14 февраля Суд по авторским правам Великобритании (The Copyright Tribunal) вынес решение, на которое остро откликнулись представители СМИ во многих странах, в том числе в России. Это решение вызвало серьезные опасения, что теперь не только перепечатка чужих новостей будет считаться нарушением авторских прав, но и рассылка новостных обзоров, отправка ссылок на информационные статьи, и даже просмотр на своих мониторах простыми посетителями Интернета открытых для всеобщего сведения новостей.

А учитывая те обстоятельства, что суд обосновал свои выводы ссылками на распространенную, по его словам, практику Европейского Союза, и что на следующий день после принятия решения аналогичные иски были предъявлены и в США, опасения грозили перерасти в панику, как если бы речь шла о некоем новом аналоге законопроекта SOPA.

Естественно, оставить без внимания столь любопытную ситуацию я не могу, поэтому вкратце рассмотрим, о чем же в действительности написал суд, и когда выход в Интернет станет незаконным.

 Истцов и ответчиков в данном деле было несколько, но основные из них — британское Газетное лицензионное агентство (Newspaper Licensing Agency,), истец, и нидерландская компания Meltwater Holding BV, ответчик.

NLA представляет собой общество по управлению авторскими правами различных новостных издательств Великобритании. Meltwater — фирма, предоставляющая услуги новостного агрегатора: за плату собирающая для своих клиентов ссылки на онлайновые информационные материалы, соответствующие выбранным клиентами ключевым словам (например, любые упоминания в прессе о самом клиенте или его конкурентах, рынках и т.д.).

Суть спора сводилась к тому, что Meltwater достаточно активно использовала новостные статьи членов NLA, свободно размещаемые на их сайтах, рассылала их своим клиентам и, естественно, не платила за это никакого вознаграждения.

Памятуя о непростой судьбе газетных издательств в современную цифровую эпоху, не сложно представить себе, что доходы ответчика стали для них серьезным искушением. Что и повлекло за собой кавалерийскую атаку максимально широким фронтом, в надежде застолбить за собой права на определение порядка доступа к своим материалам любых пользователей и в любой форме, ну или насколько это получится.

Все мы помним статью 2(8) Бернской конвенции по охране литературных и художественных произведений, предусматривающую, что «охрана, предоставляемая настоящей Конвенцией, не распространяется на новости дня или на различные события, имеющие характер простой пресс-информации», а также статью 10(1): «Допускается цитирование произведения, которое уже было доведено до всеобщего сведения на законных основаниях, при условии, что оно осуществляется добросовестно и в объеме, оправданном поставленной целью, включая цитирование статей из газет и журналов в виде обзоров печати». Эти правила были имплементированы в законодательстве Великобритании (и России, кстати, тоже). На фоне этого информационным агентствам достаточно сложно претендовать на монопольное владение новостями, и, особенно, получать прибыль от их распространения. Понятно, что решение по таким вопросам простым быть не могло.

Чтобы увеличить свои шансы, истцы предприняли предварительные меры. С 1 сентября 2009 года NLA установило правило об обязательном предварительном получении лицензий (Web Database Licence, WDL) на коммерческое использование материалов его участников организациями, ведущими мониторинг СМИ (при этом WDL благородно разрешала цитировать за плату аж до 256 символов из новостных статей; в настоящем предложении, кстати, символов гораздо больше). А с 1 января 2010 года лицензия стала обязательной и для тех, кто пользуется услугами онлайнового мониторинга СМИ (Web End-user Licence, WEUL). Объясняли это нововведение, в частности, тем, что подобные лицензии давно уже выдаются различным агентствам по сбору газетных вырезок (press clipping agencies, PCAs), хотя те имеют дело прежде всего с печатными версиями газет, приобретаемыми за плату и копируемыми для предоставления клиентам.

Безусловно, деятельность Meltwater значительно отличается от сервисов PCAs: первый использует только материалы, размещенные на сайтах новостных издательств. Поэтому неудивителен отказ компании Meltwater от приобретения лицензий.

Пытаясь уменьшить претензии истцов, Meltwater согласился получить лицензию на использование их материалов, но продолжил настаивать на том, что его пользователям лицензии не нужны. Во-первых, поскольку их действия охватываются лицензией самого ответчика; во-вторых, это будет для них экономически невыгодно, что повлечет сокращение доходов ответчика, особенно учитывая тот факт, что по лицензии WDL он вправе передавать материалы только тем клиентам, которые получили лицензии WEUL.

Истца эти доводы совершенно не устроили. Причины этого из текста решений доподлинно неизвестны: то ли истец действительно был убежден в недобросовестности конечных пользователей обзоров, то ли этот вариант ему был в принципе менее выгоден (лицензия WDL выдается лишь один раз самому агрегатору за годовую плату в 10 000 фунтов, тогда как WEUL оплачивает каждый новый клиент и, зачастую, в зависимости от количества статей в обзорах).

Дальнейшие действия разворачивались в судах.

До Суда по авторским правам спор рассматривался сначала в Высоком суде правосудия (High Court of Justice), а затем в Апелляционном суде (Court of Appeal). Именно последние давали толкование отношениям сторон с позиции авторского права, тогда Суд по авторском правам в основном решал вопрос о размере лицензионного вознаграждения.

В судах обе стороны яростно отстаивали свою правоту. Ответчик, благородно приняв на себя миссию по предотвращению ограничения свободного доступа к информации, всеми силами старался запутать суд и скрыть истинные цифры об объеме использования материалов истцов и размере полученного вознаграждения. Истцы же, требуя дать газетам хотя бы шанс выжить, стремились подтвердить свое право на то, чтобы любой подступ к их новостным сайтам, за исключением разве что мысленных путешествий в Интернете, сопровождался получением лицензии и выплатой вознаграждения. При этом обе стороны не скупились на обвинения в адрес друг друга. А также пытались всячески заслужить расположение общественности: истцы — доказывая, что подобные сервисы мониторинга СМИ обворовывают их, а ответчики — предсказывая, что подобное лицензирование сделает любой интернет-серфинг незаконным. И если даже ни один из спорящих не завоевал полностью благосклонность общественности, то уж обеспокоенности этой общественности добились оба. Их энергичная риторика породила в прессе самые оживленные дискуссии.

Теперь чуть подробнее о выводах судов по пунктам.

1) Очень интересные мысли были высказаны о таком критерии охраноспособности произведения, как его оригинальность. Высокий суд правосудия указал в п. 30: «оригинальность произведения предполагает вложение мастерства или труда в создание произведения… Но мастерство и труд могут относиться не к конкретным средствам выражения, а заключаться в выборе того, что должно быть включено в произведение. Так, авторским правом охраняется и дословный отчет об интервью или публичных выступлениях». В дальнейшем все-таки приводится более устоявшееся в практике, в том числе практике Евросоюза, определение оригинальности через личную творческую деятельность автора.

2) Заголовки как самостоятельные произведения. Вопрос о правовой охране заголовков был достаточно важным, поскольку, в ходе рассмотрения дела, ответчик изменил схему предоставления материалов своим клиентам: и если раньше он отправлял им заголовок статьи, ее вводную часть и выдержку, содержащую ключевое слово, то теперь, по крайней мере, он убеждал в этом суд, клиенты получают только заголовок статьи и ссылку на саму статью на сайте истцов.

Суд достаточно обоснованно указал, что заголовок, являющийся неотъемлемой частью статьи, наследует ей в части правовой охраны; если же его можно рассматривать как самостоятельное произведение (так как, например, заголовки часто пишут не журналисты, а редакторы), то и тут возможна правовая охрана, когда заголовок имеет творческий и оригинальный характер. Суды подчеркнули, что в некоторых предоставленных им примерах они видят творческую суть, поскольку заголовки составлены так, чтобы найти эмоциональный отклик у читателей и заинтересовать их в тексте самой статьи. Но за этим последовал следующий неоднозначный вывод: хотя суды видели лишь небольшое количество заголовков и не имеют полного представления о процессе их создания, тем не менее они полагают, что все заголовки подлежат авторско-правовой охране (либо как самостоятельные творческие произведения, либо, если заголовки не являются самостоятельными творческими произведениями, как часть статьи, являющейся в целом творческим произведением).

3) Отрывки как существенная часть произведения. Учитывая, что Meltwater регулярно высылал клиентам вводную часть статьи и части, содержащие ключевые слова, суды оценивали, насколько такие отрывки могут нарушать авторские права. Как следует из британского CDPA, отрывок произведения подлежит охране, если он составляет его существенную часть. Судебная практика Евросоюза исходит из того, что определение «существенности» основывается не на количестве, а на качестве. Поэтому, например, в решении Суда Евросоюза по делу C-5/08 (Infopaq International A/S v Danske Dagblades Forening [2009] ECDR 16) указывается на допустимость охраны отрывка, выражающего личный творческий труд автора, даже если такой отрывок состоит всего из 11 слов.

В рассматриваемом нами деле суд и по этому пункту пришел к не менее любопытному выводу: суд не может однозначно признать, что любой произвольно взятый отрывок из любого произведения истца охраняется авторским правом; но, исходя из того, что деятельность ответчика состоит в регулярном заимствовании отрывков из большого количества статей истца, то не исключена ситуация, что в целом ряде случаев такие отрывки могут охраняться авторским правом; следовательно, для использования любых отрывков из произведений истца ответчику необходима лицензия.

Кстати, суд еще приводит забавную формулу, изложенную изначально в одном из давних судебных решений, касающуюся определения, подлежит ли правовой охране заимствованный из чужого произведения отрывок: «Все, что достойно быть скопированным, достойно охраняться авторским правом». Конечно же, суд не признал эту формулу неоспоримой презумпцией.

4) Временные копии как случай свободного использования произведений. Именно в этом пункте выводы суда напрямую касаются пользователей сервисов медиа-мониторинга, на компьютерах которых и создаются временные копии присланных им или просматриваемых ими статей.

Требования для признания копий временными перечислены в упомянутом деле Infopaq. Здесь не будем их повторять, напомним лишь некоторые из них: временный характер копий, автоматическое создание и удаление, отсутствие экономической цели в их использовании. Суды пришли к выводу, что создание копий статей на компьютерах клиентов Meltwater — основная цель оказания услуг; поэтому копии не являются временными и вспомогательными, не удаляются автоматически и дают их пользователям экономические выгоды. С этим сложно не согласиться.

Но когда судья Высокого суда правосудия попыталась нарисовать обобщенную технологическую картину, прозвучали так напугавшие многих утверждения: «лицу, создающему копию веб-страницы на экране своего компьютера не будет автоматически предоставляться защита в соответствии со ст. 28A CDPA только в силу того, что оно осуществляет просмотр ресурсов сети (browsing). Оно должно прежде подтвердить, что изготовление таких копий является для него правомерным». «Исключения [в виде разрешенных временных копий] не могут использоваться для легитимации любых копий, создаваемых в процессе просмотра ресурсов в Интернете, иначе пользователям будет разрешен просмотр пиратских фильмов и прослушивание пиратской музыки», поэтому защита применяется только в случаях создания копий для обеспечения эффективной передачи данных по сетям посредниками, например, интернет-провайдерами.

Хотя приведенные высказывания звучат достаточно угрожающе, с точки зрения простых пользователей Интернета, которые вряд ли могут подтвердить законность просмотра тех или иных страниц, если до их загрузки они даже не знакомы с правилами сайта, надо все же подчеркнуть, что они не предполагают запрета на просмотр обычными пользователями новостных сайтов, и уж тем более любых иных сайтов. Во-первых, потому что они касаются только тех, кто за плату покупает подборку новостей. А во-вторых, потому что речь идет не о признании неправомерным любого просмотра информационного сайта, а лишь о невозможности оправдания нормами законодательства о временных копиях тех действий, которые по законодательству допускаются лишь при наличии лицензии.

Еще раз обратим внимание: в рассматриваемом деле все суды неоднократно подтверждали, что лицензия требуется лишь пользователям платных сервисов мониторинга СМИ. Тем же, кто пользуется бесплатными системами (например, Google News и Google Alerts), по-прежнему не требуются никакие лицензии, они вольны свободно просматривать любые новостные сайты, если только их владельцы изначально не выбрали политику предоставления своих материалов только по платной подписке.

5) Также суд вполне обоснованно не принял доводы ответчика о распространении на его действия норм о свободном использовании отрывков произведений в критических и полемических целях, а также о свободном распространении сведений о текущих событиях. Meltwater, действительно, хоть и рассылала клиентам обзоры, но безо всякого критического анализа (система сама автоматически отбирала все статьи, содержащие ключевые слова). Нельзя было назвать эти обзоры и обычными новостями в силу все той же специализации на интересующем клиента круге тем.

6) В итоге, суды пришли к выводу, что лицензии необходимы как новостному агрегатору, так и его клиентам. Лицензия WDL не дает им права делать дополнительные копии охраняемых авторским правом материалов. Именно такие копии, по мнению судов, возникают, когда пользователи открывают на своих компьютерах электронные письма от агрегатора, проводят поиск на его сайте или даже просто переходят на сайт правообладателя по ссылке в письме агрегатора.

Суды пошли ответчику на встречу только в уменьшении суммы вознаграждения по лицензиям WEUL. Суд по авторским правам принял во внимание полностью автоматизированный характер деятельности ответчика, из-за которого он берет меньшую оплату и получает меньше прибыли в сравнении с PCAs, обрабатывающими статьи «вручную».

Хочется обратить внимание на два момента:

— Основная цель данного процесса, конечно, состоит не в ограничении прав пользователей Интернета, не в придумывании новых правил контроля трафика и, уж конечно, не в ограничении веб-браузинга. Поэтому чрезмерные страхи о влиянии данного судебного прецедента на свободу Интернета и принципы интернет-права не обоснованны.

Суды, и правда, признали довольно широкий список действий нарушающими авторские права. Но в него не включаются операции тех, кто сам, без содействия платных новостных агрегаторов, ищет, получает или пересылает ссылки и новостные статьи. Более того, даже те, кто пользуется такими платными услугами, не совершают нарушений в отношении каких-либо материалов, если такие материалы не носят творческого характера, не охраняются авторским правом либо получены не из платных сервисов медиа-мониторинга.

— Главная, всем понятная цель судебных процессов — поиск издательствами новых источников финансирования, попытка встроиться в новые виртуальные экономические отношения. Пока выбор схем получения прибыли от размещения в сети контента не слишком велик. Так, эксперты отмечают, что, например, установление платного доступа к контенту не достигает своей цели — пользователи делают выбор в пользу сайтов с бесплатным контентом.

Думается, что в судебном деле NLA v. Meltwater мы видим очередную коммерческую модель сотрудничества правообладателей и пользователей. Модель, надо признать, плохо обоснованную и дискриминационную в отношении некоторых пользователей. Например, сразу бросается в глаза основной, удручающий принцип предложенной правообладателями схемы: если пользователь Интернета получил ссылку на статью за плату, то он должен выплатить вознаграждение и правообладателю; если же он добыл ее бесплатно (нашел в поисковике или в бесплатном новостном агрегаторе) — то волен распоряжаться ей совершенно свободно. Представляется, что в центре данной схемы должны быть все-таки действия информационных посредников, а не их клиентов. Клиентам необходимо право свободно оперировать полученными информационными материалами. А вот посредники, извлекающие из чужого контента прибыль, вполне могут быть обязаны делиться ее частью.

Остается надеяться, что рассмотренный прецедент не будет положен в основу дальнейшего наступления владельцев контента уже на бесплатные новостные агрегаторы и их клиентов. Ведь хотя суды в своих решениях признали, что было бы логически и экономически неправильным принуждать их платить вознаграждение, тем не менее различия в действиях платных и бесплатных агрегаторов (помимо цены) отсутствуют.

Share:
  • PrintPrint
  • email hidden; JavaScript is required
  • PDFPDF
  • FacebookFacebook
  • TwitterTwitter
  • Google BookmarksGoogle Bookmarks
  • Add to favoritesAdd to favorites
  • RSSRSS
Количество просмотров: 340

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *