проведения процесса, легкости сбора доказательств и всестороннего рассмотрения дела, могут быть применимы и в иных Интернет-спорах о защите прав на средства индивидуализации. Права на результаты интеллектуальной деятельности, как правило, охраняются не только на территории места нахождения их владельца, но и в остальных странах Евросоюза, что облегчает установление подсудности по выбору заявителя.

Share:
  • PrintPrint
  • email hidden; JavaScript is required
  • PDFPDF
  • FacebookFacebook
  • TwitterTwitter
  • Google BookmarksGoogle Bookmarks
  • Add to favoritesAdd to favorites
  • RSSRSS
Количество просмотров: 521

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *