Для Евросоюза вообще не характерно вовлечение административных органов в защиту интеллектуальных прав от онлайновых нарушений. Слишком велики риски злоупотреблений и ущемления основополагающих прав и свобод. Во всех государствах-членах ЕС это прерогатива судов. В 2011 году уже предпринималась попытка упростить защиту интересов правообладателей через административные процедуры, но она была жестко раскритикована Европейской Комиссией.

Однако в июле 2013 года Департамент по коммуникациям Италии (Italian Communication Authority, AGCOM) подготовил проект «Регламента о принудительном осуществлении авторских и смежных прав в электронных коммуникационных сетях и имплементации процедур согласно Законодательному Декрету №70 от 9.04.2003 г.», предусматривающий удаление нелегального контента и блокирование доступа к сайтам. После этого в течение двух месяцев проводились общественные консультации, по результатам которых произведены существенные доработки. 12 декабря 2013 г. окончательный вариант проекта был утвержден. И когда с 31 марта 2014 г. итальянский Регламент заработает, он станет важным прецедентом для ЕС (текст на итальянском, неофициальный перевод на английский).

Естественно, не обошлось без критики и на этот раз. Среди недовольных были как высшие должностные лица Италии (председатель Палаты депутатов Парламента Лаура Больдрини и Министр иностранных дел Эмма Бонино настаивали, что гарантии и ограничения гражданских свобод, правила удаления информации в интернете могут вводиться лишь законом, но не ведомственным актом, и реализовываться должны исключительно судом), так и представители международных организаций (Специальный докладчик ООН по вопросу о поощрении и защите права на свободу мнений и их свободное выражение Франк Ла Рю подчеркнул, что ограничение конституционных прав и свобод допустимо лишь в утвержденных законом рамках и под тщательным судебным надзором). Серьезные угрозы свободе слова и свободе ведения предпринимательской деятельности увидели в Регламенте и многие известные правоведы, организации по правам потребителей, интернет-провайдеры и правозащитники. По их мнению, Регламент противоречит Конституции Италии, ст. 50 Соглашения ТРИПС и европейскому праву. Так что, несмотря на скорое вступление Регламента в силу, окончательно вопрос еще не решен. В сентябре 2013 г. проект был передан для согласования в Европейскую Комиссию, ответ которой пока не получен.

Основные принципы Регламента.

Регламент предполагает достижение двух основных целей: а) содействовать развитию легальных предложений цифрового контента и повышать осведомленность пользователей о правомерном использовании произведений в интернете; б) улучшить охрану копирайта в сети интернет посредством специальных процедур пресечения правонарушений.

Важная черта Регламента: его положения не распространяются на конечных пользователей, скачивающих контент или просматривающих цифровые произведения в потоковом режиме, а также не применяются к приложениям и компьютерным программам, с помощью которых конечные пользователи обмениваются цифровым контентом через электронные коммуникационные сети. Иными словами, Регламент не ограничивает действия пользователей, использующих торренты, файлообменные сервисы, социальные сети и иные программные инструменты скачивания контента, и не предусматривает за них ответственности. Однако загрузка и распространение охраняемых произведений без согласия правообладателя, осуществляемые через те же самые инструменты, естественно, расцениваются как правонарушение. Итальянский правоприменитель вполне справедливо полагает, что преследование пользователей, участвующих в некоммерческом файлообмене, не поможет в борьбе с массовым пиратством, но лишь оттолкнет тех самых потенциальных потребителей, на которых рассчитывает креативная индустрия.

Регламент устанавливает процедуры удаления нелегально распространяемых в интернете цифровых произведений, а также ссылок, торрентов (буквенно-цифровых кодов для скачивания) и иных средств, позволяющих получить доступ к таким произведениям.

Доступность легального контента.

Департамент будет содействовать тому, чтобы потребителям был доступен широкий выбор легального контента через инновационные, добросовестно конкурирующие сервисы. Активно распространять о таких сервисах информацию и приучать пользователей приобретать легальную продукцию. В этих целях в Департаменте создается специальный комитет, который, в отличие от России, будет включать представителей всех заинтересованных сторон: потребителей, авторов, артистов и исполнителей, издателей, продюсеров, дистрибьюторов, информационных посредников, провайдеров медиа-сервисов, поставщиков информационных услуг.

