Разгоревшийся недавно конфликт сервиса Литрес с разработчиками читалок электронных книг (здесь, здесь) привлек повышенное внимание к американскому закону DMCA (Digital Millennium Copyright Act). Конечно, это далеко не первый случай использования иностранных правовых механизмов российскими участниками. Но именно он стал предметом всеобщего обсуждения. Насколько предусмотренные им процедуры могут использоваться российскими правообладателями? Можно ли защититься от их претензий? И как уберечься от злоупотреблений? Вопросы эти далеко не праздные. Неверное применение процедур DMCA может повлечь отказ в защите прав, а также разного рода ответственность для участников спора. Раз уж этот неоднозначный правовой инструмент попал в руки российских умельцев, попробуем разобраться в основных принципах его работы чуть подробнее (более детальное описание процедуры дано в следующей статье).

DMCA позволяет правообладателю потребовать от владельца ресурса (провайдера онлайновых сервисов), на котором пользователи размещают контент, удалить нарушающие авторское право материалы. Цель данного закона – закрепить требования к провайдерам, позволяющие им освободиться от ответственности перед правообладателем за действия своих клиентов. Это необходимо для безопасной работы владельцев ресурсов, не имеющих возможности проверять все загружаемые материалы. И если провайдеры быстро отреагируют на уведомление о выявленных нарушениях, удалив подозрительный контент, претензий к ним не будет. В итоге, незамедлительное удаление спорного контента выступает не только самостоятельной обязанностью провайдера, но и своего рода индульгенцией, гарантирующей ему судебный иммунитет, даже если он нарушит какие-то иные обязанности. Если требование правообладателя было не вполне правомерным, то все претензии пострадавшие пользователи должны будут предъявлять именно правообладателю, а не владельцу сервиса. Исходя из этого, понятна заинтересованность провайдера в кратчайшие сроки устранить спорные материалы.

Что в итоге? В итоге, все негативные последствия падают исключительно на пользователей. Варианты ущемления их прав воплощают самые поразительные фантасмагории. Правообладатели пытаются удалять контент «с запасом», блокировать заведомо легальный контент или вообще собственные материалы. Так, издательство Pearson одним извещением об устранении блокирует почти 1,5 миллиона блогов преподавателей и студентов. Корпорация Майкрософт в 2012 году требует удаления вполне легального контента с сайтов Wikipedia, BBC, CNN, правительства США и даже ссылок на собственный поисковый сервис bing.com. А телевизионная сеть HBO настойчиво пытается удалять ссылки на… свой официальный сайт hbo.com из-за предполагаемого размещения на нем пиратских материалов. Но не стоит забывать о важном моменте: и американское, и российское законодательство содержат нормы, позволяющие привлечь к ответственности правообладателей, использующих инструменты защиты своих прав для давления на пользователей, извлечения необоснованной выгоды и, наконец, ограничения основополагающих прав человека.

Стоит обратить особое внимание на принципиальный момент – процедуры DMCA созданы для удаления контента, но не для борьбы с конкурирующими сервисами. Именно поэтому его нормы рассчитаны на провайдеров, которые пересылают, хранят контент или размещают указатели (в виде каталогов, гиперссылок и т.п.) на такой контент. Именно поэтому в извещении об устранении (takedown notice) правообладатель должен четко:

— пояснить, на какие именно произведения права уже нарушены на онлайновом сервисе;

— идентифицировать материалы, уже нарушившие авторские права или с которыми уже осуществляется незаконная деятельность на онлайновом сервисе, если такие материалы должны быть удалены или доступ к ним заблокирован; а также указать их местонахождение на онлайновом сервисе;

— заверить, что уже осуществляемое использование материалов способом, указанным в извещении, не было разрешено правообладателем.

Из сказанного очевидно: процедуры DMCA предназначены исключительно для быстрого пресечения уже совершающихся нарушений авторских прав. Теперь посмотрим, что же произошло в случае с Литрес. Как можно установить из сообщенных в Интернете сведений, Литрес жаловался а) на возможность загрузки пиратских версий книг в программы для чтения и б) на встроенные в такие программы ссылки на ресурсы, откуда можно скачать пиратские книги. Если все было именно так, то налицо грубое нарушение сразу американского и российского законодательства, которое может повлечь весьма серьезную ответственность. Очевидно, что подавать takedown notice можно лишь на размещение нелегального материала. Это имело бы место в случае, если бы сами программы для чтения нарушали авторские права Литрес на программное обеспечение, или в них был загружен пиратский контент самими разработчиками. Т.е., по сути, если бы сами программы являлись пиратским материалом. Но этого в данном случае не было. Первая претензия содержит лишь предположение о возможности последующих нарушений приобретателями программы. Пиратские книги по умолчанию не содержатся в самой программе и лишь могут быть загружены некоторыми пользователями. Вторая претензия акцентирует внимание на встроенной функции скачивания, которой, опять-таки, могут злоупотребить только сами пользователи программы. Что получается в результате? Первая претензия вообще не имела права на существование. С точки зрения процедуры DMCA, она представляет собой заведомо ложное обвинение разработчиков программ в якобы совершенном правонарушении. Вторая претензия, по большому счету, вообще должна была быть направлена не в магазины Google и Apple, а самим разработчикам программ для чтения. Ведь именно они в нашем случае являются теми самыми провайдерами, которые уполномочены рассматривать извещения правообладателей и выполнять процедуры DMCA. Именно они являются владельцами сервиса, содержащего ссылки на ресурсы, где может быть найден нелегальный контент; сервиса, на который пользователи имеют возможность загрузить свои пиратские материалы. Предустановленная ссылка на пиратский ресурс не является контентом, нарушающим какое-то конкретное авторское право. Она представляет собой тот самый «указатель на информационный ресурс», по аналогии с результатом поискового запроса, которую провайдер сервиса должен просто удалить, получив извещение об устранении. На основе таких же запросов разработчики программ должны были бы удалять нелегальные файлы, загруженные в программу пользователями. И то, если бы читалки представляли собой онлайновые сервисы, а не устанавливаемые на личные устройства программы (поскольку в последнем случае предъявление претензий к разработчикам программ возможно лишь в рамках обычного судебного производства, а не процедур DMCA). Но в рассматриваемой ситуации все было поставлено с ног на голову. Извещение об устранении было направлено одному провайдеру, который удалил сервис другого провайдера, который сам уполномочен удалять ссылки и контент пользователей. DMCA на такую чехарду явно не рассчитан.

Что мы имеем в результате? Как представляется, можно говорить о нарушении американского закона DMCA (заведомо ложное сообщение о нарушении авторских прав разработчиками программ) и российского гражданского законодательства (причинение имущественного ущерба путем препятствования законной предпринимательской деятельности) и законодательства о конкуренции.

Что в такой ситуации могут предпринять пострадавшие пользователи? Вариантов много, приведем лишь несколько на выбор.

Во-первых, незамедлительно направить встречные извещения с требованием восстановить удаленные программы. Провайдер будет обязан восстановить их в течение 14 дней (если иск от правообладателя не предъявлен в течение 10 дней). В восстановлении контента провайдер также крайне заинтересован. Поскольку ответственности за это (при наличии встречного извещения) перед правообладателем он уже не несет, а вот перед недовольным пострадавшим пользователем должен будет ответить в судебном порядке, если не отреагирует на встречное извещение. Так что для разблокирования контента требуется лишь подача пользователем извещения (и отсутствие иска от правообладателя). Никаких согласий или отказов от требований со стороны правообладателей дожидаться нет необходимости. Существуют опасения, что подача встречных извещений может навредить их автору, ведь они даются под угрозой ответственности за лжесвидетельство. Мы рассмотрим этот вопрос подробнее здесь. Но отметим, под такой угрозой необходимо лишь заявлять, что мы добросовестно убеждены в удалении наших материалов вследствие ошибки или их неверной идентификации. Разработчики программ, в нашем случае, могут заявить об этом совершенно спокойно. Но если пользователю заведомо известен нелегальный характер контента, то лучше не давать юридически обязывающих заверений. Вместо этого можно потребовать прекращения незаконных действий в судебном или административном порядке (в антимонопольном органе, пресекающем недобросовестную конкурентную практику).

Во-вторых, обратиться с иском в американский суд в связи с неправомерной подачей извещения об устранении. Недобросовестный инициатор такого извещения обязан возместить пострадавшим владельцам программ весь причиненный ущерб, включая судебные издержки и вознаграждение адвокатам.

В-третьих, потребовать устранения нарушений и полного возмещения имущественного вреда разработчики программ вправе в суде страны по своему месту жительства (ведения бизнеса), либо в России (по месту нахождения ответчика). Кроме того, можно попробовать доказать, что удаление программы из магазина приложений есть нарушение исключительных прав на ПО, что вполне вероятно. Исключительное право – это возможность использовать произведение (в данном случае ПО) любым способом по усмотрению его обладателя. Следовательно, умышленное создание препятствий в использовании произведения составляет нарушение исключительного права. Согласно ст. 1301 Гражданского кодекса РФ за нарушение исключительного права его владелец (т.е. разработчик ПО) вправе потребовать уплаты компенсации в размере от 10 тысяч до 5 миллионов рублей, без доказывания размера фактически причиненных ему убытков.

В-четвертых, владелец программы вправе потребовать привлечения инициатора ее удаления к ответственности за недобросовестную конкуренцию (ст. 14.33 КоАП, штраф на юридических лиц от 100 до 500 тысяч рублей).

Ну и напоследок практическая рекомендация. На сайте www.chillingeffects.org размещена специальная форма, помогающая быстро создать юридически-грамотное встречное извещение. Его необходимо направить агенту по DMCA провайдера, удалившего ваш контент, если вы уверены, что ваши права были нарушены.

Share:
  • PrintPrint
  • email hidden; JavaScript is required
  • PDFPDF
  • FacebookFacebook
  • TwitterTwitter
  • Google BookmarksGoogle Bookmarks
  • Add to favoritesAdd to favorites
  • RSSRSS
Количество просмотров: 715

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *