Вопрос с определением подсудности по Интернет-спорам, когда правообладатель, нарушитель, серверы и пользователи могут находиться в разных странах, часто является очень сложным для разрешения. В решении по делу C-523/10 от 19 апреля 2012 года Суд Евросоюза дал рекомендации о том, как устанавливается юрисдикция национальных судебных органов по делам о нарушении прав на товарный знак посредством использования совпадающих с ним ключевых слов в рекламных сервисах нарушителями, расположенными в других государствах.

Австрийская компания Wintersteiger производит и поставляет лыжный инвентарь в различных странах Евросоюза под своим товарным знаком. Немецкая фирма Products 4U продает, также в ряде стран, различное оборудование для лыжного спорта, в том числе производимое под брендом Wintersteiger. Для продвижения в сети Интернет немецкая торговая фирма разместила свои рекламные объявления под ключевым словом Wintersteiger на сервисе Google AdWord. При этом рекламные объявления появлялись только при проведении поиска на сайте google.de, т.е. были ориентированы на жителей Германии, а не Австрии. Тем не менее австрийская компания посчитала нарушенным свое право на товарный знак, и обратилась в суд Австрии. В попытке определить, подсуден ли австрийскому суду спор о нарушении в Германии права на австрийский товарный знак, дело дошло до Высшего суда Австрии. Он, в свою очередь, обратился с преюдициальным запросом в Суд Евросюза.

Суд Евросоюза сделал следующие разъяснения. More »

Не так давно мы уже приводили в пример два перекликающихся судебных решения, вынесенных Судом Евросоюза и Высшим судом Австралии. Вот и в конце минувшей недели эти суды рассмотрели еще два дела, которые будет весьма познавательно изучить в комплексе. Оба дела касались случаев совершения неправомерных действий клиентами Интернет-провайдеров.

19 апреля Суд Евросоюза, в порядке ответа на преюдициальный запрос, дал разъяснения шведскому суду относительно иска ряда правообладателей к шведскому провайдеру ePhone, чьи клиенты, используя FTP-серверы, обменивались нелегальными копиями произведений в виде аудиокниг. Правообладатели, признавая, что провайдер не должен отвечать за действия клиентов, требовали от него предоставления данных, идентифицирующих непосредственных нарушителей (данные об их IP-адресах были собраны правообладателями ранее). И здесь суд столкнулся с одной из наиболее острых и горячо обсуждаемых коллизий в современном европейском праве интеллектуальной собственности: должно ли иметь приоритет право авторов получать подробную информацию о нарушителях для привлечения их к ответственности в сравнении с правом пользователей на неприкосновенность их частной жизни и персональных данных?

Суд Евросоюза и на этот раз занял вполне обоснованную позицию — если правообладатели не требуют от провайдера внедрять общую систему фильтрации контента или идентификации неограниченного круга пользователей, то провайдер не может отказать в предоставлении идентифицирующей отдельных нарушителей информации, ссылаясь на защиту персональных данных. Таким образом, Суд подтвердил, что правообладатели могут всецело полагаться на нормы Директивы 2004/48/ЕС о принудительном осуществлении прав на интеллектуальную собственность при защите своих законных интересов в сети Интернет. Кстати, в настоящее время Европейская Комиссия заслушивает мнения различных представителей сферы интеллектуальных прав, оценивая необходимость изменения этой Директивы для более эффективной защиты творческих объектов в Интернете. Сегодня Директива 2004/48 напрямую почти не устанавливает средств защиты в цифровой среде, поэтому судебные решения на эту тему весьма кстати. More »

Секреты производства, хотя и являются признанным эффективным средством правовой защиты экономических интересов предпринимателей, а также применяются со времен римского права (взять хотя бы средневековых мореходов, щедро населявших свои воспоминания и географические карты разнообразными морскими чудовищами, надежно охранявшими удобные пути к островам с пряностями или иными сокровищами), при всем при том до сих пор лишены единого понимания и унифицированного правового регулирования.

В отношении секретов производства применяются самые разнообразные термины: производственный/технический/коммерческий секрет, конфиденциальная/закрытая информация, коммерческая/служебная тайна, ноу-хау и некоторые другие (далее будем использовать эти термины в качестве синонимов, если особо не указано иное). Нет согласованного понимания их правовой роли и содержания. Нет даже ясности относительно того, являются ли секреты производства объектом интеллектуальной собственности. Поэтому на уровне отдельных стран реализованы те или иные, подчас существенно различающиеся, подходы. Взять к примеру российское право, которое в последние годы то расширяло регулирование рассматриваемых объектов в качестве коммерческой (служебной) тайны, то переключилось на секреты производства (ноу-хау), низведя коммерческую тайну до уровня простого режима использования информации.

Отсутствует единообразие и в международном праве. Парижская конвенция, заложившая основы регулирования промышленной собственности, не упоминает секреты производства. Первым документом, имеющим международный статус и предусмотревшим регулирование секретов производства, исследователи признают Соглашение ТРИПС (хотя оно говорит о закрытой информации (undisclosed information)). More »

Директива Европейского Союза 2004/48/ЕС о принудительном осуществлении прав на интеллектуальную собственность посвящена порядку привлечения к ответственности виновных в нарушении прав на интеллектуальную собственность, в том числе в случае совершения нарушений в сети Интернет.

Далее приводится авторский перевод Директивы на русский язык. More »

Сразу два решения, связанных с использованием произведений/фонограмм без согласия владельцев прав и без вознаграждения, принял Суд Евросоюза 15 марта 2012 года. Они гармонично дополняют друг друга, отражая основные принципы сложившейся судебной практики.

В первом деле C-135/10 рассматривалась правомерность действий итальянского дантиста, включавшего радио в своем кабинете во время приема пациентов без выплаты вознаграждения агентству по коллективному управлению правами. Во втором деле C-162/10 оценивалась практика, принятая руководством отелей и гостиниц Ирландии, по размещению в номерах отелей телевизоров и радиоприемников также без уплаты роялти.

Суд Евросоюза признал действия дантиста полностью правомерными, тогда как практику отелей посчитал противоречащей законодательству ЕС. В первом случае действия врача не составили предоставления фонограмм публике, тогда как во втором случае владельцы отелей предоставляли публике фонограммы и передачи.

Развернутые комментарии суда смотрите далее. More »

27 сентября 2001 года была принята Директива 2001/84/ЕС «О праве следования в пользу авторов оригинальных произведений искусства» (Resale Rights Directive). Она вступила в силу в отношении большинства произведений с 1 января 2006 года, и в отношении уже всех относимых произведений (в некоторых странах право следования не распространялось на произведения умерших авторов) — с 1 января 2012 года.

Директива наделяет авторов графических и скульптурных произведений правом получать вознаграждение в случае перепродажи их работ на рынке произведений искусства. В большинстве государств-членов ЕС право следования, или право перепродажи (resale right) существовало уже достаточно давно (поскольку было предусмотрено еще Бернской конвенцией), тогда как в некоторых (Австрия, Нидерланды, Италия) было введено только после принятия Директивы.

Чтобы проанализировать ход реализации Директивы и оказываемое ею воздействие, Европейская Комиссия подготовила соответствующий отчет. В нем представлена общая картина рынка произведений искусства Европейского союза в сравнении с крупнейшими рынками иных стран, а также перечислены основные положительные и отрицательные моменты, вызванные принятием Директивы.

Для начала напомню основные положения самой Директивы. More »

1 марта Суд Евросоюза принял решение по запросу Апелляционного суда Великобритании о разъяснении некоторых моментов оформления прав на базы данных.

Британские суды двух инстанций разошлись во мнениях относительно того, какие права возникают на расписание футбольных матчей.

Директива 96/9/ЕС Европейского Парламента и Совета от 11 марта 1996 года «О правовой охране баз данных» выделяет два типа прав, предоставляемых создателям баз данных: авторское право и право особого рода (sui generis right). В России в 2008 году была принята схожая система, включающая авторское и смежное право на такие объекты.