Среди основных задач комитета: упрощение процедур приобретения цифрового контента; формулирование типовых условий лицензионных соглашений с учетом интересов всех участников рынка; утверждение кодекса поведения информационных посредников в целях противодействия экономическим операциям с нелегальным контентом для его искоренения; продвижение образовательных программ по легальному приобретению контента, в том числе в виде переадресации пользователей на сайты с обучающими материалами в определенных случаях; одобрение мер помощи создателям новых цифровых произведений, коммерческих инициатив и устранение существующих барьеров; мониторинг ситуации на развивающемся рынке легальных предложений цифровых материалов; контроль за применением Регламента и формулирование предложений по его доработке в ответ на технологические изменения и эволюцию рынка.

Как видим, для достижения первой цели в Регламенте предусмотрены благие, но, по мнению ряда экспертов, слишком слабые и неэффективные меры. Его нормы являются скорее декларацией, а не программой действий. Итальянское общество по защите прав потребителей в электронной сфере напомнило, что сегодня развитие легального рынка контента официально признается лучшим средством искоренения пиратства, а Регламент уделяет этому недостаточно внимания. Но в любом случае радует сам факт осознания итальянским правоприменителем, что увеличение доступности и разнообразия легального предложения не менее, а, возможно, и более важная цель, чем борьба с отдельными нарушениями. Об этом же говорят многочисленные исследования проблемы пиратства.

Саморегулируемые процедуры.

В Регламенте особо подчеркивается, что приоритет остается за саморегулируемыми процедурами удаления спорного контента. Меры, предусмотренные в новом акте, будут дополнять их, не причиняя ущерба. Однако в чем будет проявляться приоритет, не уточняется. Любопытно, что в раннем проекте Регламента на правообладателя возлагалась обязанность предварительно уведомить о своих претензиях администратора сайта в соответствии с установленными таким администратором процедурами. И лишь при неудовлетворительном поведении владельца сайта у правообладателя возникало право на обращение за административными процедурами. В окончательный вариант Регламента это положение не вошло, очевидно, чтобы не затягивать срок реагирования на нарушение. Теперь правообладатель вправе, но не обязан пытаться решить вопрос миром. И если у него есть на то причины, волен сразу подать заявление в Департамент. Эксперты отмечают, что удаление из Регламента обязанности правообладателя соблюдать установленный владельцем сайта порядок рассмотрения претензий выглядит неразумным. Европейское законодательство постепенно сближается с принципами американского DMCA, освобождающим владельцем ресурсов от ответственности в случае своевременного реагирования на претензии правообладателей. Это абсолютно справедливый порядок, упрощающий разрешение споров в интернете. Многие администраторы европейских интернет-ресурсов внедряют у себя те или иные процедуры добровольного рассмотрения уведомлений о нарушениях. Отход от этой тенденции чреват затягиванием споров и обесцениванием роли саморегулируемых процедур. Хотя законодатели многих стран видят залог достижения сбалансированного регулирования именно в добровольных практиках. В то же время эксперты отмечают, что если в государстве отсутствуют четкие правовые требования к содержанию правил добровольного урегулирования, разрабатываемых владельцами интернет-ресурсов, процедура может быть настроена с нарушением фундаментальных прав пользователей, размещающих материалы. Пользователи могут быть лишены права на подачу возражений, либо срок на это будет слишком краток, либо возражениям не будет даваться должная оценка, и так далее. Так что в этом вопросе необходима осторожность. Напомним, что российский законодатель пока вообще не принимает саморегулируемые процедуры во внимание, хотя в судебной практике им отводится существенная роль.

Инициирование административной процедуры.

Правообладатель (лицензиат, общество по коллективному управлению правами), полагающий, что его авторское или смежное право нарушено, вправе направить в Департамент запрос на удаление. Поводом для обращения может послужить размещение на сайте копии цифрового произведения, распространяемой с нарушением права, а также гиперссылки, торрент-файла или иного средства получения доступа к такой копии. Правообладателю необходимо заполнить специальную форму на сайте Департамента и приложить документы, подтверждающие авторское (смежное) право. Если запрос явно необоснованный (например, касается неохраняемых или свободно распространяемых произведений) или не содержит достаточной информации, он отклоняется.

