И вновь, подводя итоги уходящего года, обратимся к теме неординарных и курьезных судебных (и досудебных) дел в сфере интеллектуального права (предыдущий выпуск здесь). Как и прежде, они способны не только развлечь, но и дать представление о пробивающихся на свет тенденциях. А что может быть интереснее, чем совмещать развлечение и познание? Возможно, благодаря вашим идеям, навеянным подобными примерами, в следующем году мы увидим новые направления развития интеллектуального права, которое остро нуждается не в латании дыр, а в переосмыслении самих своих основ.

 Духи Рождества

Первое дело, о котором хотелось рассказать, рассматривалось в американском суде. Речь в нем шла, ни много ни мало, об интеллектуальных правах на… дом с привидениями. В нашем воображении сразу же рисуются дивные сюжеты, способные воплотиться на столь благодатной почве. Авторские права на описание трагической истории призраков, на их пугающие образы, на архитектурный проект старого особняка или мрачный дизайн его интерьеров, смежные права на звуки и мелодии, сопровождающие появление таинственных обитателей и гулким эхом раскатывающиеся под сводами темных, пустых галерей, ну или, скажем, патентные права на полезную модель в виде средств для отпугивания призраков, или их вызывания. Словом, есть где разгуляться фантазии. К сожалению, истцы в деле Winchester Mystery House, LLC v. Global Asylum, Inc. не использовали весь богатейший правовой потенциал спора о мистическом доме семьи Винчестер, известных оружейных мастеров. И ограничились обвинением ответчиков в том, что своим фильмом о призраках «Haunting of Winchester House» они нарушили права на товарный знак в виде названия дома с привидениями «Winchester House».

Надо отдать должное судье, использовавшему столь благоприятную возможность, чтобы расширить наше понимание пределов правовой охраны товарного знака. Он отметил, что охрана обозначения не должна сковывать свободу творчества. И если какое-то сочетание слов, помимо коммерческой функции, присущей товарным знакам, выполняет роль средства художественного выражения замысла иного лица (автора), то нарушения прав на товарный знак не будет, даже если автор получает при этом прибыль. В данном случае название дома является не только охраняемой маркой, но и историческим символом. Его использование вызывает у зрителей явные и предсказуемые ассоциации, что обогащает творческие возможности авторов фильма. Поэтому историческая природа Дома с призраками превосходит право его владельцев на товарный знак, которое, таким образом, не может служит средством ограничения свободы творчества.

 Что в имени тебе моем?

Любопытный юридический спор вспыхнул недавно в США относительно прав на онлайновый псевдоним. Хорошо известно, что многие пользователи сети Интернет, предпочитают используют при общении некие вымышленные прозвища вместо или в дополнение к своему обычному имени. И если право на имя давно известно, как быть с правами на онлайновое прозвище, пока не очень понятно. Возникает ли какой-то приоритет у того, кто начал его использовать первым? Насколько известным должен стать nickname? И на какой территории действуют права? Как соотносится право на сетевое прозвище с интеллектуальными правами? Вопросов пока гораздо больше, чем ответов. И юридической науке еще предстоит поломать копья, выясняя статус подобного обозначения.

Американская компания запустила недавно проект «moot.it» (обсуди это), предназначенный для дискуссий онлайновых и бизнес-сообществ. Был зарегистрирован соответствующий товарный знак. После этого компания обвинила американского же пользователя Криса Пула (Chris Poole) в нарушении прав на охраняемое обозначение своего проекта. Крис Пул использует сетевое прозвище «Moot». А поскольку он является автором достаточно популярного сервиса обмена изображениями 4Chan, об этом знают очень многие, что, по мнению юристов компании, повлечет введение в заблуждение их потенциальных клиентов. Вопрос в том, что Крис стал известен в глобальной сети под таким прозвищем с 2003 года, т.е. задолго до появления спорного сайта истцов. И он обоснованно полагает, что приобрел определенное преимущественное право его использовать, даже если оно пересекается с чужим товарным знаком. До суда дело еще не дошло. Стороны пока ведут переписку. Но итоги дела могут стать важным прецедентом для всего Интернет-сообщества.

 Битва с вирусами

Еще одна интересная категория дел связана с использованием известных Интернет-мемов в коммерческих целях. К мемам можно отнести массово копируемые и распространяемые культурные объекты: модные словечки, мелодии и, в частности, смешные изображения и ролики. «Вирусное видео» (вроде этой видеозарисовки, просмотренной почти 30 млн раз) в силу всеобщего внимания становятся лакомой добычей для нуждающихся в рекламе предпринимателей. Некоторые из них либо просто размещают подобные Интернет-мемы на своих страницах, либо используют их отдельные элементы в своей рекламе, либо создают собственные варианты на их основе. Поведение столь же предсказуемое, сколь и сопряженное с правовыми нарушениями. Что и показали разнообразные юридические перепалки в уходящем году. Правда, до судов они не доходили. Как предупреждают правоведы, массовое воспроизведение популярных роликов не делает их элементом неохраняемого фольклора. В один прекрасный день автор оригинального объекта может вспомнить о своих правах, особенно когда речь зайдет о получении кем-то прибыли с его творческого результата. Хотя известны примеры, когда правообладатели запрещают и вполне невинное некоммерческое использование их объектов в Интернет-мемах. Как это случилось с клипом «Never Gonna Give You Up» Рика Эстли в популярном меме «Rickroll» (когда гиперссылка на ожидаемый контент подменялась ссылкой на данный клип). Правообладатель в 2012 года получил судебный приказ для того, чтобы запретить размещение видеоролика в этих целях. Хотя позднее ролик все-таки вернулся в сеть. Видимо, мем, подобно вирусу, оказался сильнее лекарства.

 Заложники копирайта

В декабре 2012 года благополучно завершилось международное дело по иску американских правообладателей к британскому студенту Ричарду О’Двайеру (Richard O’Dwyer), создателю сайта TVShack.net со ссылками на пиратский контент. Британские власти приняли решение экстрадировать своего гражданина за нарушение авторских прав в США, где ему грозило тюремное заключение. К счастью, после двухлетних мытарств и обжалований американские правообладатели удовлетворились тем, что Ричард выплатит штраф в 20 000 фунтов стерлингов и подпишет обязательство никогда больше не нарушать копирайт. Теперь студент сможет вернуться к учебе у себя на родине. Высылка пирата отменена. В этой связи вспоминаются старые времена, когда пираты выбирали себе наиболее гостеприимные острова, откуда не выдавали бы за малейшие проступки. Подобный опыт, и случай с основателем сайта MegaUpload, показывает, что таких остается все меньше, а потребность в них ощущается все сильнее. Ведь, по некоторым оценкам, к пиратам можно отнести уже более половины потребителей, а все пользователи файлообменного сервиса BitTorrent вообще давно находятся «под колпаком».

 «Мы вам ничего не дадим показывать, мы вам сами все покажем!!!» (c) «Гараж»

Все наслышаны о различных казусах с внесением сайтов в черный список, который заработал в этом году. Стоит отметить, что на заграничном фронте борьбы с нелегальными сайтами тоже все далеко не так гладко. Например, компания Майкрософт настойчиво и небезуспешно пытается за нарушение копирайта запретить ссылки… на собственный поисковый сервис bing.com. По сообщению компании Google, не менее половины требований о прекращении нарушений и удалении ссылок на сайт bing.com получено от самой Майкрософт. Дело было связано с тем, что в поисковых результатах Google содержались ссылки на поисковые страницы Bing, где и приводились ссылки на нелегальные материалы. Таким образом, после выполнения подобных требований пиратский контент можно было найти только через сайт… Bing. Вот уж, действительно, «мы вам сами все покажем».

Но компания Майкрософт на этом не остановилась. В течение 2012 года за нарушение авторских прав она также пыталась запретить поисковым сервисам предоставлять доступ к вполне легальным материалам Wikipedia, BBC, CNN и даже правительства США! В итоге, эксперты начали серьезно обсуждать сковывающий свободу эффект авторского права (chilling effect), выражающийся в злоупотреблении цензурой. Посмотрим какие методы борьбы с этой напастью принесет новый год.

 Остановись мгновенье…

2012 год ознаменовался занимательным судебным делом, которое уже окрестили победой здравого смысла над авторским правом. Три американские вещательные компании подали в суд на компанию Dish Network, чьи видеомагнитофоны позволяют не просто записывать передачи для их более позднего просмотра (такой «time-shifting» вполне легален), но и полностью пропускать рекламные блоки, вместо обычной ускоренной перемотки. При этом истцы обвинили ответчика в нарушении… авторских прав на контент, поскольку передачи записывались в урезанном виде, не в том, какой был задуман их создателями. Авторское право, действительно, позволяет требовать сохранения целостности произведения. Но предполагать, что творческий замысел авторов передач изначально касался не только контента, но и дробящих его рекламных блоков, как-то уж весьма непривычно. Впрочем, кто знает.

Как бы то ни было, суд отказал истцам в выдаче судебного запрета в отношении спорного оборудования, указав на отсутствие невосполнимого ущерба законным интересам правообладателей. Возможно, окончательно точка еще не поставлена. И истцы предпримут новые попытки заставить потребителей смотреть рекламу, чтобы по достоинству оценивать содержание самих передач.

 Все лучшее — детям!

И в завершение еще об одной набирающей силу тенденции. Она связана не с интеллектуальным правом, а скорее с электронной коммерцией. Но может быть интересна очень многим. В социальных сетях и на мобильных устройствах широко распространены так называемые «freemium» игры: в них можно играть бесплатно, но за дополнительный функционал необходимо заплатить. С одной стороны, разработчики и правда не требуют денег за основную версию игры. Но, с другой стороны, наблюдается негативная тенденция, когда сюжет и настройки программируются таким образом, чтобы прохождение обычной версии игры было максимально затруднено или почти невозможно. В случае с детьми, которые все чаще становятся основной целевой аудиторией мобильных игр, это приводит к повышенным тратам родителей, а иногда к тратам и без их ведома. Детям сложнее осознать, что увлекательное действо иногда приходится бросать по неким эфемерным экономическим соображениям, а вовсе не по прихоти родителей. Естественно, непонимание и обиды — это не тот результат, на который рассчитывают родители, желая занять своего ребенка. Подобное случилось с детской игрой «My Little Pony: Friendship is Magic». Как подсчитали недовольные родители, ее прохождение без доплат потребует более 10 лет (!) ежедневной игры. В принципе, на этом можно было бы успокоиться — одной игры ребенку хватило бы на все детство. Но вряд ли справедливо так ограничивать выбор ребенка. Получив претензии, разработчик согласился немного упростить правила. В случае с игрой «Smurfs’ Village» стороны взаимопонимания не нашли, и дело было передано на рассмотрение суда США. Ждем результатов. В любом случае, активность потребителей подобных продуктов по защите своих интересов заметно растет.

Share:
  • PrintPrint
  • email hidden; JavaScript is required
  • PDFPDF
  • FacebookFacebook
  • TwitterTwitter
  • Google BookmarksGoogle Bookmarks
  • Add to favoritesAdd to favorites
  • RSSRSS
Количество просмотров: 929

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *