И вновь, хоть и с небольшим опозданием, расскажем о нескольких любопытных судебных делах по интеллектуальным правам, попавших в сферу общественного внимания в 2013 году. Некоторые из них производят впечатление, действительно, забавного казуса. Тогда как другие явно обозначают зарождение тенденции, с которой правоведам еще предстоит разбираться.

_

_

Дело о Шерлоке Холмсе

По мотивам произведений об известном британском сыщике до сих пор создается множество книг и фильмов (премьера очередного сезона популярного сериала как раз состоялась на днях). Этот литературный персонаж впервые увидел свет еще в позапрошлом веке, так что, казалось бы, может свободно заимствоваться всеми желающими. Действительно, согласно нормам международных соглашений, а также, к примеру, европейского и российского права, это возможно после 2000-го года, поскольку после смерти автора прошло уже более 70 лет. На территории США большая часть произведений о Шерлоке Холмсе также находится в общественном достоянии. Однако 10 последних рассказов, написанных после 1922 года, все еще охраняются копирайтом. Это связано с дополнительным правилом исчисления сроков действия прав — 95 лет после первой публикации. Фонд, управляющий литературным наследием А.Конан Дойла, давно лишившись большей части своей монополии, цепляется за уходящее и требует от американских издателей и продюсеров получать лицензии на любое заимствование персонажей Конан Дойла. Как ни странно, но многие соглашаются с такими условиями. Хотя логика фонда, конечно, сильно не дотягивает до блестящих рассуждений великого детектива: «поскольку образы Шерлока Холмса и доктора Ватсона непрерывно развиваются на протяжении всего Канона [собрания произведений], копирайт, охраняющий Десять Рассказов, должен распространяться на образы Шерлока Холмса и доктора Ватсона в целом, а равно на любые относящиеся к ним элементы повествования». Издатель Лесли Клингер (Leslie S. Klinger), напротив, уверен, что свободно могут использоваться любые элементы повествования, которые появились на страницах книг, срок охраны которых уже истек. За доказыванием этого он обратился в суд. Окружной суд Северного округа Иллинойса поддержал доводы истца. И указал, что за фондом остаются права лишь на те детали десяти рассказов, которые имеют творческий характер и являются новыми с точки зрения содержания всего цикла. Так, в силу общих принципов авторского права, не будут охраняться фабула, события и идеи последних рассказов.

По мнению судьи, любые продолжения и сиквелы представляют собой производные произведения. Из этого можно заключить, что ранее появившийся персонаж следует судьбе оригинальной книги. И если она перешла в общественное достояние, туда же попадает и сам персонаж. Так какая же часть произведений о Шерлоке Холмсе по-прежнему не может использоваться без согласия правообладателей? Сюжетные повороты, диалоги, персонажи, которые появились впервые лишь в 10 последних рассказах. Или же новые характеристики прежних героев. Поэтому охраняемыми элементами будут, например, вторая женитьба Ватсона, указание на его прежние навыки спортсмена, а также описание отхода Холмса от дел. Все эти детали впервые были упомянуты автором позднее 1922 года. Соответственно, упоминать об этих деталях в новых книгах можно лишь с согласия фонда. Обо всех остальных деталях, что стали известны публике ранее, можно писать свободно. Хотя, не все так просто. Фонд уведомил, что после прекращения срока копирайта он начал выдавать новые разрешения — теперь уже на использование имен персонажей, ведь они охраняются в качестве товарных знаков. А эта охрана может быть бесконечной. Так что пока частный детектив остается заложником частной собственности.

 Личное общественное достояние

Но есть примеры и более продолжительного существования именно авторских прав, по крайней мере, в общественном сознании. Наверно, не все знают, что самая известная песня на английском языке «Happy Birthday», написанная в 1893 году, до сих пор приносит миллионные прибыли одной музыкальной компании — Warner/Chappell Music, которая уверена, что владеет на нее авторскими правами. Даже те, кто сомневаются, все-таки платят 1500 долларов за лицензию, чтобы избежать возможного штрафа в 150 000 долларов. В результате, потворство публики создало невероятную правовую ситуацию: призрак давно усопшего права продолжает бродить по планете, принося своему покровителю колоссальную прибыль. Но нашлись смельчаки, своего рода охотники за привидениями, которые решили пролить свет на юридический сумрак, окутавший популярную песню. Они раздобыли доказательства, что права на нее истекли еще в 1921 году! Тогда как Warner/Chappell владеет правами лишь на одну из аранжировок для пианино. Которая, понятно, исполняется далеко не всегда. В наступившем году американский суд должен будет вынести свой окончательный вердикт. Правоведы обращают внимание еще на одну сторону этого необычного дела. Истцы подали не простой, а коллективный иск. Настаивая, чтобы ответчик возвратил все собранные лицензионные платежи за последние несколько лет. Если суд поддержит это требование, практика предъявления коллективных исков может стать мощным инструментом борьбы со злоупотреблением копирайтом.