В рассматриваемом случае истцы разрабатывали базы данных в виде расписания матчей футбольных лиг, что требовало значительных усилий по согласованию дат и мест поединков разных команд в соответствии с определенными условиями. С этой задачей не всегда справлялась специализированная компьютерная программа, так что работникам истцов приходилось самостоятельно продумывать все детали таблицы матчей предстоящего сезона, учитывая пожелания всех клубов и требования футбольных комитетов.

Суд первой инстанции посчитал, что в данной ситуации существовало и было нарушено sui generis право истца, поскольку подготовка таблиц требовала существенных качественных и количественных усилий. More »

В конце 2010 — начале 2011 года группа видных британских экспертов под руководством профессора И.Харгривса (Ian Hargreaves), по поручению премьер-министра Дэвида Кэмерона, провела изучение текущего состояния законодательства Великобритании об интеллектуальной собственности. Премьер-министр подчеркнул важность данного исследования, выразив опасение, что недостатки правовой системы могут препятствовать инновациям и развитию экономики. В мае 2011 года был подготовлен подробный отчет «Цифровые перспективы: Независимый обзор интеллектуальной собственности и развития». Дополнительные материалы, собранные в ходе исследования, можно посмотреть здесь.

На основной вопрос, поставленный перед учеными, был дан утвердительный ответ — да, действительно, действующее британское законодательство негативно влияет на экономический рост и сдерживает инновации. Заключение содержит детальный обзор основных проблем в различных сферах интеллектуальной собственности и 10 рекомендаций по их разрешению. Особенно много внимания уделено влиянию Интернета и цифровых технологий на оборот творческих результатов. Я бы даже сказал, что эксперты целенаправленно развенчивают некоторые укоренившиеся в обществе мифы: о последствиях пиратства, способах борьбы с ними и так далее.

Данный отчет был признан одним из самых авторитетных в своей области. С тех пор на него часто ссылаются эксперты и правоприменители не только в Великобритании, но и во многих других странах Евросоюза. Представляется, что краткое рассмотрение его основных позиций будет для многих очень полезным. More »

9 февраля 2012 года Суд Европейского Союза принял решение по делу C-277/10. Оно интересно по двум соображениям:

Во-первых, в нем решается вопрос о том, насколько режиссер-постановщик может быть ограничен в своих исключительных правах на аудиовизуальное произведение в пользу продюсера фильма.

Во-вторых, рассмотрен очень любопытный казус — может ли право Европейского Союза противоречить международному соглашению по интеллектуальному праву (Бернской конвенции), и что из них в таком случае будет иметь большую юридическую силу?

Первый из указанных выше вопросов – о распределении прав режиссера-постановщика и продюсера фильма — неоднозначно решается и в российском праве. Законодательство, исходя из необходимости защитить интересы продюсера, инвестирующего серьезные средства в создание фильма, закрепляет следующие правила. More »

Благодаря бельгийской компании SABAM скоро со всех видов интернет-посредников будет снята ответственность за действия их пользователей. И в очередной раз это происходит вопреки ее желаниям. Суд Евросоюза 16 февраля снова признал требования этой ассоциации правообладателей неразумными и необоснованными. Различия в двух моментах. Если раньше спор шел с интернет-провайдером (Scarlet), то сейчас с оператором социальной сети (Netlog NV). И если раньше Суд Евросоюза рассматривал жалобу на окончательное решение бельгийского суда, то теперь бельгийский суд, оказавшись более прозорливым, до принятия своего решения запросил у высшего суда предварительное постановление, в котором давалось бы толкование применимого к рассматриваемому делу законодательства. Постановление подтвердило его опасения — Суд занял сторону интернет-посредника. А мы получили очередной любопытный судебный прецедент в сфере интернет-права.

Итак, немного подробнее о требованиях SABAM и выводах Суда. More »

Страница 4 из 6« Первая...23456