9 февраля 2012 года Суд Европейского Союза принял решение по делу C-277/10. Оно интересно по двум соображениям:

Во-первых, в нем решается вопрос о том, насколько режиссер-постановщик может быть ограничен в своих исключительных правах на аудиовизуальное произведение в пользу продюсера фильма.

Во-вторых, рассмотрен очень любопытный казус — может ли право Европейского Союза противоречить международному соглашению по интеллектуальному праву (Бернской конвенции), и что из них в таком случае будет иметь большую юридическую силу?

Первый из указанных выше вопросов – о распределении прав режиссера-постановщика и продюсера фильма — неоднозначно решается и в российском праве. Законодательство, исходя из необходимости защитить интересы продюсера, инвестирующего серьезные средства в создание фильма, закрепляет следующие правила. More »

Share:
  • PrintPrint
  • email hidden; JavaScript is required
  • PDFPDF
  • FacebookFacebook
  • TwitterTwitter
  • Google BookmarksGoogle Bookmarks
  • Add to favoritesAdd to favorites
  • RSSRSS

14 февраля Суд по авторским правам Великобритании (The Copyright Tribunal) вынес решение, на которое остро откликнулись представители СМИ во многих странах, в том числе в России. Это решение вызвало серьезные опасения, что теперь не только перепечатка чужих новостей будет считаться нарушением авторских прав, но и рассылка новостных обзоров, отправка ссылок на информационные статьи, и даже просмотр на своих мониторах простыми посетителями Интернета открытых для всеобщего сведения новостей.

А учитывая те обстоятельства, что суд обосновал свои выводы ссылками на распространенную, по его словам, практику Европейского Союза, и что на следующий день после принятия решения аналогичные иски были предъявлены и в США, опасения грозили перерасти в панику, как если бы речь шла о некоем новом аналоге законопроекта SOPA.

Естественно, оставить без внимания столь любопытную ситуацию я не могу, поэтому вкратце рассмотрим, о чем же в действительности написал суд, и когда выход в Интернет станет незаконным. More »

Share:
  • PrintPrint
  • email hidden; JavaScript is required
  • PDFPDF
  • FacebookFacebook
  • TwitterTwitter
  • Google BookmarksGoogle Bookmarks
  • Add to favoritesAdd to favorites
  • RSSRSS

Насколько пиратство влияет на уровень доходов правообладателей? Ответ на этот вопрос вроде бы очевиден: доходы должны сокращаться. Но не все так просто. Исследования показывают, что распространение нелегального контента, действительно, ведет к падению доходов. Но наблюдаются и иные варианты: доступность пиратского контента в определенных случаях либо вообще не влияет на прибыль, либо даже повышает ее.

Следовательно, вместо огульного запретительства полезно каждый раз детально выяснять — какие именно причины влияют на сокращение доходов правообладателей и на рост нелегальных материалов.

Эксперты Joel Waldfogel из Университета Миннесоты и Brett Danaher из Уэллсли Колледжа опубликовали в январе 2012 года любопытный отчет под названием «Кино-пиратство: Влияние онлайновых пиратских кинофильмов на международные кассовые сборы» (Reel Piracy: The Effect of Online Film Piracy on International Box Office Sales).

В ходе своего исследования они пришли к заслуживающим самого пристального внимания выводам: наибольшее влияние на уровень сборов способны оказать не пираты, а сами кинопрокатчики.

Интересные подробности отчета смотрите далее. More »

Share:
  • PrintPrint
  • email hidden; JavaScript is required
  • PDFPDF
  • FacebookFacebook
  • TwitterTwitter
  • Google BookmarksGoogle Bookmarks
  • Add to favoritesAdd to favorites
  • RSSRSS

Благодаря бельгийской компании SABAM скоро со всех видов интернет-посредников будет снята ответственность за действия их пользователей. И в очередной раз это происходит вопреки ее желаниям. Суд Евросоюза 16 февраля снова признал требования этой ассоциации правообладателей неразумными и необоснованными. Различия в двух моментах. Если раньше спор шел с интернет-провайдером (Scarlet), то сейчас с оператором социальной сети (Netlog NV). И если раньше Суд Евросоюза рассматривал жалобу на окончательное решение бельгийского суда, то теперь бельгийский суд, оказавшись более прозорливым, до принятия своего решения запросил у высшего суда предварительное постановление, в котором давалось бы толкование применимого к рассматриваемому делу законодательства. Постановление подтвердило его опасения — Суд занял сторону интернет-посредника. А мы получили очередной любопытный судебный прецедент в сфере интернет-права.

Итак, немного подробнее о требованиях SABAM и выводах Суда. More »

Share:
  • PrintPrint
  • email hidden; JavaScript is required
  • PDFPDF
  • FacebookFacebook
  • TwitterTwitter
  • Google BookmarksGoogle Bookmarks
  • Add to favoritesAdd to favorites
  • RSSRSS

 Концепция «FRAND», широко применяемая в патентном праве Евросоюза и США, мало известна в России. Тем не менее, представляется, что знания о ней необходимы многим специалистам по интеллектуальной собственности и интернет-праву. Во-первых, потому, что по своей первоначальной роли соблюдение условий FRAND является обязательным во многих ситуациях национальной и международной стандартизации.

Во-вторых, эта концепция, налагающая на правообладателей дополнительные обязанности, ограничивающие их монополию на объекты патентного права, может служить ярким примером того, что разумные изменения в праве интеллектуальной собственности возможны. Существуют такие варианты взаимодействия правообладателей и пользователей, при которых пользователи, и общество в целом, получают серьезную выгоду от результатов творческой деятельности, не отменяя при этом прав их создателей, но достигая справедливого баланса взаимных интересов.

И хотя данная концепция на практике пока реализуется со значительными трудностями, я постараюсь показать, что эта относительно новая модель взаимоотношений может быть весьма перспективной в будущем.

Ранее я уже писал об одном существенном условии, которое должно сопровождать трансформацию интеллектуального права, — соблюдение основополагающих прав человека. При этом если одни из них служат ограничительными рамками для таких изменений — не нарушение прав на неприкосновенность частной жизни, на свободу слова, свободу распространения информации; то другие — путеводными маяками —право на доступ к культурным ценностям, на образование и развитие, на получение информации. Концепция FRAND вводит в игру второе важное условие — издавна предоставляемая правообладателям монополия на результаты интеллектуальной деятельности (не всегда, к сожалению, применяемая во благо авторов и общества) не должна вести к ограничению конкуренции и препятствовать расширению производства товаров и услуг. Чем же помогает эта концепция?

Термин «FRAND» образован от «fair, reasonable and non-discriminatory», т.е. «справедливый, разумный и недискриминационный». И используется он в следующих случаях. More »

Share:
  • PrintPrint
  • email hidden; JavaScript is required
  • PDFPDF
  • FacebookFacebook
  • TwitterTwitter
  • Google BookmarksGoogle Bookmarks
  • Add to favoritesAdd to favorites
  • RSSRSS

 В последнее время появляется все больше проектов законов и международных соглашений, направленных на усиление борьбы с нарушениями прав на интеллектуальную собственность в Интернете. А в ответ ширится волна возмущения этими попытками установить новое регулирование, ущемляющее права многочисленных добросовестных пользователей глобальной сети. При этом ряд подобных проектов, по мнению экспертов, может поставить под угрозу само существование Интернета.

На этом фоне весьма любопытны попытки отдельных государств найти разумный баланс интересов правообладателей и потребителей. Ранее я уже писал о решении правительства Швейцарии не наказывать за нелегальное скачивание охраняемого контента.

А сейчас хочется привести в пример руководство Бразилии, принявшее в 2011 году закон о регулировании Интернета, прозванный «anti-ACTA». В его основу положено признание приоритета таких прав человека, как право на свободу слова, свободу получения и распространения информации, неприкосновенность частной жизни. Он подчеркивает важность соблюдения сетевого нейтралитета всеми участниками коммуникаций в цифровых сетях. Закрепляет ограниченные случаи вторжения государственных органов в сферу частного использования контента потребителями.

И хотя в законе не освещены очень многие сложные вопросы оборота охраняемых результатов интеллектуальной деятельности, тем не менее его базовые положения касаются самых распространенных спорных ситуаций.

Далее приведен обзор основных положений этого закона. More »

Share:
  • PrintPrint
  • email hidden; JavaScript is required
  • PDFPDF
  • FacebookFacebook
  • TwitterTwitter
  • Google BookmarksGoogle Bookmarks
  • Add to favoritesAdd to favorites
  • RSSRSS

Ряд британских ассоциаций, представляющих интересы правообладателей в сфере музыки, кинофильмов, телевидения, печати и футбольных трансляций (British Recorded Music Industry, Motion Pictures Association, Producers Alliance for Cinema and Television, The Premier League, Publishers Association), обратились к крупнейшим поисковым сервисам с предложением о принятии ими добровольного Кодекса поведения. Данный документ, по мнению правообладателей, позволил бы найти некий компромисс, позволяющий поисковикам свободно работать и открыто распространять информацию и, в то же время, помогающий авторам и правообладателям преодолеть текущую ситуацию, когда сайты с легальным контентом, как маленькие острова, теряются в безбрежных пиратских морях.

Сразу же нашлись ярые критики этого проекта (например, в лице правозащитной организации Open Rights Group). Проект, действительно, в некоторых случаях весьма кардинально должен перекроить систему поиска цифрового контента, и не всегда в пользу потребителей и самих авторов.

Но вместе с тем, попытки наладить взаимовыгодное сотрудничество авторов и пользователей необходимы. Сферу обращения результатов интеллектуальной деятельности в Интернете надо обновлять. Но помогут этому не нынешние попытки правообладателей любыми способами закрутить гайки (через принятие ли новых законов, или наработку судебной практики), и не отчаянные попытки их противников во всем усмотреть нарушение прав человека и гражданина. Поможет этому полилог всех участников, готовых выслушать и услышать предложения друг друга, а также взвешенно обсудить взаимные интересы.

Поэтому даже если не как инструкция к действию, но как повод для совместного общения, данный проект кодекса поведения заслуживает внимания. По крайней мере, участникам будет от чего отталкиваться в своих переговорах.

Итак, каким же видят будущее поиска организации, представляющие правообладателей? More »

Share:
  • PrintPrint
  • email hidden; JavaScript is required
  • PDFPDF
  • FacebookFacebook
  • TwitterTwitter
  • Google BookmarksGoogle Bookmarks
  • Add to favoritesAdd to favorites
  • RSSRSS

Все обзоры

  Данный обзор судебной практики посвящен любопытным и полезным с практической точки зрения (как при составлении различных договоров, так и при защите нарушенных прав) судебным решениям по использованию объектов интеллектуальной собственности в сети Интернет. В дальнейшем, надеюсь, эти обзоры будут более регулярными.

 1. Организация несет ответственность за использование нелицензионного ПО, даже если компьютеры принадлежали физическому лицу. (Постановление Федерального Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 21 июля 2011 года по делу №А32-9934/2009).

В достаточно стандартном деле о взыскании компенсации за использование нелегального ПО был рассмотрен любопытный вопрос о том, может ли организация быть освобождена от гражданско-правовой ответственности, если компьютеры были переданы ей во временное пользование собственником.

Известно, что подобного рода варианты оформления прав на компьютеры с предустановленным нелицензионным ПО: собственник — физическое лицо, пользователь — юридическое лицо, иногда недобросовестно используются для уклонения от ответственности.

Суд пришел к следующему выводу: «отсутствие права собственности ответчика на компьютеры, на которых установлены жесткие диски с контрафактной продукцией, не исключало возможности использования юридическим лицом в лице его работников при выполнении ими своих трудовых функций, программ для ЭВМ в своей предпринимательской деятельности». Таким образом, организация-ответчик была привлечена к ответственности за незаконное использование программного обеспечения.

К сожалению, суд не подкрепил свои выводы достаточным правовым обоснованием. А также не дал ответы на некоторые возникающие вопросы: знал ли ответчик о том, что на компьютерах установлено нелицензионное ПО; возможно ли привлечение к ответственности собственника компьютеров; имеются ли доказательства использования ПО в коммерческих целях. Вышестоящие инстанции поддержали данное решение.

Тем не менее добросовестному арендатору компьютеров, оказавшемуся в подобной ситуации, стоит обратить свое внимание на следующие моменты для защиты своих прав: More »

Share:
  • PrintPrint
  • email hidden; JavaScript is required
  • PDFPDF
  • FacebookFacebook
  • TwitterTwitter
  • Google BookmarksGoogle Bookmarks
  • Add to favoritesAdd to favorites
  • RSSRSS

 Любопытное решение вынес в середине января Патентный суд графства Англии и Уэльса по делу о нарушении авторского права.

Этот процесс интересен тем, что в нем рассматривался не обычный спор о недозволенном использовании чужой фотографии или ее части, но, по сути, ставился вопрос о пределе, после которого творческая переработка снимка создает новый объект авторского права, или, наоборот, не дотягивая до него, становится заимствованием чужого труда; а также почему фотографам, вдохновленным чужой работой, стоит быть очень аккуратными при создании своих снимков.

Суд подчеркнул, что оба изображения различаются очень во многом. Но при этом постарался вербализовать те стилистические характеристики, которые превратили творческие усилия ответчика в простой плагиат.

Итак, в чем состояла суть спора? More »

Share:
  • PrintPrint
  • email hidden; JavaScript is required
  • PDFPDF
  • FacebookFacebook
  • TwitterTwitter
  • Google BookmarksGoogle Bookmarks
  • Add to favoritesAdd to favorites
  • RSSRSS