 Всуе не упоминайте

Размещение товарных знаков в сети интернет порождает самые разнообразные споры. Пожалуй, самые известные из них: использование чужого товарного знака без согласия правообладателя в доменном имени, в мета-тегах или на страницах сайта, в ключевых словах общедоступных поисковых сервисов. Развитие технологий порождает все новые виды споров. Например, о незаконном использовании товарного знака в названии аккаунта в социальной сети. С еще одной разновидностью конфликтов столкнулся недавно британский суд.

Небольшая косметическая компания Lush Cosmetics подала в суд на крупнейший интернет-магазин Amazon. Последний не продавал продукцию под брендом Lush, однако активно использовал это обозначение в поисковом механизме на своем сайте. Когда посетитель онлайнового магазина указывал в запросе наименование бренда, поисковая система сайта услужливо предлагала ему широкий список продукции, которая якобы «Имеет отношение к Lush». Чаще всего это были однородные товары конкурентов. Косметическая компания увидела в действиях интернет-гиганта нарушение норм о конкуренции и товарных знаках, а заодно обвинила его в «пиратствующем капитализме». Дело будет рассматриваться в 2014 году. И обещает быть весьма интересным. Тем более, что ситуация не так проста, как кажется. Вроде бы очевидный пример защиты товарных знаков может обернуться запретом для интернет-магазинов предлагать своим покупателям альтернативу отсутствующим товарам. А, значит, это приведет к ухудшению сервиса. Уже продолжительное время многие критикуют навязчивую и неразборчивую защиту товарных знаков в интернете. Ведь нередко она сопряжена с ущемлением прав добросовестных пользователей и предпринимателей. Дело Lush может стать очередным водоразделом в бурном цифровом потоке.

 Патентным троллям неуютно при ярком свете софитов

Они предпочитают оставаться с жертвой один на один во мраке, чтобы от чувства безысходности та скорее шла на мировую. Но сообразительные жертвы понимают, что публичность увеличивает их шансы вырваться из цепких лап. И всеми силами стараются привлечь к своему делу внимание. Поэтому в одном американском деле патентный тролль Lumen View Technology потребовал от судьи запретить ответчику Findthebest.com раскрывать какую-либо информацию о ходе процесса и об обсуждаемых условиях отступного. Истец уверял, что без ордера, обязывающего ответчика хранить молчание, или попросту затыкающего ему рот (правило кляпа, «gag order»), владельцы Lumen View испытывают эмоциональные муки из-за ухудшения репутации фирмы, из-за участившихся нападок публики, обзывающей истца «нехорошими словами», да и вообще он якобы переживает дискомфорт, делая предложения откупиться от шантажа, о которых тут же становится всем известно. Тролль требовал, чтобы ответчику не только запретили обсуждать дело публично, но и принудили бы его «удалить из Интернета все его прежние публичные заявления, посты в блогах или информационные сообщения», которые касались судебного дела и переговоров сторон. Суд разумно отказался от удовлетворения подобного ходатайства. Указав, что для столь серьезного ограничения конституционного права на свободу слова он не видит никаких причин. Ответчик решил на этом не останавливаться. Воспользовавшись нормами RICO (Racketeer Influenced and Corrupt Organizations) Act, закона, разработанного для борьбы с мафией, он обвинил саму Lumen View в вымогательстве.