Департамент не начнет работу по поступившему запросу либо прекратит ее, если аналогичный спор попадает на рассмотрение суда. Эта норма явилась попыткой снять острую критику в неподведомственности подобных споров исполнительному органу. Административная процедура может упростить защиту авторского права в ситуации бесспорного нарушения. Но если кто-то из заинтересованных лиц имеет возражения против действий правообладателя, Департаменту следует устраниться из конфликта, поскольку он не может подменять собой суд, который единственно уполномочен взвешивать интересы и доводы сторон и решать судьбу размещенного материала. Правда, пока этот принцип реализован не до конца – Регламент предусматривает прекращение производства в Департаменте лишь в том случае, когда инициатором аналогичного судебного дела выступил правообладатель.

У Департамента есть семь дней, чтобы решить, инициировать ли по запросу производство или отклонить его. О начале производства уведомляются провайдер сервиса, администраторы сайта и соответствующей вэб-страницы, а также, если его удается установить, лицо, загрузившее спорный контент. В направляемом им сообщении содержится указание на охраняемое произведение; предложение добровольно уладить конфликт с правообладателем, что повлечет прекращение производства; перечень нарушенных положений закона; краткое описание обстоятельств спора и проверки полномочий заявителя; приводятся контактные данные должностного лица Департамента, которому можно направить встречные возражения; а также определяются сроки процедур. Важно отметить, что при исчислении всех указанных в Регламенте сроков учитываются только рабочие дни.

Встречные возражения.

Уведомленные о начале производства лица могут либо уладить вопрос с правообладателем добровольно (об этом они сообщают Департаменту, который закрывает дело), либо направить в административный орган свои возражения в течение 5 дней после получения сообщения. Возражения должны быть рассмотрены Департаментом до применения принудительных мер.

Напомним, что российский закон не предоставляет лицам, разместившим спорный материал или управляющим сайтом, предоставлять свои возражения в орган, блокирующий интернет-ресурсы. По-видимому, законодатель исходил из того, что все административные процедуры будут основываться на ранее принятых судебных актах. Однако что это за судебные акты, и могут ли они служить достаточным оправданием для ограничения исполнительным органом конституционных прав и свобод (таких как свобода слова, свобода творческой деятельности) из поправок к закону об информации остается неясным (п. 1 ст. 15.2 Закона от 02.07.2013 №187-ФЗ). Судебный акт может иметь отдаленное отношение к защищаемому интеллектуальному праву. Так что сохраняется огромное пространство для злоупотреблений со стороны правообладателей: административная процедура, не оставляющая владельцу сайта шансов на самозащиту, может использоваться ими как инструмент принуждения к нужным для правообладателей действиям. Тогда как судебный контроль за ситуацией будет номинальным. Итальянский Регламент хоть и допускает принудительные меры в отрыве от судебного разбирательства, но основывается на более взвешенном балансе возможностей всех сторон конфликта. Предполагаемые нарушители располагают достаточным временем для сбора доказательств своей правоты, чтобы выдвинуть возражения против предпринимаемых мер. Если Департамент сочтет спор сложным, он может предоставить правообладателю и заинтересованным лицам дополнительный срок на сбор доказательств. А также разослать от своего имени необходимые запросы.

Рассмотрение материалов дела и принудительные меры.

После этого собранные материалы передаются в специальную комиссию Департамента, определяющую, какие меры по принудительному осуществлению интеллектуальных прав необходимо применить исходя из принципов постепенности, пропорциональности и адекватности. Рассмотрев собранные материалы и не обнаружив нарушения авторских или смежных прав, комиссия прекращает производство. Если же нарушение подтверждено, в адрес сервис-провайдера направляется требование прекратить его. Требование должно быть выполнено в течение 3 дней после получения. Какие именно действия должен предпринять провайдер, зависит от местонахождения сайта. Если он расположен на сервере в Италии, провайдер хостинга должен выборочно удалить нелегальные файлы (имеются в виду нелегальные экземпляры произведений, а равно гиперссылки на них, торрент-файлы и иные технологические средства для получения доступа). А если нарушения имеют массовый характер – заблокировать к ним доступ. Если же сервер расположен вне Италии, Департамент потребует от провайдеров доступа заблокировать доступ к отдельным страницам или сайту в целом на территории Италии. На иностранных провайдеров хостинга обязанности не возлагаются (опять же отметим разительную разницу с российским законом), поскольку они находятся в иной юрисдикции. Департамент может указать, на какие интернет-страницы будут переадресовываться посетители, намеревавшиеся посетить заблокированные сайты.

Как видим, блокирование доступа допускается в отношении сайтов, расположенных как за границей, так и внутри страны. Подобная мера справедливо критикуется правоведами. По своей сути, эта мера предназначена для пресечения дальнейших нарушений копирайта. Однако, помимо незаконной, может быть заблокирована и вполне законная деятельность (творческая, экономическая, просветительская и т.п.). Но для ограничения основополагающих прав и свобод административного акта недостаточно. К российскому закону предъявляют схожие претензии. Блокировать доступ к сайту или требовать удалить контент можно лишь по итогам полноценного судебного разбирательства, после изучения всех обстоятельств спора и доводов сторон. Но не в рамках формальной процедуры предварительного обеспечения или, тем более, административных мероприятий. Как отмечается в докладе представителя ООН 2011 г., блокирование страниц и целых сайтов (доменных имен, IP-адресов) вообще недопустимо или должно применяться лишь в самых исключительных случаях. Во-первых, потому что многократно подтверждена неэффективность этих мер. Во-вторых, потому что они ведут к нарушению международных стандартов защиты свободы слова и самовыражения. Однако, напомним, российский законодатель вообще не считает нарушение фундаментальных, конституционных прав поводом для беспокойства.

Предельный срок на принятие Департаментом мер по запросу правообладателя – 35 дней после получения запроса. Об итогах производства уведомляется правообладатель и все вовлеченные участники.

Сокращенная процедура.

Если Департамент в ходе первичного анализа запроса правообладателя обнаружит, что имеет место существенное нарушение права на экономическое использование цифрового произведения или нарушение является массовым, то сроки реагирования сокращаются. Решение о возбуждении производства принимается в течение 3, а не 7 дней. На подачу встречных возражений отводится 3 дня вместо 5, дополнительный период для сбора доказательств не назначается. После окончания этих сроков материалы дела незамедлительно передаются в комиссию, которая будет их рассматривать. И на принятие указанных ранее мер у комиссии будет только 12 дней с момента поступления запроса правообладателя. Провайдеры обязаны выполнить полученные от Департамента требования в течение 2 дней.

Признаки существенного или массового нарушения:

— по предшествующим запросам правообладателя Департамент уже признавал нарушение доказанным в отношении того же объекта;

— значительный объем цифровых произведений, распространенных с нарушением копирайта;

— время вывода на рынок оригинального цифрового продукта;

— экономическая ценность нарушенного права и серьезность причиненного вреда;

— пособничество, в том числе косвенное, получению нелегальных копий;

— вводящий в заблуждение характер сообщения, которое вызывает у получателей ложную уверенность в правомерности указанных в сообщении действий;

— размещение информации о технических условиях получения доступа к нелегально распространяемому контенту;

— преследует ли нелегальное предложение цифровых произведений цель получения прибыли, о чем свидетельствуют, в частности, требование платы за предоставление доступа или рекламирование такого предложения;

— запрос в Департамент направлен профессиональной ассоциацией по управлению правами.

Заметно, что перечень сформулирован достаточно широко, чтобы рассматривать большинство дел по упрощенной процедуре в сжатые сроки. Хотя именно сложные и массовые нарушения требуют большей тщательности и большего времени при их рассмотрении. Однако даже эти сроки несопоставимо разумны в сравнении с теми, что предусмотрены российским законодательством.

Схожие процедуры и меры предусмотрены в Регламенте и на случай распространения нелегальных материалов в аудиовизуальных медиа-сервисах.

За невыполнение требований Департамента предусмотрено взыскание штрафов в сумме от 10 000 до 250 000 евро, которая многими оценивается как чрезмерно завышенная. Возражая против примененных Департаментом мер, заинтересованные лица вправе подать апелляционную жалобу в порядке административного судопроизводства в течение 60 дней с момента получения требования.

Наконец, критикуют правоведы и отсутствие открытого списка сайтов, подвергшихся принудительным мерам. Учитывая высокий риск ошибок и ограничений основополагающих прав и свобод, общество должно иметь возможность изучить обстоятельства и причины применения принудительных мер, чтобы настаивать на изменении плохо работающих законов.

Share:
  • PrintPrint
  • email hidden; JavaScript is required
  • PDFPDF
  • FacebookFacebook
  • TwitterTwitter
  • Google BookmarksGoogle Bookmarks
  • Add to favoritesAdd to favorites
  • RSSRSS
Количество просмотров: 837

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *