Массовое нелегальное скачивание цифровой музыки, фильмов, компьютерных программ и иных охраняемых произведений, именуемое «пиратством», многими воспринимается как повод ужесточить авторское право, другими — как повод отказаться от копирайта вообще. Чтобы не переходить разумные границы, за которыми право практически парализует любое использование контента потребителями или же полностью отрицается регулирующая способность права в цифровом мире, необходимо ясно представлять — что же такое «пиратство», чем оно вызвано, как влияет на оборот произведений и может ли быть побеждено. Любые «пугалки» и голословные выводы при этом бесперспективны. Решить, что же делать с данным явлением, можно лишь тогда, когда мы начнем яснее его понимать. Поэтому первостепенное значение при рассмотрении «пиратства» имеют результаты тщательно организованных и широко проведенных социологических исследований. Мы уже ссылались на некоторые из них.

11.09.2013 г. Управление связи Великобритании (Ofcom) представило авторитетный 90-страничный отчет «High volume infringers analysis report» (Аналитический отчет о наиболее активных нарушителях), проведенный по его заказу компанией Kantar Media.

Обширное исследование проводилось в течение года с мая 2012 г. по май 2013 г. по инициативе британского правительства в рамках масштабного проекта реформирования авторского права на основе рекомендаций И.Харгривса. Один из важных вопросов, которые решает законодатель, — это «необходимо ли корректировать политику реагирования на онлайновые нарушения копирайта?». Собранные данные должны дать представление о поведении и привычках пользователей в отношении потребления цифрового контента (сюда включают и скачивание, и просмотр в потоковом режиме). А дальше уже можно делать выводы: так ли масштабно пиратство; причиняет ли оно столь существенный экономический ущерб, как обычно полагают; чем вызывается нарушение копирайта и что может побудить нарушителей отказаться от своей практики.

За год исследователи провели 21 475 опросов более 4 400 британских пользователей относительно 6 категорий цифрового контента: музыка, фильмы, телевизионные программы, компьютерные программы, книги и видеоигры. Собранные данные можно с полным правом назвать наиболее скрупулезным и точным описанием онлайнового поведения пользователей, осуществленным в последнее время. Оно наглядно, интересно и показательно.

Прежде всего, исследователи отмечают высокую востребованность цифрового контента: 58% интернет-пользователей в течение года скачали или просмотрели в потоковом режиме хотя бы одну единицу контента. При этом нарушителей было сравнительно немного: нелегальные материалы приобрела примерно треть (29%) потребителей онлайнового контента, т.е. только 17% от общего числа пользователей.

Применительно к отдельным видам контента количество преступающих закон различается, но остается на низком уровне. Например, в интернете чаще всего скачивали нелегальную музыку. Но участвовали в этом менее одного из десяти (9%) пользователей. В других видах контента цифры и того меньше: компьютерные программы и видеоигры добывали с нарушением закона лишь 2% потребителей. Однако в относительном выражении нарушения выглядят более распространенными: 33% всех ценителей онлайновых фильмов хотя бы однажды загружали неофициальную копию, а 26% любителей музыки хотя бы раз слушали ее без согласия правообладателей.

В сумме примерно четверть (22%) всего контента, потребленного в течение года, была нелегальной. Что составило порядка 1,5 млрд. файлов. Больше всего нарушений зафиксировано в отношении музыки, фильмов и телевизионных передач. При этом доля нелицензионных материалов в общем объеме скачиваемого нарушителем за год контента в среднем составила 47%. Доля нелегальных материалов существенно различалась по отдельным видам контента: 35% фильмов, 22% музыкальных композиций, 18% телевизионных программ и т.д. (подробнее ниже в таблице).

Примечателен также следующий факт: основная часть нарушений (74%) совершена небольшим количеством пользователей (2%), входящих в верхние 10% рейтинга. Нижние 80% ответственны лишь за 14% скачиваний/просмотров. Из этого следует, что подавляющее большинство пользователей называть «нарушителями» не вполне корректно, поскольку они скачивают нелегальный контент крайне редко и в незначительном объеме. Любопытно отметить, что относительно любых двух различных категорий контента наиболее активные нарушители (входящие в верхние 20%) совпадают весьма незначительно (максимально на 36%, а в среднем гораздо меньше). Это значит, что среди «пиратов» наблюдается некоторая «специализация», отражающая их пристрастие к определенному виду произведений. Те, кто скачивает больше всего пиратских материалов, сосредоточиваются на какой-то конкретной категории.

Исследователи выявили крайне интересную взаимосвязь между количеством совершаемых лицом нарушений и объемом средств, потраченных им на лицензионные материалы. Обнаружилось, что пираты расходуют на приобретение легального контента гораздо больше, чем обычные пользователи: 26,41 ф.ст. в среднем за квартал против 16,18 ф.ст. Таким образом, хотя доля нарушителей в общем количестве онлайновых потребителей составляет всего 29%, они тратят на приобретение легального контента заметно большие суммы – 40% от совокупного объема расходов. Далее, значительно чаще легальные цифровые копии покупают нарушители из верхних 20% рейтинга (наиболее активно скачивающие) – в среднем на 54,72 ф.ст. за квартал. Тогда как расходы тех, кто входит в остальные 80%, ближе к показателям добросовестных потребителей – 22,33 ф.ст. Аналогичная, хоть и чуть менее выраженная, зависимость существует и в отношении офлайновых материалов: «пираты» тратят за три месяца в среднем 109,89 ф.ст. (расходы наиболее активных пиратов из верхних 10% вообще доходят до 197,56 ф.ст.), тогда как остальные потребители расходуют только 82,55 ф.ст.

Однако подобная ситуация наблюдается при продаже не всех видов контента. Как видно из приведенной далее таблицы, на некоторые из них больше средств в среднем расходуют законопослушные приобретатели: фильмы, ПО и видеоигры. Однако и в этих категориях наиболее активные нарушители из верхней части рейтинга тратят значительно больше среднего добропорядочного пользователя. В таблицу не вошли данные по приобретению цифровых книг, поскольку из-за незначительного количества нарушений исследователям было затруднительно разбивать их на децили.

Таблица 1. Данные по видам контента

Собранные данные показывают, что копирайт чаще всего нарушают мужчины в возрасте от 16 до 34 лет, не имеющие работы или не дотягивающие по уровню доходов до категории «средний класс» (уровни C2DE). Нелицензионную музыку, фильмы и телевизионные программы гораздо чаще скачивали безработные пользователи. Подобные тенденции наиболее явно проявляются применительно к нарушителям из верхних 10% (и 20%) рейтинга.

Неудивительно, что «пираты», находящиеся в верхней части рейтинга, продемонстрировали наилучшую техническую подкованность. В сравнении с основной массой нарушителей они явно предпочитали скачивать и просматривать нелегальный контент либо через мобильные сети (39% против 26%), либо через сети, расположенные вне дома (37 против 25%). Подобная тактика значительно усложняла их обнаружение защитниками авторских прав.

Наконец, практически все, кто нарушал авторские права, обосновывали свои действия тем, что это «бесплатно», «удобно» и «быстро». Частота дополнительных доводов в разных группах пиратов различалась. Наиболее активно скачивавшие ссылались также на то, что они «уже достаточно заплатили правообладателям» (19% нарушителей, входящих в топ-10%, против 7% из числа остальных), что «легальный контент чрезмерно дорог» (38% против 13%), что они не хотят ждать, пока контент станет доступен на официальных сервисах (19% против 8%), и что «индустрия зарабатывает достаточно» (19% против 8%). Таким образом, наиболее злостные нарушители чаще всего оправдывались экономическими соображениями об уже произведенных тратах («я уже платил зато, чтобы это увидеть», «я уже достаточно заплатил за контент», «у меня уже есть этот контент в другом формате»), неудовлетворенностью существующими легальными сервисами (чрезмерная дороговизна лицензионных копий, «я не готов долго ждать начала официального распространения интересного продукта») или же отсутствием сочувствия к правообладателям («никто не пострадал», «они и так зарабатывают слишком много», «я не должен платить за онлайновый контент»). Любопытно отметить: чем чаще пользователи нарушали авторское законодательство, тем больше доводов в свою защиту они приводили (верхние 10% — 4,9 причин, нижние 80% — 2,6).

Входящие в верхние 10% рейтинга нарушители, в сравнении с остальными, проявили гораздо большую готовность прекратить недобросовестную деятельность в следующих случаях: если появится сервис подписки на интересующий их контент (28% против 15%); если все необходимое будет доступно легально (27% против 19%); если легальные сервисы станут более удобными/гибкими (28% против 15%); если возникнут опасения, что на них подадут в суд (25% против 17%); если они получат от провайдера предупреждение об использовании их аккаунта в противозаконных целях (19% против 11%); а также если в СМИ появятся статьи о привлечении к ответственности других пиратов (13% против 7%). Примерно на равных все группы пользователей заявили, что они перестанут нарушать, если им «будет понятно, что законно, а что нет» или если они смогут «обращаться куда-то, чтобы проверить, легален ли тот иной продукт». Наконец, примерно 6-7% нарушителей в каждой группе уверены, что ничто не заставит их отказаться от скачивания или просмотра нелегальных материалов.

Безусловно, эти данные говорят лишь о готовности пользователей поступить определенным образом, но не о фактическом поведении. Тем не менее, авторы исследования уверены, что меры по принудительному осуществлению интеллектуальных прав могут быть весьма эффективны, особенно в отношении наиболее злостных нарушителей. Главное, чтобы принуждение и угрозы не обгоняли наиболее действенные меры — увеличение доступности легальных материалов. И этот вывод можно назвать одним из основных в данном исследовании — бороться с пиратством надо не принуждением к отказу от использования контента. Наоборот, контент должен стать максимально разнообразным и доступным. Без внедрения новых бизнес-моделей никак не обойтись. Но как показало британское исследование: те, кто потребляет много контента, готов и платить за него значительно больше. Тогда будет расти прибыль правообладателей, а средства налогоплательщиков перестанут растрачиваться на карательные операции. Ведь сегодня многие забывают о том, что финансирование разнообразных административных и уголовных правоприменительных процедур идет не за счет правообладателей, а за счет самих пользователей, налогоплательщиков. В результате, не только расходуются неэффективно их средства. Творческие результаты из-за ужесточения законодательных политик становятся все менее доступными. В то время как мы все лучше понимаем, что без доступного контента творческая активность всего общества сокращается. Разумная ли это цена: жертвовать интересами большинства ради удовлетворения потребностей немногих? Тем более когда есть действенные альтернативы.

Share:
  • PrintPrint
  • email hidden; JavaScript is required
  • PDFPDF
  • FacebookFacebook
  • TwitterTwitter
  • Google BookmarksGoogle Bookmarks
  • Add to favoritesAdd to favorites
  • RSSRSS
Количество просмотров: 638

1 комментарий

  1. Александр Фелицын:

    Интересная информация.

    Можно также посчитать, сколько нелицензионных материалов используется на 1 жителя за год. Если исходить из численности Великобритании в 63 миллиона, то из таблицы 2.3b получается:
    132 m / 63 m = 2.1 фильма в год
    1076 m / 63 m = 17.1 песни в год
    (Единственно, неясно, сколько из этого количества скачивается, а сколько воспроизводится онлайн.)

    Можно гадать как потребление контента в Великобритания соотносится с остальным миром. Но, в целом по миру, каждый год, наверно, получается где-то около 5-10 млрд. фильмов и 40-80 млрд. песен.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *