Директива 96/9/ЕС Европейского Парламента и Совета от 11 марта 1996 года «О правовой охране баз данных». В оригинале — Directive 96/9/EC of the European Parliament and of the Council of 11 March 1996 on the legal protection of databases.

Далее приводится авторский перевод Директивы на русский язык. More »

Данная Директива (в оригинале — Directive 2006/115/EC of the European Parliament and of the Council of 12 December 2006 on rental right and lending right and on certain rights related to copyright in the field of intellectual property) посвящена особым правам на передачу охраняемых произведений в аренду (в прокат) и в безвозмездное пользование.

Передача экземпляров произведений в аренду достаточна понятна: она предполагает возмездность и не ограничена кругом пользователей. О ситуации с безвозмездным пользованием надо сказать чуть подробнее. Термин «lending right» часто неверно переводят как «кредитование», «займ». Но указанный термин подразумевает именно временное безвозмездное пользование оригиналами или экземплярами охраняемых результатов интеллектуальной деятельности (что в российском праве можно обозначить словом «ссуда»). Приводимая далее Директива ограничивает это право случаями, когда авторы передают его специальным учреждениям (библиотекам и т.п.), предоставляющим экземпляры во временное пользование представителям публики. При этом безвозмездность касается лишь представителей публики (они за пользование ничего не платят), тогда как сами учреждения чаще всего обязаны выплачивать авторам определенное вознаграждение (иногда, впрочем, выплата производится из государственного бюджета, например, при реализации «public lending right», «права общественного пользования» — когда передача охраняемого произведения пользователям осуществляется в общественных и культурных интересах без согласия авторов, но с выплатой им из бюджета предусмотренной законодательством компенсации).

Далее приводится перевод Директивы на русский язык. More »

В 2011 году законодательство Евросоюза стало более требовательным к порядку сбора информации о посетителях сайтов их владельцами: последние должны не только давать посетителям возможность отказаться от предоставления сведений, но обязаны получать их согласие на такой сбор, и уведомлять о том, какие сведения собираются (например, об использовании объектов интеллектуальной собственности для последующего контроля). Новые правила коснутся и тех администраторов сайтов, кто не находится в Евросоюзе, но чей сайт предназначен в том числе для граждан ЕС. И хотя эти правила внедряются в национальные законодательства крайне медленно, тем не менее один из первых таких актов, принятый в Великобритании, вступает в силу с 26 мая 2012 года. В ожидании этого события набросаем крупными мазками картину сегодняшней ситуации со сбором информации о посетителях сайтов, и рассмотрим, к чему стоит готовится администраторам в будущем.

Существует большое количество способов получения информации о посетителях сайтов. Большинство владельцев сайтов используют для этого различные виды файлов куки, счетчики статистических сервисов и иные инструменты. Делается это в самых разнообразных целях: чтобы обеспечить эффективную и безопасную работу Интернет-магазинов, систем онлайн-банкинга, чатов и иных сайтов; чтобы анализировать данные о посетителях сайта, их месте нахождения, предпочтениях, технических устройствах; чтобы оценивать эффективность рекламных компаний, оценивая переходы по кликам; чтобы показывать посетителям рекламу, наиболее соответствующую их потребностям; чтобы пресекать доступ лиц, совершающих неправомерные действия на сайте; чтобы обеспечить безопасность совершения финансовых операций на сайте; чтобы контролировать действия пользователя с охраняемым интеллектуальным правом контентом сайта и так далее.

Чаще всего владельцы сайтов размещают на компьютере, мобильном телефоне или ином устройстве пользователя, с помощью которого он заходит на сайт, особый файл «куки» (cookie). Он позволяет идентифицировать пользователя при его последующих посещениях того же самого, а иногда и многих иных сайтов. В результате, администратор сайта становится обладателем весьма личных сведений о посетителях, и эти сведения в дальнейшем могут быть использованы недобросовестно (например, путем их передачи рекламным сервисам).

Поэтому подобные отношения чаще всего входят в сферу притяжения законодательства о персональных данных. Несмотря на значительную важность этого вопроса для всех пользователей Интернета, его правовое регулирование долгое время нельзя было назвать полноценным, при том что многие пользователи чаще всего даже не знают о существовании этой потенциальной угрозы со стороны операторов веб-сайтов.

По поручению британского Департамента по культуре, средствам массовой информации и спорту в феврале 2011 года компанией PricewaterhouseCoopers был проведен опрос пользователей Интернета, чтобы выяснить, насколько они осведомлены о сохранении их информации владельцами сайтов. И хотя среди опрошенных преобладали опытные пользователи глобальной сети, тем не менее далеко не все имели достаточные знания о действиях, совершаемых владельцами сайтов: More »

Директива Европейского Союза 2004/48/ЕС о принудительном осуществлении прав на интеллектуальную собственность посвящена порядку привлечения к ответственности виновных в нарушении прав на интеллектуальную собственность, в том числе в случае совершения нарушений в сети Интернет.

Далее приводится авторский перевод Директивы на русский язык. More »

В 2010 году в Великобритании был принят Закон «О цифровой экономике» (Digital Economy Act 2010, DEA), которым внесены изменения в Закон «О связи» и ряд иных нормативных актов.

Помимо вопросов перехода страны на цифровое телевидение, издания видеоигр, выдачи лицензий на радиовещание, он регулирует также порядок воздействия на нарушителей авторских прав в сети Интернет, устанавливая определенные полномочия правообладателей, обязанности провайдеров, ответственность операторов сайтов и пользователей. Он предусматривает вполне серьезные последствия и для обычных посетителей Интернета, закрепляя право владельцев авторских прав в некоторых случаях добиваться отключения пользователей от глобальной сети.

Изучение основных положений данного закона представляется весьма интересным для понимания тенденций развития интернет-права, поскольку закон занимает важное место в ряду таких актов как, например, американский DMCA или французский HADOPI. Такое изучение показывает, что широкие протесты против недавних международных соглашений, таких как ACTA, при любом раскладе не приведут к ожидаемым результатам. Во-первых, потому что подобные соглашения, закрепляя наиболее существенные моменты, возлагают на их участников обязанность принимать развивающее эти моменты законодательство. Во-вторых, потому что национальное законодательство в ряде стран, действительно, идет гораздо дальше в строгости регулирования и в объеме воздействия на Интернет, чем это предусматривают отдельные международные договоры.

Далее приводится перевод наиболее важных пунктов акта. После него вы найдете разбор недавней безуспешной попытки британских провайдеров признать DEA противоречащим ряду директив Евросоюза. More »

 В последнее время появляется все больше проектов законов и международных соглашений, направленных на усиление борьбы с нарушениями прав на интеллектуальную собственность в Интернете. А в ответ ширится волна возмущения этими попытками установить новое регулирование, ущемляющее права многочисленных добросовестных пользователей глобальной сети. При этом ряд подобных проектов, по мнению экспертов, может поставить под угрозу само существование Интернета.

На этом фоне весьма любопытны попытки отдельных государств найти разумный баланс интересов правообладателей и потребителей. Ранее я уже писал о решении правительства Швейцарии не наказывать за нелегальное скачивание охраняемого контента.

А сейчас хочется привести в пример руководство Бразилии, принявшее в 2011 году закон о регулировании Интернета, прозванный «anti-ACTA». В его основу положено признание приоритета таких прав человека, как право на свободу слова, свободу получения и распространения информации, неприкосновенность частной жизни. Он подчеркивает важность соблюдения сетевого нейтралитета всеми участниками коммуникаций в цифровых сетях. Закрепляет ограниченные случаи вторжения государственных органов в сферу частного использования контента потребителями.

И хотя в законе не освещены очень многие сложные вопросы оборота охраняемых результатов интеллектуальной деятельности, тем не менее его базовые положения касаются самых распространенных спорных ситуаций.

Далее приведен обзор основных положений этого закона. More »

С 23 апреля 2009 года в Европейском союзе действует Директива 2009/24/ЕС о правовой охране компьютерных программ, заменившая одноименную Директиву 91/250/ЕЭС от 14 мая 1993 года.

Английский текст Directive 2009/24/EC of the European Parliament and of the Council of 23 April 2009 on the legal protection of computer programs.

Далее приведен перевод этой Директивы на русский язык. More »

Страница 2 из 212