Концепция «FRAND», широко применяемая в патентном праве Евросоюза и США, мало известна в России. Тем не менее, представляется, что знания о ней необходимы многим специалистам по интеллектуальной собственности и интернет-праву. Во-первых, потому, что по своей первоначальной роли соблюдение условий FRAND является обязательным во многих ситуациях национальной и международной стандартизации.

Во-вторых, эта концепция, налагающая на правообладателей дополнительные обязанности, ограничивающие их монополию на объекты патентного права, может служить ярким примером того, что разумные изменения в праве интеллектуальной собственности возможны. Существуют такие варианты взаимодействия правообладателей и пользователей, при которых пользователи, и общество в целом, получают серьезную выгоду от результатов творческой деятельности, не отменяя при этом прав их создателей, но достигая справедливого баланса взаимных интересов.

И хотя данная концепция на практике пока реализуется со значительными трудностями, я постараюсь показать, что эта относительно новая модель взаимоотношений может быть весьма перспективной в будущем.

Ранее я уже писал об одном существенном условии, которое должно сопровождать трансформацию интеллектуального права, — соблюдение основополагающих прав человека. При этом если одни из них служат ограничительными рамками для таких изменений — не нарушение прав на неприкосновенность частной жизни, на свободу слова, свободу распространения информации; то другие — путеводными маяками —право на доступ к культурным ценностям, на образование и развитие, на получение информации. Концепция FRAND вводит в игру второе важное условие — издавна предоставляемая правообладателям монополия на результаты интеллектуальной деятельности (не всегда, к сожалению, применяемая во благо авторов и общества) не должна вести к ограничению конкуренции и препятствовать расширению производства товаров и услуг. Чем же помогает эта концепция?

Термин «FRAND» образован от «fair, reasonable and non-discriminatory», т.е. «справедливый, разумный и недискриминационный». И используется он в следующих случаях. More »

Полный перевод на русский язык этого соглашения опубликован в блоге далее. А здесь приведен его общий обзор.

Анти-Контрафактное Торговое Соглашение (Anti-Counterfeiting Trade Agreement, ACTA, АКТА), пожалуй, первое после Соглашения ТРИПС 1994 года наиболее крупное международное соглашение по вопросам охраны интеллектуальной собственности и интернет-праву.

Оно не вызывало столько споров, как одиозные американские законопроекты SOPA и PIPA, обзор которых был приведен в данном блоге чуть раньше и принятие которых из-за яростного сопротивления крупнейших интернет-компаний и частных лиц, по всей видимости, отложено на неопределенный срок. Но при этом как ни одно другое соглашение окутано огромным количеством домыслов и подозрений.

Начать с того, что все переговоры по нему с октября 2007 года по октябрь 2011 года велись в режиме строгой секретности на закрытых встречах участников. Текст промежуточных проектов никогда не появлялся в открытом доступе и не публиковался. Во время рассмотрения и утверждения итогового текста проекта уполномоченными органами стран-участниц с них бралось обязательство о неразглашении полученной информации. Словом, неудивительно, что отдельные обозреватели даже предполагали, что некоторые положения этого соглашения могут оказаться более жесткими, чем пресловутый SOPA.

Нераскрытый текст проекта порождал самые разные предположения. Сама атмосфера окутавшей его секретности вызывала неоднозначную реакцию не только среди пользователей Интернета, но и среди тех, кто его рассматривал и утверждал. Так, Парламент Нидерландов заявил, что отказывается рассматривать проект соглашения, пока этот процесс не будет сделан более прозрачным для всех граждан, а также жестко раскритиковал Комитет по правовым вопросам Европейского Парламента, поддержавшего рассмотрение проекта на таких закрытых условиях и отклонившего запросы дать по нему развернутые комментарии.

И, естественно, несколько ставших доступными промежуточных проектов соглашения и документов, касающихся переговоров по ним, появились, прежде всего, на сайте Wikileaks. More »

Обновление: перевод окончательно утвержденной 25.10.2012 г. Директивы 2012/28/EU смотрите здесь.

Процесс оцифровки различных видов произведений, чрезвычайно актуальный в информационную эпоху, хотя бы с точки зрения культурной и образовательной, сталкивается с очень серьезными сложностями на практике. Вспомнить хотя бы историю с судебным преследованием компании Google, вознамерившейся создать огромную онлайновую базу изданных книг.

Но, понимая важность и неизбежность этого процесса, в некоторых государствах предпринимаются попытки найти взвешенный баланс интересов авторов и общества в сфере цифрового распространения произведений.

В качестве такого очень серьезного шага можно назвать проект Директивы Евросоюза, посвященной разрешенному использованию так называемых «произведений-сирот» (orphan works), т.е. тех, чьи правообладатели неизвестны или не найдены. Далее приводится перевод этого проекта на русский язык.

Использованный в нем подход может быть крайне интересен и полезен и для нашей страны. Поскольку пока эти вопросы вообще не рассматриваются.

Предложения, подготовленные Европейской Комиссией 24.05.2011 года, содержат проект Директивы Европейского Парламента и Совета О некоторых случаях разрешенного использования произведений-сирот. More »

Музыкальная корпорация EMI Records Ireland подала в суд (High Court of Ireland) на Правительство Ирландии, обвиняя последнее в недостаточности усилий по борьбе с компьютерным пиратством.

И в то время как некоторые, например, Дэвид Боуи, предсказывают скорое отмирание смежных прав вообще, правообладатели предпринимают все более активные усилия, чтобы если не предотвратить ослабление правовой охраны, то, по крайней мере, отсрочить эти события.

На чем же они настаивают? Какой видят активную роль государства в изменяющихся условиях? More »

  Перед Судом Евросоюза был поставлен следующий неоднозначный вопрос: можно ли признать контрафактным и изъять товар, если он явно создан с нарушением интеллектуальных прав, охраняемых в ЕС, но лишь временно ввезен на таможенную территорию Евросоюза.

Безусловно, вопрос очень непростой, и для правообладателей весьма важный. Могут ли производители, особенно европейские, обнаружив пиратскую продукцию в сфере   досягаемости, попытаться защитить свои права, пока товар находится под юрисдикцией таможенных властей Евросоюза, или они должны дожидаться, пока товар прибудет в страну, где находится конечный приобретатель такой продукции? И как быть в случае, если в стране назначения товара нормы об интеллектуальной собственности отсутствуют или допускают подобные имитацию и копирование? Такие ситуации возникали неоднократно и решались они противоречиво. Суд в своем постановлении упоминает два дела (C-446/09 и C-495/09), на основании которых он и принимал комплексное решение.

В 2002 году бельгийские таможенные органы задержали и арестовали партию электрических бритв из Китая, имитирующих продукцию фирмы Philips. В 2008 году британские таможенники обнаружили груз мобильных телефонов с незаконно нанесенными товарными знаками Nokia и принадлежностей к ним, поставляемых из Китая в Колумбию, но отказали в аресте груза, посчитав, что раз товар не предназначен для поставки в ЕС, то законы ЕС на него не распространяются.

 Суд Евросоюза пришел к следующим выводам. More »

 27 сентября 2011 года Директивой 2011/77/EU были внесены изменения в Директиву 2006/116/EC от 12 декабря 2006 года «О сроках охраны авторских и смежных прав» (Directive 2006/116/EC of the European Parliament and of the Council of 12 December 2006 on the term of protection of copyright and certain related rights). Они касаются, в основном, продления сроков охраны исключительных прав исполнителей в музыкальном секторе.

Учитывая широкую распространенность цифрового музыкального контента, эти правила необходимо принимать во внимание при заключении договоров в отношении европейских музыкальных произведений в сети Интернет.

 В преамбуле Директивы сделаны следующие предварительные замечания:

1. Учитывая, что большинство исполнителей начинают свой творческий путь в очень молодом возрасте, действующего срока охраны исполнения и фонограмм в 50 лет (в отношении исполнения — с момента исполнения, или с момента, когда запись исполнения правомерно публикуется или правомерно сообщается для всеобщего сведения, если такое опубликование или сообщение происходит в пределах 50 лет после записи; в отношении фонограммы — с момента ее записи, или с момента законного опубликования или сообщения публике, если они также имели место в течение 50 лет после записи) явно недостаточно для получения ими выгод от использования прав в течение всей жизни. Это приводит к серьезному падению доходов исполнителей в последние годы их жизни.

Поэтому срок охраны прав на запись исполнения и на фонограмму должен быть продлен до 70 лет после соответствующего события. More »

Компания Amazon, крупнейший мировой продавец книг в сети Интернет, сообщала, что в июле 2010 года ее продажи электронных версий книг впервые превысили по объему продажи книг в твердой обложке, в январе 2011 года они уже обогнали продажи книг в мягком переплете, а в мае этого года электронных книг было продано больше, чем книг в твердой и мягкой обложке вместе взятых.

Эти данные в очередной раз подчеркивают стремительность и неизбежность приближения времени, когда большая часть объектов интеллектуальной собственности станет предметом сделок, совершаемых через Интернет.

Вопросы правового регулирования, и особенно налогообложения, таких сделок становятся принципиально важными, с точки зрения обеих сторон договора. Экономическая доступность электронных произведений для покупателей, а также рентабельность операций по реализации цифрового контента для продавцов — основа успешного роста такого рода сделок.

При этом законодательство многих стран заметно не успевает за развитием электронной торговли или устанавливает для нее менее выгодные условия по сравнению с оффлайновой торговлей интеллектуальными продуктами.

Планируются ли какие-то изменения в данном вопросе в ближайшее время? Споры на эту тему недавно разгорелись в Евросоюзе. More »

В продолжение темы о планах Евросоюза по модернизации законодательных актов, затрагивающих различные сферы права интеллектуальной собственности, рассмотрим любопытный документ Европейского Комитета, посвященный регулированию музыкального сектора.

Основная тема данного документа — устранение перекоса, возникшего вследствие того, что законодательные положения достаточно строго (хотя и не всегда эффективно) охраняют права авторов и исполнителей в ущерб интересам пользователей цифрового музыкального контента, что особенно ярко проявляется в деятельности организаций по коллективному управлению правами.

Эти проблемы, порожденные особенностями существования музыкальных произведений в цифровой форме в глобальной информационной системе, весьма актуальны и для нашей страны.

Мнение Европейского Экономического и Социального Комитета «Право интеллектуальной собственности в музыкальном секторе» от 14 июля 2011 года, опубликовано 29 октября 2011 года (2011/C 318/05).

Мнение посвящено пяти основным темам:

— определение прав и обязанностей правообладателей и организаций по управлению правами в музыкальной сфере, а также обязательств, возникающих при продаже или приобретении авторских и смежных прав;

— вознаграждение, в особенности вознаграждение со стороны третьих лиц (потребителей) за пользование авторскими и смежными правами;

— способы определения вознаграждения, а также значение публичного исполнения и как оно определяется;

— санкции, которые должны быть установлены за нелегальное использование прав;

— структура и функционирование коллективных агентств и обществ, представляющих правообладателей в конкретных государствах-членах ЕС. More »

Изменения, связанные с регулированием персональных данных (информации о личной жизни человека), происходят сейчас во многих государствах.

Причин этому достаточно много: глобализация бизнеса (циркуляция персональных данных между многими странами), активное использование цифровых, в том числе, мобильных, технологий (хранение личных сведений в «облаках», устройства геолокации), рост сетевого пиратства и борьбы с ним (сбор доказательств в отношении правонарушителей), быстрое расширение социальных сетей и иных медиа, увеличивающееся стремление государств контролировать сетевые, массовые коммуникации, заинтересованность бизнеса в индивидуализации интернет-рекламы, повышении ее эффективности, и так далее.

Много существует подходов, которых придерживаются государства, устанавливающие правила игры в сфере персональных данных: от максимальной защиты неприкосновенности таких данных до почти полного отрицания права на анонимность в сетевых коммуникациях.

Помимо этого, все более наглядной становится взаимосвязь персональных данных и интеллектуальной собственности в Интернете. Раскрытие персональных данных в интересах правообладателей зачастую становится самым распространенным и самым надежным инструментом защиты интеллектуальных прав. Такое раскрытие требуется при сборе сведений о тех лицах, которые скачивают или распространяют контрафактные произведения, и при установлении глобальных систем контроля и фильтрации трафика, и при введении запретов на доступ к определенным сайтам пользователям из определенных стран, и при внедрении различных прав доступа к контенту в отношении различных групп пользователей, и в ряде иных случаев. More »

С 23 апреля 2009 года в Европейском союзе действует Директива 2009/24/ЕС о правовой охране компьютерных программ, заменившая одноименную Директиву 91/250/ЕЭС от 14 мая 1993 года.

Английский текст Directive 2009/24/EC of the European Parliament and of the Council of 23 April 2009 on the legal protection of computer programs.

Далее приведен перевод этой Директивы на русский язык. More »

Страница 5 из 6« Первая...23456