Все обзоры

  Данный обзор судебной практики посвящен любопытным и полезным с практической точки зрения (как при составлении различных договоров, так и при защите нарушенных прав) судебным решениям по использованию объектов интеллектуальной собственности в сети Интернет. В дальнейшем, надеюсь, эти обзоры будут более регулярными.

 1. Организация несет ответственность за использование нелицензионного ПО, даже если компьютеры принадлежали физическому лицу. (Постановление Федерального Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 21 июля 2011 года по делу №А32-9934/2009).

В достаточно стандартном деле о взыскании компенсации за использование нелегального ПО был рассмотрен любопытный вопрос о том, может ли организация быть освобождена от гражданско-правовой ответственности, если компьютеры были переданы ей во временное пользование собственником.

Известно, что подобного рода варианты оформления прав на компьютеры с предустановленным нелицензионным ПО: собственник — физическое лицо, пользователь — юридическое лицо, иногда недобросовестно используются для уклонения от ответственности.

Суд пришел к следующему выводу: «отсутствие права собственности ответчика на компьютеры, на которых установлены жесткие диски с контрафактной продукцией, не исключало возможности использования юридическим лицом в лице его работников при выполнении ими своих трудовых функций, программ для ЭВМ в своей предпринимательской деятельности». Таким образом, организация-ответчик была привлечена к ответственности за незаконное использование программного обеспечения.

К сожалению, суд не подкрепил свои выводы достаточным правовым обоснованием. А также не дал ответы на некоторые возникающие вопросы: знал ли ответчик о том, что на компьютерах установлено нелицензионное ПО; возможно ли привлечение к ответственности собственника компьютеров; имеются ли доказательства использования ПО в коммерческих целях. Вышестоящие инстанции поддержали данное решение.

Тем не менее добросовестному арендатору компьютеров, оказавшемуся в подобной ситуации, стоит обратить свое внимание на следующие моменты для защиты своих прав:

— зафиксировать в договоре обязанность собственника передавать компьютеры только с легально приобретенным ПО, а также указать список предустановленного ПО (желательно с приложением к договору копий лицензий или с указанием их номеров);

— помнить, что статья 1280 Гражданского кодекса (пока, к сожалению, недооцененная) дает право лицу, правомерно владеющему экземпляром ПО (например, если оно было предустановлено на арендуемом компьютере) без лицензии и без выплаты вознаграждения «осуществлять действия, необходимые для функционирования таких программ в соответствии с их назначением», то есть использовать их в своей деятельности. По поводу применения данной статьи мнения экспертов различаются, но есть очень неплохие шансы, что судебные органы займут сторону добросовестного пользователя.

2. Хостинг-провайдеры, социальные и файлообменные интернет-ресурсы не отвечают за размещенный их пользователями контент, если принимают меры по борьбе с контрафактом. (Постановление Президиума ВАС РФ от 1 ноября 2011 г. №6672/11).

В решении по данному делу высшая судебная инстанция еще раз подтвердила приверженность правовой позиции, занятой в 2008 году (см. Постановление Президиума ВАС РФ от 23 декабря 2008 г. №10962/08).

Новое решение интересно тем, что в нем суд, во-первых, подчеркнул, что правила об освобождении хостинг-провайдера от ответственности за размещение и использование контента без разрешения правообладателя применимы и в отношении деятельности владельцев социальных и файлообменных интернет-ресурсов.

Во-вторых, еще раз подробно перечислил обстоятельства, которые обязан оценивать суд при рассмотрении подобных дел, и которые может использовать для своей защиты добросовестный владелец интернет-сервиса.

«Согласно указанной правовой позиции судам следует учитывать степень вовлечения провайдера в процесс передачи, хранения и обработки информации, возможность контролировать и изменять ее содержание. Провайдер не несет ответственности за передаваемую информацию, если он не инициирует ее передачу, не выбирает получателя информации, не влияет на ее целостность, а также принимает превентивные меры по предотвращению использования объектов исключительных прав без согласия правообладателя.

В связи с этим при рассмотрении аналогичных дел судам необходимо проверять: получил ли провайдер прибыль от деятельности, связанной с использованием исключительных прав других субъектов, которую осуществляли лица, пользующиеся услугами этого провайдера; установлены ли ограничения объема размещаемой информации, ее доступности для неопределенного круга пользователей, наличие в пользовательском соглашении обязанности пользователя по соблюдению законодательства Российской Федерации при размещении контента и безусловного права провайдера удалить незаконно размещенный контент; отсутствие технологических условий (программ), способствующих нарушению исключительных прав, а также наличие специальных эффективных программ, позволяющих предупредить, отследить или удалить размещенные контрафактные произведения.

Судам следует также оценивать действия провайдера по удалению, блокированию спорного контента или доступа нарушителя к сайту при получении извещения правообладателя о факте нарушения исключительных прав, а также в случае иной возможности узнать (в том числе из широкого обсуждения в средствах массовой информации) об использовании его интернет-ресурса с нарушением исключительных прав других лиц. При отсутствии со стороны провайдера в течение разумного срока действий по пресечению таких нарушений либо в случае его пассивного поведения, демонстративного и публичного отстранения от содержания контента суд может признать наличие вины провайдера в допущенном правонарушении и привлечь его к ответственности».

Представляется, что изложенные выше доводы вполне могут использовать для своей защиты не только владельцы указанных судом интернет-ресурсов, но и иных интернет-сайтов, где допускается возможность размещения контента посетителями. Поэтому рекомендуем учесть данное решение при разработке правил использования вашего сайта.

3. Три критерия признания недобросовестной регистрации доменного имени, совпадающего с чужим товарным знаком. (Постановление Президиума ВАС РФ от 18 мая 2011 г. №18012/10).

По делу крупной французской компании «G.H. Mumm & Cie», требовавшей запретить российскому физическому лицу использовать доменное имя, совпадающее с ее товарным знаком, охраняемым на территории России в соответствии с Мадридским соглашением о международной регистрации знаков, суд в очередной раз подтвердил, что признавая действия администратора доменного имени недобросовестной конкуренцией (так называемый киберсквоттинг), которая должна влечь запрет на использование такого доменного имени, надо учитывать наличие в совокупности трех критериев:

— доменное имя идентично или сходно до степени смешения с товарным знаком третьего лица;

— у владельца доменного имени нет каких-либо законных прав и интересов в отношении доменного имени (например, он не владеет одноименным товарным знаком, доменное имя не отражает его имя или фирменное наименование, он не выпускает продукции по таким брендом и т.п.);

— доменное имя зарегистрировано и используется недобросовестно (или не используется совсем).

4. При рассмотрении иска о запрете использования доменного имени, в связи с его сходством с товарным знаком, должно учитываться полное доменное имя, включающее обозначение зоны, в которой такое имя зарегистрировано. (Постановление ФАС Московского округа от 24 ноября 2011 г. по делу №А40-152366/10-51-1282).

Суды первой и второй инстанции отказали истцу, владеющему словесным товарным знаком «ЛУЧШИЕ ЛЮДИ РОССИИ», в запрете ответчику использовать доменное имя «лучшиелюди.рф», посчитав, что «обозначение «лучшие люди», хотя и схоже по звуковому и графическому критериям с товарным знаком истца, отличается от последнего по семантическому признаку», т.к. в нем отсутствует указание на Россию или ее регион.

Суд кассационной инстанции не согласился с этим выводом. Он поддержал доводы истца о том, что необходимо сравнивать товарный знак с полным доменным именем, включающим обозначение зоны — «лучшиелюди.рф». И подчеркнул, что, согласно пункту 2 статьи 1 Конституции РФ, наименования Российская Федерация и Россия равнозначны и обозначение «РФ» является сокращенным наименованием Российской Федерации. Таким образом, суд признал, что ответчик нарушил исключительное право истца на его товарный знак, и запретил использование спорного доменного имени.

5. Размещение статьи без разрешения автора в электронном СМИ не дает права на дальнейшее свободное распространение такого произведения. (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 27 июня 2011 г. №А56-46791/2010).

Достаточно распространенный спор о перепечатке на сайте чужой статьи здесь обогатился одной любопытной деталью: ответчик заимствовал статью правового содержания с сайта третьего лица, являющегося зарегистрированным электронным СМИ, а не с сайта истца, о котором он даже не знал.

В связи с этим ответчик рассчитывал на защиту своих интересов согласно подпункта 3 пункта 1 статьи 1274 Гражданского кодекса, допускающего без согласия автора или иного правообладателя и без выплаты вознаграждения, но с обязательным указанием имени автора, произведение которого используется, и источника заимствования «воспроизведение в прессе, сообщение в эфир или по кабелю правомерно опубликованных в газетах или журналах статей по текущим экономическим, политическим, социальным и религиозным вопросам или переданных в эфир произведений такого же характера в случаях, когда такое воспроизведение или сообщение не было специально запрещено автором или иным правообладателем».

В первом приближении, применимость данной нормы к указанным отношениям вроде бы не вызывает сомнений. Статья была опубликована на сайте СМИ и заимствована ответчиком с указанием источника. О том, что данное СМИ не имело права на перепечатку статьи истца, ответчик не знал и не мог знать, поскольку на сайте СМИ не было ничего указано о существовании иного правообладателя или о неправомерном использовании этой статьи самим СМИ.

В связи с этим суд апелляционной инстанции сделал вывод, что вина ответчика в совершении нарушения отсутствует!

Конечно, с этим выводом согласиться нельзя. Во-первых, статья носила явно аналитический, а не просто информационный характер, во-вторых, указанная правовая норма не распространяется на размещение статей на интернет-сайтах. Но и без этого неправомерное воспроизведение чужого произведения на сайте СМИ не дает права иным лицам распространять его дальше, даже если они не знали о неправомерном характере размещения произведения. Иначе права авторов были бы очень уязвимы.

Суд кассационной инстанции отменил постановления, и при новом рассмотрении дела арбитражный суд пришел к обоснованному выводу: нарушитель несет ответственность, даже если он не знал, что произведение было размещено на сайте электронного СМИ незаконно.

Следующие обзоры:

часть 2.

Share:
  • PrintPrint
  • email hidden; JavaScript is required
  • PDFPDF
  • FacebookFacebook
  • TwitterTwitter
  • Google BookmarksGoogle Bookmarks
  • Add to favoritesAdd to favorites
  • RSSRSS
Количество просмотров: 4 131

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *