18 октября 2012 г. по делу C-173/11 Суд Европейского Союза вынес решение, которое может быть применимо к спорам о неправомерном размещении в сети Интернет различных результатов интеллектуальной деятельности. Отличие данного судебного акта от рассмотренного нами ранее заключается в территориальных пределах действия оспариваемого права: если в первом случае речь шла о праве на товарные знаки, охраняемом во всех государствах-членах ЕС, то сейчас суд коснулся права особого рода (sui generis) на базы данных, действующего в границах конкретного государства-члена ЕС. Естественно, территориальные характеристики права влияют на порядок определения подсудности, когда правообладатель и правонарушитель находятся в разных странах.

В деле рассматривалась широко распространенная ситуация: нарушитель незаконно размещал в сети Интернет охраняемый контент, при этом он находился, вел бизнес и размещал серверы в Германии, тогда как владелец прав на такой контент располагался в Великобритании. Правообладатель предъявил иск к нарушителю в суде Великобритании. Нарушитель возражал, считая, что судом, полномочным рассматривать подобный спор, должен быть признан германский суд.

Общий вывод Суда сводится к следующему: владелец интеллектуального права, охраняемого не в том государстве-члене ЕС, где ведет свою деятельность или использует серверы лицо, незаконно размещающее в Интернете охраняемый контент, вправе предъявить к нарушителю исковые требования в суде своей страны, если нелегальный контент доступен пользователям в стране правообладателя и имеются доказательства, что нарушитель предназначал такой контент пользователям, находящимся в стране правообладателя.

Теперь подробнее о существе спора и аргументации Суда. More »

5 июля 2012 года Суд Евросоюза вынес решение, уточняющее порядок информирования потребителей по дистанционным договорам (например, при Интернет-торговле). Широко известно, что продавцы товаров, работ или услуг во всех случаях несут обязанность по предоставлению потребителям определенных сведений, необходимых для защиты интересов последних. Особенно это актуально при дистанционной торговле, когда потребитель при заключении договора не видит ни сам товар, ни продавца. Посмотрим, какие обязательства поставщиков на этот счет содержат европейское и российское законодательство.

В Евросоюзе перечень необходимой информации закреплен в статьях 4 и 5 Директивы 97/7/EC от 20 мая 1997 года о правовой охране потребителей в отношении дистанционных контрактов. В него включены следующие сведения, предоставляемые предварительно до заключения контракта:

(a) сведения, идентифицирующие поставщика, а при заключении договоров с условием о предоплате — также его адрес;

(b) основные характеристики товаров или услуг;

(c) стоимость товаров и услуг, включая все налоги;

(d) стоимость доставки, если необходимо;

(e) варианты оплаты, доставки или исполнения;

(f) о существовании права отказаться от контракта;

(g) стоимость использования средств дистанционной коммуникации, если она рассчитывается не по базовому тарифу;

(h) срок действия предложения или цены;

(i) если необходимо, минимальный срок контракта, когда товар или услуги поставляются регулярно или периодически.

После заключения контракта, но не позднее момента передачи товара, потребителю должно быть заранее передано подтверждение информации, указанной в п. (a) — (f). В любом случае должны быть предоставлены сведения об условиях и порядке отказа от контракта; о географическом адресе места ведения бизнеса поставщика, по которому возможно предъявление претензий; о существующем послепродажном и гарантийном обслуживании; об условиях расторжения контракта, когда он является бессрочным или заключен на срок более года. Сделать это поставщик обязан в письменной форме или на иных носителях длительного пользования (durable medium), например, в форме электронного письма. Поставщик не обязан направлять подтверждение, только если имеет место разовый контракт на оказание услуг, исполняемый с применением средств дистанционной коммуникации, и если счет также выставлялся дистанционно, а также если подобное подтверждение уже было получено покупателем ранее. More »

3 июля 2012 года по делу C-128/11 Суд Европейского Союза вынес решение, которое, безусловно, станет важным прецедентом в интеллектуальном праве. В нем он признал допустимым перепродажу лицензий на компьютерные программы и экземпляров программ их первоначальным приобретателем, расширив тем самым действие принципа исчерпания прав на распространение. Сегодня приобретатель программ достаточно часто ограничен положениями лицензионного соглашения, запрещающего передачу лицензии иным лицам без согласия правообладателя. Это экономически выгодно правообладателю, который может получить вознаграждение с каждого желающего воспользоваться его программой, и невыгодно приобретателям программ, оплатившим бессрочное пользование продуктом, но утратившим к нему интерес. Странная черта цифрового товара, которым его покупатель сегодня зачастую не вправе распоряжаться по своему усмотрению, присуща не только компьютерным программам, но и иному цифровому контенту. Почему, например, покупатель цифровой книги или музыкальной записи не может продать ее другому лицу, тогда как в отношении произведения на материальном носителе он таких ограничений не встречает? Многие были бы заинтересованы во всемерном распространении принципа исчерпания прав на весь цифровой контент, дабы позволить его свободный оборот. Это больше удовлетворяло бы интересы всех представителей общества и поддерживало свободную конкуренцию. Суд Евросоюза в своем решении сделал важный шаг в этом направлении. Он признал правомерным отчуждение экземпляра программы первоначальным приобретателем иным лицам независимо от условий лицензионного соглашения. При этом новый приобретатель вправе свободно использовать программу по ее назначению и распоряжаться ею.

Хотя, это надо подчеркнуть особо, его решение касается только компьютерных программ (распространяемых на дисках или через сайт), но не иных цифровых материалов. Это связано с особыми нормами Директивы 2009/24/EC о правовой охране компьютерных программ. Остальной цифровой контент в основном попадает в сферу действия Директивы 2001/29/EC о гармонизации определенных аспектов авторских и смежных прав в информационном общества. А ее положения, как будет показано далее, предусматривают исчерпание прав только в случаях продажи охраняемых интеллектуальных результатов на материальных носителях.

Суд Евросоюза вынес свое решение по преюдициальному запросу немецкого суда, рассматривавшего спор производителя программного обеспечения Oracle и компании UsedSoft. Последняя специализировалась на покупке ненужных пользователям лицензий на компьютерные программы и их последующей продаже заинтересованным лицам. Правообладатель увидел в этом нарушение лицензионных соглашений, а равно его права на распространение и воспроизведение программ. More »

21 июня 2012 года Суд Евросоюза, отвечая на преюдициальный запрос германского суда, дал разъяснения по непростому вопросу, возникающему при трансграничной торговле товарами, содержащими охраняемые авторским правом произведения. Вопрос этот может возникать и в интернет-торговле. Связан он с тем, что товар, изготовленный в одном государстве без согласия правообладателя, поскольку произведения там не охраняются, в дальнейшем распространяется среди потребителей другого государства, где авторские права действуют.

Естественно, продажа такого товара во втором государстве требует согласия правообладателя. Но как быть в случаях, когда по условиям совершаемых сделок права на товар переходят к потребителям в первом государстве? Составит ли простая доставка товара за границу нарушение авторских прав? А если доставка осуществляется через независимое третье лицо?

В рассматриваемом деле, как будет показано далее, возникли серьезные подозрения, что ответчики умышленно организовали свою деятельность таким образом, чтобы избежать ограничений и дополнительных расходов, связанных с чужими авторскими правами. Для этого товар производился и хранился на территории Италии. Там же продавец заключал договоры, содержащие условия о переходе права собственности в стране продавца. Поэтому при дальнейшей доставке товара посредником в Германию, по мнению ответчика, нарушения охраняемого там авторского права возникать не должно. Суд Германии с этим не согласился. Важно заметить, что суд Германии в этой ситуации привлек к ответственности не самого продавца, а директора экспедиционной компании, поскольку именно он доставлял товар германским покупателям, а также имелись данные полагать, что фактически он тесно связан с бизнесом продавца.

Суд Евросоюза также пришел к мнению, что «распространение товара среди публики посредством продажи» состоит не только из передачи права собственности, но и изо всех иных действий с момента заключения договора до поступления товара во владение покупателя. Поэтому если продавец изначально предназначает товар для продажи потребителям в другом государстве (о чем может свидетельствовать реклама и информация на Интернет-сайте), и передает им проданный товар, хотя бы и через независимого посредника, то продавец будет нести ответственность за несоблюдение им положений авторского права в этом другом государстве. Суд Евросоюза обращает внимание, что нарушение норм авторского права не может быть оправдано соображениями свободной торговли и беспрепятственного перемещения товара, поскольку авторское право, в данном случае, имеет явный приоритет. Однако суд делает важную поправку — продавец должен осознавать, что товар предназначается лицам из такого государства. Поэтому если он (и участвующий посредник) не знал или добросовестно заблуждался относительно места назначения товара, то отвечать за распространение в другом государстве не будет ни он, ни посредник. Обоснование Суда ЕС смотрите далее. More »

2 мая 2012 года Суд Европейского Союза вынес решение по делу C-406/10 по преюдициальному запросу Суда Англии и Уэльса относительно спора между компаниями SAS Institute Inc. и World Programming Ltd. Спор касался определения объема правовой охраны компьютерных программ и правомерности действий пользователя программы по ее воспроизведению при создании дополнительных программ. Компания World Programming Ltd, основываясь на идеях, принципах, возможностях, языке программирования и формате файлов данных аналитических программ SAS Institute Inc., создала дополнительные компьютерные программы, расширяющие возможности пользователей по работе с исходным аналитическим комплексом. Разработчик SAS Institute Inc. посчитал нарушенными свои авторские права на ПО.

И хотя рассматриваемый спор касался еще предыдущей Директивы ЕС об охране компьютерных программ 91/250/ЕЭС (на нашем сайте приведен перевод новой редакции Директивы 2009/24/EC), тем не менее сделанные Судом выводы полностью подтверждаются действующей Директивой, и будут весьма полезны как разработчикам, так и пользователям разнообразного ПО.

Как известно, международные соглашения и Директивы ЕС распространяют авторско-правовую охрану не на идеи и принципы, а на форму их выражения (form of expression). Что именно входит в понятие «форма выражения», определяется уже правоприменительной практикой. Суд Англии и Уэльса обратился к Суду Евросоюза со следующими вопросами.

1) Относятся ли к форме выражения такие элементы компьютерной программы, как ее функциональные возможности (functionality), язык программирования (programming language) и формат файлов данных (format of data files)? More »

26 апреля 2012 года по делу C-510/10 Суд Евросоюза вынес решение, касающееся нескольких достаточно важных вопросов как в сфере интеллектуального права, так и европейского права в целом:

— как соотносятся нормы европейского и национального права, имеет ли национальное право приоритет при имплементации положений Директивы ЕС?

— предоставлено ли государствам-членам ЕС полномочие расширительно толковать ограничения исключительных прав, предусмотренные Директивой?

— каким образом применять положения Директивы, если они изложены по-разному в текстах Директивы на разных языках?

Думаем, что данные Судом Европейского Союза разъяснения могут быть полезны всем, кто тем или иным образом сталкивается с европейским правом.

Разъяснения были связаны с преюдициальным запросом датского суда, столкнувшегося с противоречием датского и европейского права. В рассматриваемом национальным судом деле организация NCB, представляющая интересы правообладателей, спорила с телевизионными вещательными организациями относительно объема правомочий организаций эфирного вещания по свободному (без разрешения авторов) изготовлению временной записи охраняемых произведений в целях краткосрочного пользования. More »

Вопрос с определением подсудности по Интернет-спорам, когда правообладатель, нарушитель, серверы и пользователи могут находиться в разных странах, часто является очень сложным для разрешения. В решении по делу C-523/10 от 19 апреля 2012 года Суд Евросоюза дал рекомендации о том, как устанавливается юрисдикция национальных судебных органов по делам о нарушении прав на товарный знак посредством использования совпадающих с ним ключевых слов в рекламных сервисах нарушителями, расположенными в других государствах.

Австрийская компания Wintersteiger производит и поставляет лыжный инвентарь в различных странах Евросоюза под своим товарным знаком. Немецкая фирма Products 4U продает, также в ряде стран, различное оборудование для лыжного спорта, в том числе производимое под брендом Wintersteiger. Для продвижения в сети Интернет немецкая торговая фирма разместила свои рекламные объявления под ключевым словом Wintersteiger на сервисе Google AdWord. При этом рекламные объявления появлялись только при проведении поиска на сайте google.de, т.е. были ориентированы на жителей Германии, а не Австрии. Тем не менее австрийская компания посчитала нарушенным свое право на товарный знак, и обратилась в суд Австрии. В попытке определить, подсуден ли австрийскому суду спор о нарушении в Германии права на австрийский товарный знак, дело дошло до Высшего суда Австрии. Он, в свою очередь, обратился с преюдициальным запросом в Суд Евросюза.

Суд Евросоюза сделал следующие разъяснения. More »

Не так давно мы уже приводили в пример два перекликающихся судебных решения, вынесенных Судом Евросоюза и Высшим судом Австралии. Вот и в конце минувшей недели эти суды рассмотрели еще два дела, которые будет весьма познавательно изучить в комплексе. Оба дела касались случаев совершения неправомерных действий клиентами Интернет-провайдеров.

19 апреля Суд Евросоюза, в порядке ответа на преюдициальный запрос, дал разъяснения шведскому суду относительно иска ряда правообладателей к шведскому провайдеру ePhone, чьи клиенты, используя FTP-серверы, обменивались нелегальными копиями произведений в виде аудиокниг. Правообладатели, признавая, что провайдер не должен отвечать за действия клиентов, требовали от него предоставления данных, идентифицирующих непосредственных нарушителей (данные об их IP-адресах были собраны правообладателями ранее). И здесь суд столкнулся с одной из наиболее острых и горячо обсуждаемых коллизий в современном европейском праве интеллектуальной собственности: должно ли иметь приоритет право авторов получать подробную информацию о нарушителях для привлечения их к ответственности в сравнении с правом пользователей на неприкосновенность их частной жизни и персональных данных?

Суд Евросоюза и на этот раз занял вполне обоснованную позицию — если правообладатели не требуют от провайдера внедрять общую систему фильтрации контента или идентификации неограниченного круга пользователей, то провайдер не может отказать в предоставлении идентифицирующей отдельных нарушителей информации, ссылаясь на защиту персональных данных. Таким образом, Суд подтвердил, что правообладатели могут всецело полагаться на нормы Директивы 2004/48/ЕС о принудительном осуществлении прав на интеллектуальную собственность при защите своих законных интересов в сети Интернет. Кстати, в настоящее время Европейская Комиссия заслушивает мнения различных представителей сферы интеллектуальных прав, оценивая необходимость изменения этой Директивы для более эффективной защиты творческих объектов в Интернете. Сегодня Директива 2004/48 напрямую почти не устанавливает средств защиты в цифровой среде, поэтому судебные решения на эту тему весьма кстати. More »

Сразу два решения, связанных с использованием произведений/фонограмм без согласия владельцев прав и без вознаграждения, принял Суд Евросоюза 15 марта 2012 года. Они гармонично дополняют друг друга, отражая основные принципы сложившейся судебной практики.

В первом деле C-135/10 рассматривалась правомерность действий итальянского дантиста, включавшего радио в своем кабинете во время приема пациентов без выплаты вознаграждения агентству по коллективному управлению правами. Во втором деле C-162/10 оценивалась практика, принятая руководством отелей и гостиниц Ирландии, по размещению в номерах отелей телевизоров и радиоприемников также без уплаты роялти.

Суд Евросоюза признал действия дантиста полностью правомерными, тогда как практику отелей посчитал противоречащей законодательству ЕС. В первом случае действия врача не составили предоставления фонограмм публике, тогда как во втором случае владельцы отелей предоставляли публике фонограммы и передачи.

Развернутые комментарии суда смотрите далее. More »

1 марта Суд Евросоюза принял решение по запросу Апелляционного суда Великобритании о разъяснении некоторых моментов оформления прав на базы данных.

Британские суды двух инстанций разошлись во мнениях относительно того, какие права возникают на расписание футбольных матчей.

Директива 96/9/ЕС Европейского Парламента и Совета от 11 марта 1996 года «О правовой охране баз данных» выделяет два типа прав, предоставляемых создателям баз данных: авторское право и право особого рода (sui generis right). В России в 2008 году была принята схожая система, включающая авторское и смежное право на такие объекты.

В рассматриваемом случае истцы разрабатывали базы данных в виде расписания матчей футбольных лиг, что требовало значительных усилий по согласованию дат и мест поединков разных команд в соответствии с определенными условиями. С этой задачей не всегда справлялась специализированная компьютерная программа, так что работникам истцов приходилось самостоятельно продумывать все детали таблицы матчей предстоящего сезона, учитывая пожелания всех клубов и требования футбольных комитетов.

Суд первой инстанции посчитал, что в данной ситуации существовало и было нарушено sui generis право истца, поскольку подготовка таблиц требовала существенных качественных и количественных усилий. More »

Страница 2 из 3123