В минувшем году еще одно громкое дело было связано с троллем. Причем с троллем, устроившим свою пещеру в самом центре всемирной паутины. Откуда он и совершал набеги на всех, кто трудился в глобальной сети. Речь идет о компании Eolas, получившей еще в 1994 г. ряд патентов на компьютерные технологии и программы, лежащие в основе интернета. В дальнейшем владелец этой компании сколотил неплохой капитал, предъявляя претензии всем крупнейшим игрокам интернет-индустрии: Microsoft, Google, Adobe, eBay, Amazon, Yahoo и многим другим. В итоге, в дело вступился один из создателей интернета — ученый Тим Бернерс-Ли. Он энергично доказывал Патентному ведомству и суду, что все спорные технологии не могли быть предметом патентной охраны, поскольку не обладали изобретательским уровнем. Они либо уже были известны, или же явно следовали из принципов построения сети и логики ее развития. И вот летом 2013 г. апелляционный суд США утвердил решение, по которому патенты тролля были признаны недействительными. Эпическая победа еще раз привлекла общее внимание к двум важнейшим проблемам: борьбе с патентными троллями и недопустимости предоставления широкой патентной охраны компьютерным программам и технологиям, поскольку она ведет к ограничению развития и конкуренции. Осенью 2013 г. в Конгрессе США наконец-то появился законопроект, который, по мнению многих, сможет стать серьезным оружием против бесчинства троллей.

 Назвался груздем…

Следующий пример иллюстрирует колоссальную значимость сетевой самоидентификации, влияющей сегодня даже на офлайновую жизнь. Компьютерный разработчик Кори Туен (Corey Thuen), недовольный тем, что его компания перевела в проприетарный режим программу для защиты объектов энергетики от кибератак, которая создавалась изначально как продукт с открытым кодом, изготовил ее свободный аналог. При этом, по его словам, он не заимствовал исходный код программы, но лишь воссоздал ее фактическую функциональность. Языки программирования были совершенно иными. Несмотря на эти обстоятельства, бывший работодатель подал в суд на разработчика и его новую компанию. И вот тут началось самое интересное. Окружной суд Айдахо не только занял сторону истца, но и проявил беспрецедентные меры обеспечения его интересов, выдав ордер без извещения ответчиков. Он назвал недопустимым запланированный релиз программы, если ее коды останутся открытыми; личный компьютер Кори Туена был изъят для исследования, а на остальных компьютерах ответчикам было запрещено удалять или изменять что-либо, имеющее отношение к спорным программам. Как оказалось, подобная немилость была вызвана тем, что на сайте компании по компьютерной безопасности Southfork, созданной Кори Туеном, он и его коллеги называли себя хакерами («Мы любим взламывать вещи и не намерены останавливаться»). Судья не стал вникать в имеющиеся факты: какая разница, что компания Southfork занимается тестированием клиентских систем компьютерной безопасности, взламывая их и устраняя уязвимости; ну и что, что в компьютерной среде хакерами называют себя не только злоумышленники, но и вполне добропорядочные специалисты по безопасности; да и какая разница, что фирма ответчика сотрудничает с правительственными структурами, в том числе с ФБР. Раз считаешь себя хакером, значит, всегда готов преступить закон и спрятать следы преступления, — заключил судья. Приведем замечательные цитаты из ордера: «Выпуск продукта с открытым кодом затрагивает вопросы национальной безопасности… В дополнение, ответчики идентифицируют себя в качестве хакеров. Хорошо известна характеристика хакеров – они заметают свои следы… Преобладающее значение для Суда имеет доказательство, что ответчики, по их собственным словам, являются хакерами. Определяя себя таким способом, они ясно дают понять, что намерены публично раскрыть код, утаив свою роль в этом процессе». Что ж, похоже, судья нашел в споре о правах на ПО следы международного заговора, никак не меньше. Как бы то ни было, мы видим закрепление в судебной практике двух необычных презумпций: «открытый код программы опасен» и «любой хакер – злоумышленник». Очень надеемся, что они не приживутся.

 За гиперссылку – в ссылку

Неопределенный правовой статус гиперссылок давно уже порождает конфликтные ситуации. Например, некоторые суды признают размещение гиперссылок публичным распространением охраняемых произведений, т.е. нарушением авторского права. Возможно, некоторая ясность появится, когда Суд Европейского союза рассмотрит дело C-466/12 Svensson v Retriever Sverige AB. Ну а пока упомянем одно судебное дело, разбираемое в США. В нем журналист Баррет Браун (Barrett Brown) обвиняется в незаконном распространении средств электронной аутентификации, что является серьезным правонарушением. А суть дела довольно проста. Неизвестный выложил в сети интернет личные данные сотрудников правительственной организации. Ссылки на страницу с этой информацией многие журналисты упомянули в своих новостных статьях. Один из таких журналистов и был избран в качестве показательной жертвы. У суда и обвинения нет никаких сомнений, что он лично не крал персональные данные и не выкладывал их в интернете. Все, что он сделал – привел гиперссылку на веб-страницу. Но этого оказалось достаточно, чтобы возбудить дело.

 Копирайт как ultima ratio

Необычный шаг по защите коммерческой тайны предприняла недавно компания Apple. Она заявила, что текст договора, используемый ее сервисом iTunes Radio, не подлежит распространению и разглашению, поскольку охраняется… авторским правом. В принципе, договор вполне можно признать результатом интеллектуальной деятельности. Но тогда что, выдавать лицензии всем своим контрагентам? Конечно, на самом деле компания Apple обратилась к конструкции копирайта не из-за творческого, а коммерческого содержания контракта. Поскольку он был размещен на сайте новостного агентства, получившего текст из анонимного источника, сослаться на пункты контракта о конфиденциальности компания Apple не могла. Поэтому прибегла к требованию об удалении (DMCA takedown notice) по нормам авторского права, с угрозой обратиться в суд. Новостное агентство, в свою очередь, заручилось юридической поддержкой, и популярно объяснило Apple, что размещение контракта, даже по нормам авторского права, вполне правомерно, поскольку охватывается доктриной добросовестного использования (fair use). Текст договора был вывешен не в коммерческих целях, а для его критического обсуждения и сравнения с условиями конкурентов. По всей видимости, как раз то, чего Apple больше всего опасался, и обеспечит новостному сервису защиту от обвинений в нарушении копирайта.

В минувшем году произошел еще один курьезный случай применения копирайта. В Лондоне и на Бродвее было поставлено мультимедийное шоу Let It Be, посвященное истории группы The Beatles. Однако его создатели были обвинены в нарушении авторских прав на композиции и внешний вид участников группы The Beatles. Причем истцами выступили… создатели более раннего бродвейского шоу Rain с похожим содержанием. Они утверждали, что первыми додумались воссоздать на сцене образ музыкантов Beatles с их оригинальными прическами, сопровождая действие известными песнями группы. Что за дикость? — захочет воскликнуть торопливый читатель, но торопиться не стоит. Как нередко случается, вопрос был, на самом деле, связан не с охраной творчества, а с разделом добычи. Второе шоу было поставлено несколькими лицами из числа создателей первого. С использованием общих прежних наработок. Вот только прежним партнерам они планировали отдать 7% прибыли, тогда как те рассчитывали на 50%. А поскольку контракт между ними заключен не был, партнеры прибегли к «последнему доводу». Но если раньше таким доводом были пушки, то теперь, похоже, их место занял копирайт.

 Преданья старины глубокой

Представители самого известного африканского племени — масаи — заявили, что намерены бороться за свою интеллектуальную собственность. По оценкам специалистов, около 10 000 компаний по всему миру (Jaguar Land Rover, Louis Vuitton, Ralph Lauren, Calvin Klein и др.) используют их название для множества товаров: от автомобилей до одежды и юридических услуг. При этом само племя не получает ни цента. В минувшем году оно заявило о намерении ситуацию изменить, закрепить за собой права на основные объекты интеллектуальной собственности и получать за них прибыль, которая будет направлена на строительство водопроводов и школ для бедных деревень. Стоит заметить, что подобного рода движение — в защиту интересов коренных народов, в последние годы набирает все большую силу. Множество компаний заимствуют у традиционных сообществ на всех континентах самые разные объекты: названия, национальные символы, музыку, песни, легенды и сказания, традиции в изготовлении одежды и пищи, даже рецепты лечения от болезней, которые нередко патентуются крупными фармацевтическими компаниями как собственные изобретения. Чужая интеллектуальная собственность приносит громадные доходы, но лишь представителям развитых стран. Многие эксперты в сфере права призывают разрешить возникший конфликт, защитить интересы коренных народов, особенно малочисленных. Хотя путь, конечно, не будет легким. Сложно встроить в правовую систему права на объекты, существующие уже не одну сотню лет. Интеллектуальное право здесь — лишь один из элементов решения, далеко не самый эффективный. Тем не менее и оно может предложить свою помощь. Так что мы видим очередное направление для будущей модернизации интеллектуального права.

Share:
  • PrintPrint
  • email hidden; JavaScript is required
  • PDFPDF
  • FacebookFacebook
  • TwitterTwitter
  • Google BookmarksGoogle Bookmarks
  • Add to favoritesAdd to favorites
  • RSSRSS
Количество просмотров: 2 612

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *