Директива 96/9/ЕС Европейского Парламента и Совета от 11 марта 1996 года «О правовой охране баз данных». В оригинале — Directive 96/9/EC of the European Parliament and of the Council of 11 March 1996 on the legal protection of databases.

Далее приводится авторский перевод Директивы на русский язык. More »

Share:
  • PrintPrint
  • email hidden; JavaScript is required
  • PDFPDF
  • FacebookFacebook
  • TwitterTwitter
  • Google BookmarksGoogle Bookmarks
  • Add to favoritesAdd to favorites
  • RSSRSS

Данная Директива (в оригинале — Directive 2006/115/EC of the European Parliament and of the Council of 12 December 2006 on rental right and lending right and on certain rights related to copyright in the field of intellectual property) посвящена особым правам на передачу охраняемых произведений в аренду (в прокат) и в безвозмездное пользование.

Передача экземпляров произведений в аренду достаточна понятна: она предполагает возмездность и не ограничена кругом пользователей. О ситуации с безвозмездным пользованием надо сказать чуть подробнее. Термин «lending right» часто неверно переводят как «кредитование», «займ». Но указанный термин подразумевает именно временное безвозмездное пользование оригиналами или экземплярами охраняемых результатов интеллектуальной деятельности (что в российском праве можно обозначить словом «ссуда»). Приводимая далее Директива ограничивает это право случаями, когда авторы передают его специальным учреждениям (библиотекам и т.п.), предоставляющим экземпляры во временное пользование представителям публики. При этом безвозмездность касается лишь представителей публики (они за пользование ничего не платят), тогда как сами учреждения чаще всего обязаны выплачивать авторам определенное вознаграждение (иногда, впрочем, выплата производится из государственного бюджета, например, при реализации «public lending right», «права общественного пользования» — когда передача охраняемого произведения пользователям осуществляется в общественных и культурных интересах без согласия авторов, но с выплатой им из бюджета предусмотренной законодательством компенсации).

Далее приводится перевод Директивы на русский язык. More »

Share:
  • PrintPrint
  • email hidden; JavaScript is required
  • PDFPDF
  • FacebookFacebook
  • TwitterTwitter
  • Google BookmarksGoogle Bookmarks
  • Add to favoritesAdd to favorites
  • RSSRSS

В 2011 году законодательство Евросоюза стало более требовательным к порядку сбора информации о посетителях сайтов их владельцами: последние должны не только давать посетителям возможность отказаться от предоставления сведений, но обязаны получать их согласие на такой сбор, и уведомлять о том, какие сведения собираются (например, об использовании объектов интеллектуальной собственности для последующего контроля). Новые правила коснутся и тех администраторов сайтов, кто не находится в Евросоюзе, но чей сайт предназначен в том числе для граждан ЕС. И хотя эти правила внедряются в национальные законодательства крайне медленно, тем не менее один из первых таких актов, принятый в Великобритании, вступает в силу с 26 мая 2012 года. В ожидании этого события набросаем крупными мазками картину сегодняшней ситуации со сбором информации о посетителях сайтов, и рассмотрим, к чему стоит готовится администраторам в будущем.

Существует большое количество способов получения информации о посетителях сайтов. Большинство владельцев сайтов используют для этого различные виды файлов куки, счетчики статистических сервисов и иные инструменты. Делается это в самых разнообразных целях: чтобы обеспечить эффективную и безопасную работу Интернет-магазинов, систем онлайн-банкинга, чатов и иных сайтов; чтобы анализировать данные о посетителях сайта, их месте нахождения, предпочтениях, технических устройствах; чтобы оценивать эффективность рекламных компаний, оценивая переходы по кликам; чтобы показывать посетителям рекламу, наиболее соответствующую их потребностям; чтобы пресекать доступ лиц, совершающих неправомерные действия на сайте; чтобы обеспечить безопасность совершения финансовых операций на сайте; чтобы контролировать действия пользователя с охраняемым интеллектуальным правом контентом сайта и так далее.

Чаще всего владельцы сайтов размещают на компьютере, мобильном телефоне или ином устройстве пользователя, с помощью которого он заходит на сайт, особый файл «куки» (cookie). Он позволяет идентифицировать пользователя при его последующих посещениях того же самого, а иногда и многих иных сайтов. В результате, администратор сайта становится обладателем весьма личных сведений о посетителях, и эти сведения в дальнейшем могут быть использованы недобросовестно (например, путем их передачи рекламным сервисам).

Поэтому подобные отношения чаще всего входят в сферу притяжения законодательства о персональных данных. Несмотря на значительную важность этого вопроса для всех пользователей Интернета, его правовое регулирование долгое время нельзя было назвать полноценным, при том что многие пользователи чаще всего даже не знают о существовании этой потенциальной угрозы со стороны операторов веб-сайтов.

По поручению британского Департамента по культуре, средствам массовой информации и спорту в феврале 2011 года компанией PricewaterhouseCoopers был проведен опрос пользователей Интернета, чтобы выяснить, насколько они осведомлены о сохранении их информации владельцами сайтов. И хотя среди опрошенных преобладали опытные пользователи глобальной сети, тем не менее далеко не все имели достаточные знания о действиях, совершаемых владельцами сайтов: More »

Share:
  • PrintPrint
  • email hidden; JavaScript is required
  • PDFPDF
  • FacebookFacebook
  • TwitterTwitter
  • Google BookmarksGoogle Bookmarks
  • Add to favoritesAdd to favorites
  • RSSRSS

Во многих странах методы борьбы с незаконным распространением охраняемых произведений различаются. В Великобритании активно используются судебные запреты в отношении интернет-провайдеров, обязывающие их блокировать доступ клиентов к сайтам, обвиненным в нелегальном распространении контента. В Австралии правообладатели пытаются признать провайдеров если не виновными, то недобросовестно содействующими использованию их клиентами BitTorrent-сервисов. В США за последние два года в суды было предъявлено около 250 тысяч судебных исков в отношении конкретных пользователей или неустановленных лиц, непосредственно скачивающих и распространяющих незаконные экземпляры произведений через различные торрент-трекеры. Подобная практика критикуется очень многими экспертами и пользователями, ведь она излишне часто позволяет ущемлять права обычных посетителей глобальной сети.

В начале мая в одном из подобных дел (K-Beech, Inc. v. John Does 1-37) нью-йоркский мировой судья Gary R. Brown сделал обстоятельный обзор такого рода требований и привел рекомендации по их рассмотрению. И хотя его мнение не будет являться решающим при рассмотрении аналогичных дел, тем не менее изучение его позиции позволит яснее понять текущие тенденции по разрешению подобных споров в США, поскольку он более развернуто изложил то, что ранее уже неоднократно высказывалось различными судьями, но пока еще не получило поддержки со стороны всего судейского сообщества.

Обычно в таких случаях правообладатели подают судебные претензии против неизвестных распространителей нелегального контента, о которых они знают пока только IP-адреса, ходатайствуя об истребовании судом у Интернет-провайдеров контактных данных владельцев этих IP-адресов. В дальнейшем они предъявляют полноценные иски против таких владельцев. Не все суды идут навстречу правообладателям, обращая внимание на то, что IP-адреса недостаточно для точной идентификации фактического нарушителя авторских прав. В качестве примера они приводят дело, в котором судебному преследованию было ошибочно подвергнуто лицо, чей аккаунт, как выяснилось, был недобросовестно использован неустановленным лицом, подключившимся к Wi-Fi сети. В подобных ситуациях несправедливым будет привлекать к ответственности владельца аккаунта, поскольку он не имел намерения нарушать чужие права.

Судья Gary R. Brown в своем знаменательном решении привел следующие разъяснения. Знание их поможет правообладателям точнее формулировать свои требования, а пользователям эффективно защищаться от слишком часто встречающихся необоснованных претензий. More »

Share:
  • PrintPrint
  • email hidden; JavaScript is required
  • PDFPDF
  • FacebookFacebook
  • TwitterTwitter
  • Google BookmarksGoogle Bookmarks
  • Add to favoritesAdd to favorites
  • RSSRSS

2 мая 2012 года Суд Европейского Союза вынес решение по делу C-406/10 по преюдициальному запросу Суда Англии и Уэльса относительно спора между компаниями SAS Institute Inc. и World Programming Ltd. Спор касался определения объема правовой охраны компьютерных программ и правомерности действий пользователя программы по ее воспроизведению при создании дополнительных программ. Компания World Programming Ltd, основываясь на идеях, принципах, возможностях, языке программирования и формате файлов данных аналитических программ SAS Institute Inc., создала дополнительные компьютерные программы, расширяющие возможности пользователей по работе с исходным аналитическим комплексом. Разработчик SAS Institute Inc. посчитал нарушенными свои авторские права на ПО.

И хотя рассматриваемый спор касался еще предыдущей Директивы ЕС об охране компьютерных программ 91/250/ЕЭС (на нашем сайте приведен перевод новой редакции Директивы 2009/24/EC), тем не менее сделанные Судом выводы полностью подтверждаются действующей Директивой, и будут весьма полезны как разработчикам, так и пользователям разнообразного ПО.

Как известно, международные соглашения и Директивы ЕС распространяют авторско-правовую охрану не на идеи и принципы, а на форму их выражения (form of expression). Что именно входит в понятие «форма выражения», определяется уже правоприменительной практикой. Суд Англии и Уэльса обратился к Суду Евросоюза со следующими вопросами.

1) Относятся ли к форме выражения такие элементы компьютерной программы, как ее функциональные возможности (functionality), язык программирования (programming language) и формат файлов данных (format of data files)? More »

Share:
  • PrintPrint
  • email hidden; JavaScript is required
  • PDFPDF
  • FacebookFacebook
  • TwitterTwitter
  • Google BookmarksGoogle Bookmarks
  • Add to favoritesAdd to favorites
  • RSSRSS

CISPA и SNOPA — парочка новых аббревиатур для всех интересующихся тенденциями развития американского Интернет-права. Одну из них многие пользователи упоминают с негодованием, тогда как как другую радостно приветствуют. Посмотрим чуть подробнее, о чем идет речь.

Первый из них — CISPA (Cyber Intelligence Sharing and Protection Act), что можно перевести как «Закон о защите и совместном использовании компьютерной секретной информации», — в конце апреля в первом чтении одобрила Палата представителей Конгресса США. Он имеет довольно серьезных сторонников, в число которых входят около 800 Интернет-компаний, в частности, такие крупные, как Microsoft, Facebook, Intel, AT&T, Verizon. При этом многие правозащитные организации, Electronic Frontier Foundation, American Civil Liberties Union, Sunlight Foundation и др., призывают активно противостоять его принятию.

Мы уже отмечали одну из самых характерных черт современного Интернет-права — сближение и переплетение вопросов охраны интеллектуальной собственности и личных прав человека. Именно угроза нарушения последних порождает массовые движения против внедрения новых способов осуществления и защиты интеллектуальных прав. Большинство предложений правообладателей по усилению защиты их интересов в глобальной сети так или иначе связаны с необходимостью получения более полной информации об участниках и способах цифрового обмена данными. Надо заметить, что чаще всего такое положение дел обусловливается не особым коварством правообладателей, а технологическими принципами компьютерного обмена информацией. Любые простые, непродуманные решения в этой области чаще всего расцениваются как покушение на безопасность и приватность обычных пользователей. В результате, напуганные разнообразными попытками ограничить их права, пользователи с неизбежностью относятся к любым новым предложениям урегулировать Интернет-отношения с серьезным предубеждением, преувеличивая их возможные угрозы. И трудно сказать, чьей вины в этом больше. More »

Share:
  • PrintPrint
  • email hidden; JavaScript is required
  • PDFPDF
  • FacebookFacebook
  • TwitterTwitter
  • Google BookmarksGoogle Bookmarks
  • Add to favoritesAdd to favorites
  • RSSRSS

26 апреля 2012 года по делу C-510/10 Суд Евросоюза вынес решение, касающееся нескольких достаточно важных вопросов как в сфере интеллектуального права, так и европейского права в целом:

— как соотносятся нормы европейского и национального права, имеет ли национальное право приоритет при имплементации положений Директивы ЕС?

— предоставлено ли государствам-членам ЕС полномочие расширительно толковать ограничения исключительных прав, предусмотренные Директивой?

— каким образом применять положения Директивы, если они изложены по-разному в текстах Директивы на разных языках?

Думаем, что данные Судом Европейского Союза разъяснения могут быть полезны всем, кто тем или иным образом сталкивается с европейским правом.

Разъяснения были связаны с преюдициальным запросом датского суда, столкнувшегося с противоречием датского и европейского права. В рассматриваемом национальным судом деле организация NCB, представляющая интересы правообладателей, спорила с телевизионными вещательными организациями относительно объема правомочий организаций эфирного вещания по свободному (без разрешения авторов) изготовлению временной записи охраняемых произведений в целях краткосрочного пользования. More »

Share:
  • PrintPrint
  • email hidden; JavaScript is required
  • PDFPDF
  • FacebookFacebook
  • TwitterTwitter
  • Google BookmarksGoogle Bookmarks
  • Add to favoritesAdd to favorites
  • RSSRSS